Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЯРМАРКА ДОНОСОВ"

Большинство версий по делу о нападении на журналиста Кашина не имело под собой никаких оснований: их попросту выдвигали участники политического процесса против своих оппонентов.   Еще не успела карета «Скорой» довезти жестоко избитого журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина до больницы, как стартовала борьба версий о том, кто заказчик и исполнитель этого преступления.
   Некоторые из этих версий были изложены в прошлом номере «Профиля». Вроде бы было логично, если бы со временем неподходящие версии отсекались, а их количество таяло. Но произошло ровным счетом обратное — начали появляться все новые и новые версии, множество из ко-торых не имело под собой вообще никаких оснований: их попросту выдвигали участники политического процесса против своих оппонентов. Это был непрерывный конвейер публичных доносов. Они были построены примерно по такой схеме: возможно, имярек и не имел никакого отношения к избиению Кашина, но этот человек или эта организация, господин президент, такая пакость, что лучше бы для нас всех и для вас было его уволить, а их закрыть, разогнать и вообще запретить навсегда, раз уж все равно Кашина побили.
   До тех пор, пока не будет официальных данных следственных органов по вопросу о том, кто же на самом деле избил Олега Кашина, полагаю неправильным плодить новые версии. Но я бы хотел все-таки остановиться вот на чем.
   Сразу после избиения Кашина целый ряд журналистов и медиаменеджеров потребовали некой особой охранной грамоты для представителей журналистского сообщества. Идея странная, потому что сегодня журналист, по сути, это каждый, у кого есть блог. А таких миллионы, и с каждым днем их становится только больше. Но вопрос даже не в этом. Получается, что в борьбе за безопасность журналистов, что само по себе дело довольно важное, мы не замечаем, как создаем кастовое общество. Если одному сословию выдать какие-то привилегии, особые охранные грамоты, то как на это посмотрят представители дру-гих сословий, профессий, ко-торые иногда не ме-нее, а даже более опасны? Выдавая отдельные охранные грамоты для представителей от-дельных сред, мы сами не заметим, как дойдем до банальной сегрегации людей по профессиональному признаку.
   Задача власти со-стоит не в том, что-бы не били журна-листов, а в том, что-бы не били людей. Чтобы обеспечить безопасность любого гражданина, независимо от то-го, что у него записано в трудовой книжке. Довольно странно, что такую задачу мы призна-ем априори нерешаемой и предлагаем отгородить какую-то отдельную группу, создавая отдельную систему безопасности для нее. Чем же эта привилегия безопасности прин-ципиально отличается от проблесковых маячков на служебных машинах, тех самых «мигалок», борьбу с которыми радетели журналистской особой неприкосновеннос-ти столь громко приветствовали?
   Впрочем, важнее другое. Все случившееся — это повод всерьез задуматься, как добиться полного исключения насилия из арсенала средств политической борьбы, сделать так, чтобы насилие не использовалось как политический инструмент?
   Понятно, что те, кто строил политические кампании на трагедии с Кашиным, добиваются обратного. Если акт насилия становится поводом к тому, чтобы выдвигать те или иные политические требования, не связанные напрямую с жертвой насилия, тогда такие случаи будут продолжаться и продолжаться. Это идейная басаевщина. Ведь всегда найдется еще кто-нибудь, кто решится на политический заказ. И потом придут другие, никак не связанные с этими подонками люди, и с чистыми помыслами и горящими сердцами будут опять требовать сведения счетов с кем-то, кого они считают сегодня врагами. Такие кампании рабо-тают именно на политичес-кую капитализацию насилия, на увеличение его количества, а никак не на его уменьшение. И символические акции ставятся в один ряд с мордобоем. Это тоже очевидная подмена: потому что там, где бьют морды, там нет смысла рисовать плакаты.
   Насилие — это всегда провокация, рассчитанная на автоматическую, рефлекторную реакцию. Главная наша задача — чтобы насилие не было эффективным, чтобы оно не достигало своей цели. Главное, что нужно делать — это не реагировать рефлекторно. Нельзя делать то, чего от тебя ждет провокатор. Это единственно возможная стратегия борьбы с провокацией.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK