Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "В чужом пиру похмелье"

«Винная война», объявленная Россией Молдавии и Грузии, обернется ощутимыми политическими и экономическими последствиями для всех ее участников.Мил не будешь
   Политическая подоплека предпринятого главой Роспотребнадзора — главным санитарным врачом России Геннадием Онищенко настолько очевидна, что сегодня ее никто в Москве, по сути, и не пытается отрицать.

   «Раз они против России, значит, мы имеем право использовать любые, в том числе самые грубые и даже нечистоплотные, методы давления на них. Американцы так всегда действуют ради достижения своих интересов, а чем мы хуже?» — поделился своим видением высокопоставленный чиновник МИДа.

   Тем самым грузин и молдаван попытались приструнить — в частности, преодолеть их сопротивление присоединению России к ВТО и выработать у них «терпимое» отношение к самопровозглашенным территориям (Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия).

   Но ведь возможно и иное развитие событий. «Непокорные» республики преодолевают возникшие трудности, диверсифицируют экспорт, получают помощь Запада и в итоге окончательно «уплывают» из СНГ. С самим Содружеством теперь тоже не все ясно. Раз не соблюдаются главные положения многосторонних соглашений (предусматривающие разрешение споров и разногласий путем консультаций, а также институт независимых экспертиз) и коль скоро главный партнер в любой момент может нанести удар, тогда какой смысл в СНГ состоять?

   Стремительный выход «диссидентов» из орбиты российского влияния может подкрепляться не только западным вектором их политики. Михаил Саакашвили, к примеру, побывал на минувшей неделе в Пекине, где договорился о расширении торговли (в том числе вином), а также добился от КНР прощения $3-миллионного долга. Пустячок, а приятно.

   И это еще не все. Раз Москва твердо встала на путь торговых войн с соседями, то, совершенно очевидно, ей вовсе ни к чему членство в ВТО. Ведь нормы этой организации не только жестко регулируют правила фитосанитарного и санитарно-эпидемиологического контроля, но и ограничивают возможности различных групп продавливать внешнеполитические решения в своих интересах. С другой стороны, «газовые», «винные» и прочие войны, развязанные Россией на постсоветском пространстве, поубавят желания у американского Конгресса снять перед саммитом G-8 барьеры на ее членство в ВТО.

Что пить будем?
   Последствий «винной войны» для российского бизнеса и российских потребителей тоже не избежать. По словам президента Союза виноградарей и виноделов России Валерия Логинова, ему неизвестно, чтобы российские предприниматели владели мощностями по производству вина в Молдавии или Грузии: «Наши бизнесмены не владеют, а контролируют многие предприятия в Молдавии. То есть делают им заказы, а потом импортируют этот товар в Россию». Конечно, компании, которые занимались исключительно импортом молдавского или грузинского вина, пострадают. Но таковых всего около 20%. В основном импортеры имеют большой портфель продукции, так что от введенного запрета они не разорятся. Некоторые сложности возникнут у российских производителей из-за запрета на ввоз молдавских виноматериалов. Примерно 60% всех виноматериалов, из которых россияне делают свои вина, — импортные. Но, по словам Логинова, на Молдавию приходится всего около 15—20%. Есть много предложений о поставках из Испании, Франции, Южной Америки. Тем же компаниям, которые ориентировались на молдавскую закваску, несложно перестроиться на другого поставщика, на это понадобится один-два месяца.

   Российские виноделы, понимая выгодность ситуации, начали активно наращивать производство. По словам Логинова, отечественная винная продукция долгие годы не могла конкурировать с импортом, хотя по себестоимости была дешевле молдавской на 10—15%. После того как в июне 2001 года ввели систему акцизных складов, российские производители потеряли около 60% своих объемов. В то время как молдавские вина, минуя таможню, свободно перемещались по стране.

   По утверждению главы компании «Вилла винифера» (производителя и импортера болгарских вин) Бориса Кючукова, сразу после запрета на ввоз в Россию молдавских и грузинских вин на рынке начался ажиотажный спрос и на болгарские вина, которые стоят примерно столько же, сколько и молдавские. Стоимость бутылки молдавского составляет 80—90 рублей, дешевые болгарские идут по 90—120 рублей, а французская и испанская продукция стоит в районе 120—140 рублей. Если политики не договорятся, то, по прикидкам Кючукова, болгарские вина, которые сегодня занимают всего 10—15% нашего рынка, могут претендовать на 70% от здешней молдавской и грузинской доли. Болгарский производитель также убежден, что молдавские вина, продававшиеся на нашем рынке по 60—80 рублей, как таковыми винами вообще не являются. В прошлом году 1 кг винограда (дает пол-литра сока) стоил 40 евроцентов. А если учесть стоимость обработки и вложенного труда, то производство одной бутылки вина не может быть дешевле 2,5—3 евро.

   Кстати, по оценкам независимого эксперта винного рынка Дмитрия Косырева, нормального грузинского вина дешевле 150—200 рублей тоже не бывает — его себестоимость составляет 4 евро. «Мы сразу отказались и от грузинских, и от молдавских вин, — говорит Влада Лесниченко, PR-директор виноторговой компании СИМПЛ, импортирующей итальянские вина экономичного сегмента. — Сегодня в Грузии половину виноградников выкупили иностранцы. Они везут туда дешевое заграничное сырье, добавляют грузинские виноматериалы и везут в Россию, выдавая это за вино».

   Запрет на молдавские и грузинские вина на руку таким компаниям, как СИМПЛ. Например, Лесниченко уверена: продажи вин по 5—6 евро за литр увеличатся не менее чем в пять раз.

   Но глава Национального союза участников алкогольного рынка Осман Парагульгов сомневается, что любители дешевого вина тут же набросятся на качественный товар: «Они не будут пить водку и элитные напитки, поскольку это слишком дорого. И не перейдут на пиво, ибо пиво тоже не дешево и вообще его потребитель уже давно определился. Скорее всего, они перейдут на суррогаты отечественного производства, как винного типа, так и более крепкие варианты — разные настойки на техническом спирте».

   Правда, водочный и пивной сегменты все же могут вырасти к осени, однако это связано с техническими проблемами. С 1 апреля импорт спиртных напитков остановлен, так как до сих пор не запущена новая система маркировки этого товара акцизными марками. В лучшем случае первая партия импорта может поступить в РФ только в сентябре. А поскольку возможности отечественных производителей пока ограничены, на рынке возникнет дефицит вина. И тут уж любишь не любишь, а придется перебиваться с пива на водку.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK