Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Военный банк данных"

Намерение правительства в преддверии выборов резко увеличить объем финансирования армии и предприятий ВПК, а также погасить последним долги по госзаказу не могло не привлечь внимания всех заинтересованных сторон. К предстоящей борьбе за госфинансы все готовятся по разному: предприятия ВПК лоббируют свои интересы во властных структурах, банки пытаются наладить отношения с оборонщиками. Мудрее всех поступило Минобороны, семимильными шагами завершающее создание собственного Военного банка.Самострой

Еще совсем недавно подавляющее большинство предприятий ВПК влачило жалкое существование. Однако в нынешнем году правительство наконец-то вняло мольбам генералов от оборонки и приняло решение серьезно увеличить расходы на оборону.
Однако от большого государственного пирога коммерческим банкам могут остаться лишь жалкие крохи. Денежки армии и ВПК намерено контролировать Минобороны. Через свой собственный Военный банк.
Решение о создании Военного банка на базе Восточно-Европейского инвестиционного банка (ВЕИБ) было принято летом нынешнего года. Последний имел давние связи с Минобороны. Еще с 1996 года на карточки банка начислялась зарплата сотрудникам Генштаба и Главного управления бюджета и финансирования Минобороны. Банк обслуживал также счета ВСК и различных военно-строительных предприятий Минобороны. Руководит банком экс-исполнительный вице-президент ТОКОбанка и экс-заместитель начальника Главного управления военного бюджета и финансирования МО (возглавляет Георгий Олейник) Владимир Юрков. По сведениям «Профиля», именно господам Олейнику и Юркову принадлежит идея создания банка, подконтрольного Минобороны. Причем первый осуществлял общее руководство идеей, включая лоббирование ее в кабинетах вышестоящего начальства. Юрков же, как бывший банкир, разработал схему создания банка.
Поскольку само Минобороны не может иметь долю в банках, было решено на первом этапе получить от акционеров доверенность на управление контрольным пакетом акций (этого закон не запрещает). Что и было сделано. Формально доверенность выписана на Главное управление военного бюджета и финансирование Минобороны. Голосует же акциями его начальник — Георгий Олейник. Кроме того, был образован попечительский совет банка, в который вошли сплошь высокопоставленные представители Минобороны в ранге от начальника управления до замминистра.
Вторым шагом стала конвертация долгов ВЕИБа перед Минобороны (осенью прошлого года на счетах МО в этом банке зависло 350 млн. рублей) в облигации. Они будут затем конвертированы в акции Военного банка. Разумеется, весь объем эмиссии оказался в руках Минобороны. Сейчас военное ведомство вместе с руководством банка размещает эти облигации среди различных предприятий ВПК. При этом понятно, что в сложившейся ситуации Минобороны вольно по своему усмотрению формировать список новых акционеров Военного банка, допуская в него лишь нужные ему структуры.
Не бойтесь военных

Появление на рынке нового игрока не могло не встревожить коммерческие банки. Опрошенные «Профилем» финансисты все как один полагают, что Минобороны намерено закачать в новый банк средства на оплату госзаказа и волевым решением перевести в него на обслуживание большую часть предприятий ВПК.
Эти опасения усиливает появившаяся информация о желании Минобороны напрямую подчинить себе предприятия ВПК, тогда как сейчас ими управляет Мингосимущества. Такая мера содержится в проекте документа по реформированию военной организации государства, представленном Генштабом в Совет безопасности. Детали проекта пока держатся в тайне. Поэтому механизм передачи Минобороны контроля над ВПК пока неизвестен. Однако можно предположить, что военные добиваются права управлять государственными предприятиями и пакетами акций оборонных заводов, принадлежащих государству (а это более 70% предприятий ВПК). Если подобный план будет реализован, Министерство обороны станет не только заказчиком оборонной продукции, но и исполнителем оборонного заказа. А значит, сможет абсолютно бесконтрольно распоряжаться средствами, отпущенными на финансирование госзаказа.
Правда, пока планам Минобороны по установлению контроля над ВПК активно противодействует комитет Государственной думы по обороне. Он представил в рабочую группу Совета безопасности России свой, альтернативный генштабовскому проект предложений по реорганизации военной отрасли. В нем, наоборот, предлагается урезать полномочия Минобороны до минимума. А именно в сфере ВПК оставить все как есть. А для управление войсками ввести должность главнокомандующего Вооруженных Сил (не путать с президентом — верховным главнокомандующим), которому подчинялись бы все войска — пограничные, внутренние, железнодорожные, гражданской обороны, ФАПСИ и формирования специального назначения.
Кроме того, Военный банк при всем его огромном потенциале (прежде всего лоббистском) пока не в состоянии «переварить» все финансовые потоки Минобороны. Начать с того, что у него в наличии всего четыре филиала — в Санкт-Петербурге, Белгороде и подмосковных Мытищах с Жуковским. А головной офис банка находится на территории Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. Причем не где-нибудь, а в помещении студенческой столовой. На первом этаже подрастающие аграрии пьют пиво, а на втором, отгородившись от молодежи железными решетками, работают банкиры.
Пока оборот Военного банка в среднем составляет около 500 млн. рублей в месяц. Это значит, что в среднем он делает 20—30 проводок в день, что крайне мало даже для мелкого банка. Так что, если перевести в новую структуру хотя бы 10% средств, которые запланировано выделить на нужды обороны в будущем году, банк просто не справится с обслуживанием этих денег (не говоря уж о том, что нарушит все нормативы ЦБ). Кроме того, по подсчетам «Профиля», капитал Военного банка на 1 октября был отрицательным (минус 87 млн. рублей). Дело в том, что по методике рейтинга происходит отсечение от капитала средств, отнесенных на счета «прочие дебиторы». Связано это с тем, что на них могут быть как прибыль, так и убытки. А в балансах по счетам второго порядка, которые публикуют банки, эта расшифровка отсутствует. Так вот, у Военного банка на счета «прочие дебиторы» отнесено 176 млн. рублей. Правда, как заявил Владимир Юрков, на них у банка исключительно ликвидные активы, а не убытки. Возможно, так оно и есть.
Как пояснил «Профилю» Владимир Юрков, в Военном банке не рассчитывают на обслуживание бюджетных потоков или счетов крупных оборонных компаний, особенно имеющих право экспортировать оружие (таких как «Росвооружение», «Промэкспорт»). Ведь они уже давно являются клиентами гораздо более крупных банков.
Владимир Юрков: «Мы не претендуем на бюджетные деньги. Пусть они идут как угодно — хоть через казначейство, хоть через полевые учреждения ЦБ. Но есть ряд потоков, связанных с коммерческой деятельностью Вооруженных Сил, которые мы можем обслужить. Скажем, дали части средства на закупку продовольствия. И она затем должна перечислить их фирмам-поставщикам. Вот последние и должны обслуживаться в коммерческих банках. В том числе они могут попасть в наш банк. Иными словами, мы нацелены на работу с получателями бюджетных денег. Мы бы хотели включиться и в процесс погашения задолженности предприятиям ВПК по госзаказу.
Что же касается общих целей создания банка, то они предельно просты. Минобороны необходимо консолидировать свои финансовые потоки, которые сейчас распылены по многим банкам.
На возможные обвинения в построении «кормушки» мне хотелось бы ответить следующим образом. Для того чтобы ее создать, не надо затевать такой грандиозный проект. Достаточно на двух-трех сделках соорудить маленький банчок и кормиться себе всю оставшуюся жизнь. Просто нет смысла называть себя Военным банком и громко заявлять о себе».

ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ (Агентство военных новостей), ДМИТРИЙ СИМАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK