Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Вещи Олега"

У владельца группы компаний «Сибирский алюминий» Олега Дерипаски особая манера говорить: ровно, без интонаций. Друзья шутят: «Конечно, если держать в голове всю информацию — от зарплаты главного бухгалтера до сводок с последних биржевых торгов — голова начнет давать сбои».Звезды светят не всем

Олег Владимирович родился 2 января 1968 года в Дзержинске Горьковской области. О его отце абсолютно ничего не известно, зато мама для Олега Владимировича единственный и непререкаемый авторитет. Сейчас, правда, за карьерой сына она следит издалека: живет г-жа Дерипаска теперь то в Париже, где у нее квартира, то на Кипре, то в Москве.
В 1985-м Олег поступил на экономический факультет МГУ, который окончил через восемь лет с отличием (лишних два года ушли на службу в армии). Один из сокурсников Дерипаски рассказывает: «Он был очень активный мальчик, из тех ребят, которые еще в университете почуяли, что можно не дожидаться получения диплома, а начинать делать деньги прямо сейчас. Сначала работал в студенческих стройотрядах, потом начал активно заниматься, как принято было считать в те годы, спекуляцией. Был очень деловой. Мог что-нибудь страшно дефицитное достать, что-то организовать».
До сих пор ходят слухи о суперсделке, когда Дерипаска продал десятки тонн сахара какой-то государственной организации. Тогда доллар так скакнул (а цена, конечно же, была в долларах), что юный предприниматель оказался в сказочном выигрыше.
Уже на последних курсах экономфака, отслужив в армии, студент Дерипаска стал финдиректором некоего ТОО «Военная инвестиционно-финансовая компания». Этот загадочный эпизод биографии алюминиевого магната всегда привлекал внимание служб безопасности конкурентов Дерипаски. Кое-кто намекал, что именно в это время он установил контакты с КГБ, которые ему очень помогли в дальнейшем.
Но по-настоящему горячие времена для Дерипаски настали, когда он пришел брокером на Российскую товарно-сырьевую биржу. Отец-основатель РТСБ Константин Боровой вспоминает: «Дерипаска показался мне настоящим яппи. Молодой профессионал, образованный управленец, владеет современными технологиями менеджмента — этот тип людей везде одинаков, я таких встречал и в России, и на Уолл-стрите. Помню, мы обсуждали проблему франчайзинга и он высказывал очень современные мысли такого американского типа».
На РТСБ Дерипаска торговал пакетами алюминиевых заводов. Прямо как отцы российского толлинга братья Черные. Говорят, именно они попросили юного, но активного брокера скупить для них контрольный пакет СаАЗа.
Дерипаска покупал СаАЗ для них. Но прикупил акций и себе. Благодаря чему смог войти в совет директоров алюминиевого завода. Тогда гендиректором СаАЗа собирались избрать Токарева. Но накануне произошло событие, после которого карты легли и звезды встали в пользу кандидатуры Дерипаски. Буквально за день до голосования Токарев имел неосторожность встретиться с прилетевшим в Саяногорск представителем американской фирмы AIOC, имевшей большие виды на завод. Заподозрив неладное, представитель братьев Черных на СаАЗе — им в то время был небезызвестный Владимир Лисин — забраковал Токарева и сделал гендиректором Олега Дерипаску.
Впрочем, это только говорится — «сделал». Битва за СаАЗ тогда, в 1994-м, была нешуточная. Пару раз Дерипаске угрожали — рассказывают, ему звонил некий Татаренков, в определенных кругах больше известный как Татарин, и говорил: «Все, ты труп». Исходя из того, что Дерипаска жив, а Татарин позднее был арестован в Греции, можно сделать вывод о силе и мощи самого Дерипаски и людей, стоящих за ним. Горожане рассказывают, что Дерипаска «понавез в службу безопасности столько людей в погонах, что на СаАЗе стало светло от звезд».
Как бы то ни было — завод преобразился. Дерипаска проявил себя жестким и даже жестоким организатором. Выплавка алюминия с 250 тысяч выросла до 390 тысяч тонн в год, а численность людей сократилась вдвое. По словам людей сведущих, в тот период Олег Дерипаска зарекомендовал себя весьма квалифицированным менеджером — с хорошей реакцией, амбициями. Говорили, что перспективы у этого парня неплохие. И будто бы именно в то время Олег Сосковец посоветовал «воспитаннику» получить дополнительное образование и поступить в знаменитую Плешку — Московский институт народного хозяйства. Олег Владимирович незамедлительно последовал совету старшего коллеги.
Но в Москве его преследовал шлейф братьев Черных. Это страшно не нравилось Олегу Владимировичу, и он сделал гениальный пиаровский ход.
У Бориса Березовского две дочери. Одна из них Лиза, девушка хорошая, но непутевая. То в милицию за наркотики загремит, то московские тусовщики ей квартиру сожгут. Так вот, рассказывают, что в одном из разговоров с Юрием Шляфштейном, гендиректором БрАЗа, Олег помянул Лизу слишком теплым словом. По Москве тут же поползли слухи, что молодой магнат ухаживает за старшей дочерью Березовского и вот-вот породнится с ним. Более подходящую пару для яппи Дерипаски, чем богемная Лиза, было бы трудно придумать. Но своей цели Олег Владимирович достиг: благодаря интриге с Лизой из «человека братьев Черных» он превратился в «человека Березовского», что по тем временам звучало хоть немного, но все-таки лучше.
Впрочем, сегодня человеком Березовского называют Льва Черного. Или, наоборот, Бориса Абрамовича величают «человеком Черного»? Однако время уже другое.
Этот тяжелый алюминий

А в феврале прошлого года Олег Владимирович стал единоличным хозяином СаАЗа. До этого у него не было контрольного пакета акций предприятия — только 39%. Втихаря, не сказав никому, он купил 5% у «Саломон бразерз». Еще 15% акций принадлежало государству — этим пакетом через своего представителя на заводе управлял фонд имущества Республики Хакасия, и, наконец, 37,5% приходились на долю трех зарубежных компаний, входящих в корпорацию Льва Черного Trans-World Group. Такое положение дел категорически не устраивало Олега Владимировича. Экстренно собрав внеочередное собрание акционеров (представители братьев Черных, до этого особо не горевшие желанием посещать собрания акционеров СаАЗа, после разрыва отношений жаловались, что их пригласить забыли), совет директоров СаАЗа во главе с гендиректором Дерипаской принял решение об увеличении уставного капитала завода и о дополнительной эмиссии акций. Сказано — сделано. В результате проведенной эмиссии контрольный пакет оказался у Дерипаски, а доля иностранных инвесторов и государства уменьшилась до 15% и 6,5% соответственно. TWG многократно обращалась в суд, указывая на ряд процедурных нарушений во время проведения собрания акционеров — но безрезультатно.
Корпорация принялась апеллировать к другому пострадавшему — государству. Тогда, чтобы не дразнить гусей, Олег Владимирович из своего пакета отдал государству недостающие девять процентов стоимостью $10 млн.
С той поры Олег Владимирович тратит огромные деньги на личную охрану (репутация братьев Черных не улучшилась с той поры, среди врагов появился и Анатолий Быков). Говорят, телохранители Дерипаски носят автоматы (это не разрешено законом о ЧОПах). А о его доме просто слагают легенды. Говорят, одна прачечная на его участке — размером с хороший коттедж.
Летает Олег Владимирович на личном «Як-40», ездит на бронированном «Мерседесе-600» стоимостью более полумиллиона долларов. СаАЗ находится на территории Хакасии, и Лебедь-младший к мнению Дерипаски, мягко говоря, прислушивается. Рассказывают, когда Дерипаска прилетает в свою вотчину, его встречает полностью расчищенная от посторонних машин трасса, а гаишники в белых перчатках отдают ему честь.
Ах, Самара-городок…

Как всякий хороший танцор нуждается в партнерше, так и Олег Дерипаска всегда испытывал необходимость в дружественных ему политиках. В 1998 году он подружился с самарским губернатором Константином Титовым. Но это было потом, а сначала Дерипаска просто прикупил для своей империи расположенное в Самаре АО «Самеко». Некогда гремевшее на всю Россию металлургическое предприятие к моменту покупки влачило жалкое существование: объемы производства падали, долги росли, с каждым днем все напряженнее становились отношения с местными властями. Хозяин «Самеко» Инкомбанк не знал, что делать с надоевшим металлургическим комбинатом. Зато это знал Дерипаска: «Самеко», выпускавшее алюминиевый прокат, было жизненно необходимо «Сибирскому алюминию». Да вот беда: долги комбината к зиме 1998 года достигли астрономических размеров — миллиарда рублей. Тем не менее глава «Сибирского алюминия», не раздумывая, выкупил за несколько десятков миллионов долларов контрольный пакет акций комбината.
Вскоре на «Самеко» началась реструктуризация, и все более-менее ликвидные активы стали передаваться на баланс свободным от долгов юридическим лицам. Как правило, процессы такого рода идут с большим шумом, сопровождаясь гневными выступлениями местных властей и выпадами со стороны обиженных кредиторов. В Самаре этого не было. Но было сокращение людей. Тем, кто остался, зарплату платили стабильно. Производство продукции на заводе возросло с 3 тысяч тонн до 12 тысяч. И опять же на завод вместе с Дерипаской пришли те же военная дисциплина, порядок.
Говорят, что знакомство молодого магната и самарского губернатора Константина Титова произошло как бы невзначай: однажды вечером на государственной даче они просто встретились. Встретились и с тех пор стали неразлучны. Теперь, нанося любой более-менее значимый визит, Титов берет Дерипаску с собой. Не отказывает губернатор и просьбам друга, если тому требуется присутствие Титова на тех или иных своих мероприятиях. Причина взаимных симпатий объяснялась просто: Титову требовались влиятельные московские союзники, а Дерипаске — поддержка местных властей на тех территориях, где расположены его предприятия.
Тем временем «Самеко» было объявлено банкротом, а на его основе возникло АО «Самарский металлургический завод», объемы производства которого постоянно росли.
Титов же способствовал тому, что «Сибирский алюминий» приобрел АО «Авиакор» — одно из ведущих в стране авиационных предприятий. В то, что «Авиакор» можно поднять, мало кто верил, но сам Дерипаска в одном из интервью объяснил покупку просто: «Мы будем выпускать дешевые самолеты, стоимостью 7—8 миллионов долларов».
Так Дерипаска переквалифицировался из металлурга в авиастроителя. А заодно приобрел лишний козырь в своих планах по завоеванию Украины и ее предприятий. Дело в том, что «Авиакор» тесно завязан в планах по производству двух российско-украинских самолетов — «Ан-140» и «Ан-70». Прежнего руководителя «Авиакора» Льва Хасиса Дерипаска назначил вице-президентом «Сибирского алюминия». Почему? Потому что Лев Хасис — зять адвоката Барщевского, обслуживающего главного стратегического партнера Олега Владимировича — Чубайса. А сегодня Барщевский защищает интересы и самого Дерипаски.
После покупки самарских предприятий Дерипаска задумался о том, как бы ему вообще переехать в Самару, и даже пообещал Титову перенести туда юридический адрес своих предприятий. Вскоре менеджерам группы было объявлено о предстоящем переезде. В московском офисе началась паника: столичные управленцы явно не хотели переезжать на Волгу. Самого Дерипаску это не интересовало. У него был присмотрен коттедж в элитарном месте — на Первой просеке, рядом с дачей Титова.
Впрочем, пока Дерипаска не переехал в Самару. Тем не менее его самарские истории все еще продолжаются: глава «Сибирского алюминия» очень хочет подружиться с ВАЗом. Один раз он приехал на Волжский автозавод, заручившись перед этим поддержкой Титова. Но убеленным сединами вазовским генералам, всегда отличавшимся повышенным самомнением, едва перешагнувший 30-летнимй рубеж Дерипаска, видимо, кажется юнцом. А потому, выслушав его, они спокойно продолжали покупать алюминиевый прокат у его конкурентов — даже по очень завышенным ценам.
Право на личную жизнь

Как уже было сказано, система компаний, управляемых Дерипаской, работает как четко отлаженная военная машина. Слово хозяина тут закон. И не только слово. Если Дерипаска любит пить зеленый чай — эту привычку приобретает весь высший менеджмент «Сибирского алюминия». Негласный девиз Олега Владимировича, которому следуют в компании: «Никакой личной жизни». Глядя на то, сколько Олег Владимирович работает, наблюдатели гадают, как же такому вечно занятому человеку удается выкраивать время на личную жизнь. Однако удается.
Была, говорят, близкая подруга, практически гражданская жена Дерипаски — всем известная диктор ОРТ Александра Буратаева. Несколько месяцев назад она заявила о намерении баллотироваться в депутаты Госдумы. Финансовым двигателем и рычагом, как нетрудно догадаться, выступила группа «Сибирский алюминий». Г-же Буратаевой была отведена важная роль — отобрать голоса у идущего по тому же округу Альберта Макашова. Но потом сценарий выступления телеведущей на политической сцене переписали, и теперь г-жа Буратаева, уже по партитуре Бориса Березовского и Льва Черного, борется в Калмыкии за голоса избирателей против жены московского мэра Елены Батуриной, попутно обвинив своих бывших соратников — Дерипаску и Титова — во всех смертных грехах.
***

В Самаре Дерипаска дружит с Аветисяном, главой местной ФПГ «Волгопромгаз». Вскоре после очередной отставки очередного правительства Аветисян грустно рассказывал друзьям: «Сегодня общался с Олегом. Он опять не премьер».

ИННА ЛУКЬЯНОВА, ДМИТРИЙ СУРЬЯНИНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK