Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Всадница с головой"

Народная молва гласит: или умна — или красива, или богата — или образованна, или хорошая жена — или заядлая карьеристка. Наталия Анисимова, глава аудиторской фирмы «Аудит-технология», в карьере более чем успешна и по всем раскладам должна быть одиноким синим чулком. Но своей семьей она гордится ничуть не меньше, чем собственной компанией.Светлана Петрова: Наталия Сергеевна, вы возглавляете аудиторскую фирму, ваш супруг, Виталий Коханенко, руководит корпорацией «Стерх», одной из крупнейших в Москве по операциям с недвижимостью. Вы и познакомились на почве бизнеса?
Наталия Анисимова: Нет, мы познакомились и поженились в середине 80-х, когда о собственном бизнесе никто и не мечтал. Я училась на втором курсе юрфака МГУ, а Виталий преподавал в Плехановском институте.
Мой дедушка, Евгений Васильевич Анисимов, тридцать лет руководил Арбитражным судом СССР. Он очень переживал, что его сын, мой папа, по его стопам не пошел, и все надежды на продолжение династии возлагал на меня. Когда я была ребенком, дедушка иногда брал меня с собой на работу. Его кабинет располагался в здании рядом с ГУМом, и из огромных окон можно было наблюдать парад на Красной площади. Естественно, дома у нас бывали известные адвокаты, разговоры шли о судебных процессах. Так что вопрос «кем быть?» решился для меня сам собой.
Несмотря на то, что дед занимал высокий пост, в университет я поступала без протекции. Год ходила к репетиторам, отлично подготовилась и ни на минуту не сомневалась, что поступлю.
С.П.: Вы выбрали гражданское право?
Н.А.: Да. Когда работаешь адвокатом по уголовным делам, подзащитного тебе могут назначить в обязательном порядке, не считаясь с твоим мнением. А мнение это может быть весьма негативным, и побороть его очень сложно.
С.П.: Но вернемся к вашему неслужебному роману. Итак, вы учились на юрфаке и вот однажды…
Н.С.: Однажды летом я осталась на даче одна. Ближе к вечеру мы с подругой пошли играть в теннис, благо в Серебряном бору, где находилось дача, были неплохие корты. Вообще-то мне полагалось после десяти быть дома, но тут — редкий случай — следить за соблюдением режима было некому. Рядом с кортом ребята с соседних дач играли в футбол, и среди них был мой будущий муж.
С.П.: Кто на кого обратил внимание?
Н.А.: Мне кажется, это я первой заметила Виталия. Когда стало совсем темно, молодые люди вызвались проводить нас домой, и я выбрала в провожатые именно его. Так мы познакомились, стали встречаться и через полтора года поженились.
С.П.: И как складывалась семейная жизнь?
Н.А.: В 1988 году я окончила университет. На последнем курсе родила дочь Кристину и два года просидела с ребенком. А Виталий в это время писал диссертацию (в 1990-м он защитил кандидатскую, в 1996-м — докторскую) и параллельно участвовал в начавшем набирать обороты кооперативном движении. Так как тема его диссертации была связана с вопросами приватизации, у него очень органично получилось в нарождавшийся капитализм вписаться.
Он был среди пионеров российского бизнеса. В конце 80-х являлся одним из руководителей учебно-консультационного кооператива, где люди осваивали азы предпринимательства, потом создал малое предприятие «Инкон», занимавшееся приватизацией. В 1993 году организовал корпорацию «Стерх». Сегодня она официальный уполномоченный правительства Москвы по вопросам аренды земли. А полученный практический опыт лег в основу докторской диссертации мужа — он защитил ее в тридцать семь лет.
С.П.: И несмотря на такие успехи супруга, вы тоже пошли работать?
Н.А.: Может быть, как раз на него и ровняясь. Наверное, меня так воспитали: мне всегда хотелось делать собственную карьеру, не только сидеть с ребенком. В 1994 году я создала аудиторскую фирму. С одной стороны, на рынке была невероятная потребность в аудиторских услугах, с другой — наконец-то вышли законы, регламентировавшие этот вид предпринимательства.
С.П.: Но ведь юриспруденция и аудит — занятия совершенно разные.
Н.А.: Пришлось переучиваться в процессе работы. У меня были опытные помощники, была возможность заниматься на курсах. Так постепенно я приобрела еще одну специальность.
С.П.: Не трудно ли двум руководителям в одной семье?
Н.А.: Мы четко делим, где дом, а где работа. Если кто-то ищет протекции у моего мужа, самое худшее что он может сделать — обратиться ко мне за помощью. У меня нет любимчиков, за которых я хлопочу.
С.П.: Есть мнение, что женщина-руководитель неизбежно теряет женственность: слишком часто ей приходится быть жесткой. Как вам даются волевые решения?
Н.А.: Вначале трудно было увольнять нерадивых работников — испытывала колоссальное чувство вины. Но постепенно я научилась это делать, потому что оставлять лентяев в коллективе еще большее зло.
Мне пришлось кардинально поменять отношение к работе. Когда мы начинали, то сосредоточивались в основном на поиске ошибок в финансовой отчетности. Сейчас мы не только находим и исправляем ошибки, но и подсказываем клиентам, как избежать подобного в будущем. Мы делаем гораздо больше, чем предусмотрено контрактом. Потому как — и это мое глубокое убеждение — если будешь неформально, с душой относиться к людям, они ответят тебе взаимностью. Сколько ты в клиента вложишь, столько и получишь. Зато у «Аудит-технологии» отличная репутация: мы входим в сотню крупнейших аудиторских фирм страны по рейтингу журнала «Эксперт».
С нами работают заводы оборонного комплекса, организации аппарата президента, муниципальные предприятия, иностранные фирмы.
С.П.: Трудно ли общаться с иностранцами?
Н.А.: В работе с ними есть тонкости. Им труднее объяснить некоторые пункты нашего законодательства. Например, как можно при сделке выиграть на разнице курса покупки и продажи валют. С их точки зрения, многие наши законы настолько абсурдны, что вести по ним бизнес абсолютно невозможно.
С.П.: Говорят, аудиторским фирмам нередко предлагают вознаграждение за липовую проверку. Вы с этим сталкивались?
Н.А.: Мы с этим сталкивались, но никогда на такие предложения не соглашались. У нас лицензия на пять лет, в то время как сейчас трудно получить государственную лицензию даже на три года: ее выдают обычно на год. Мы работаем на рынке не затем, чтобы быстренько схватить, поделить прибыль и исчезнуть.
С.П.: Кто же растит вашу дочь, если, как я понимаю, вы с мужем с утра до вчера пропадаете на работе?
Н.А.: Кристине сейчас одиннадцать с половиной. Забирает ее из школы и кормит обедом гувернантка. Выходные и отпуска мы проводим вместе, так что дочка не жалуется на отсутствие нашего внимания.
Кристина — очень самостоятельный ребенок. Мы стараемся держать ее в курсе дел, она знает, в чем суть нашей работы. Мне кажется, детей лучше воспитывать личным примером.
С.П.: Вы, наверное, записали ее во всевозможные кружки…
Н.А.: У нее одна пламенная страсть — верховая езда. В восемь лет она уговорила нас отвести ее в конный клуб. Ей предложили пони — но она захотела сразу учиться ездить на большой лошади. Через какое-то время к верховой езде приохотился муж. Я сдалась последней.
Два-три раза в неделю мы занимаемся на спортивной базе в заповеднике Лосиный остров. Недавно купили собственного коня. Зовут его Парадокс, он благороднейших кровей, но — что важнее — необычайно умный и добрый. Он сам выбрал Виталия, когда тот пришел на конезавод: подошел к мужу и стал тыкаться мордой ему в ладони.
С.П.: Вы не боитесь ездить верхом?
Н.А.: Вначале боялась. Но, вы знаете, верховая езда удивительным образом снимает усталость после работы. Когда ты на лошади, невозможно думать об отчетах, клиентах, аудиторских проверках и прочее… Лошадь требует стопроцентной концентрации внимания.
С.П.: Очевидно, в какой-то момент вы с мужем стали весьма обеспеченными людьми. У вас не было головокружения от больших денег?
Н.А.: Резкого скачка — из грязи в князи — не было. Мы вообще-то никогда не бедствовали. Наше материальное положение улучшалось очень постепенно, причем пропорционально затрачиваемому труду. У нас нет роскошных вилл за границей, хотя новую просторную квартиру мы, конечно, купили.
Мы с мужем лет шесть не отдыхали вместе: или он открывал новую фирму, или моя компания была в процессе становления. Только совсем недавно, когда дела более-менее вошли в наезженную колею, мы отправились в отпуск все вместе. Нам, кстати, ужасно понравилось.
С.П.: У вас есть любимые страны и города?
Н.А.: Куда мне хочется возвращаться снова и снова, так это в Рим. Мексика — потрясающая страна. Меня, кстати, радует, что наши путешествия благотворно влияют на дочь. В школьном учебнике истории есть фотографии пирамид майя, которые она видела собственными глазами. Естественно, отношение к истории и географии у Кристины весьма неформальное — она пишет доклады, много читает.
С.П.: Обычно в дружных семьях муж и жена играют на контрастах: если один энтузиаст, все время что-то придумывает, то другой — консерватор, подвергает проекты скептическому анализу.
Н.А.: В нашей семье консерватор я. Муж полон планов один другого грандиозней, я же его иногда критикую. Но это и хорошо: аудитор и, шире, бухгалтер должен быть консерватором. Бухгалтер, любящий экспериментировать, разорит любую фирму.
С.П.: Вам, очевидно, приходится общаться с высокопоставленными персонами. Кто из них произвел на вас самое сильное впечатление?
Н.А.: Пожалуй, патриарх Алексий Второй.
В этом году на Рождество в патриархии устраивали детскую елку, пригласили и нас с Кристиной. Алексий вышел к детям и родителям, поздравил всех с праздником, нашел такие задушевные слова, что было ощущение, будто он обращается к каждому персонально. От него исходила такая мудрость, такое умиротворение, что, когда я стояла рядом, на меня словно благодать снизошла. Патриарх чрезвычайно прост, но это такая простота, которая свойственна выдающимся людям.
С.П.: Сейчас модно состоять членом какого-либо клуба. Вы случайно не в «Монолите»?
Н.А.: Мы члены Английского клуба. Несколько раз в месяц клуб устраивает какие-либо мероприятия — выезды на природу или балы. Скучно не бывает никогда, вдобавок можно познакомиться с новыми людьми. Я счастлива, что появилось место, куда можно надевать вечерние платья и делать прическу. Когда на тебе платье с кринолином, ты и двигаешься иначе: медленнее, с чувством собственного достоинства,— и думать начинаешь по-другому — женская гордость просыпается.
С.П.: Вы, конечно, консерватор и скептик, но все-таки строите ли вы планы на будущее?
Н.А.: План один, и он прост: работать лучше и лучше, копить опыт и прибавлять в мастерстве.

СВЕТЛАНА ПЕТРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK