Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Ястржембский опустился на землю"

&nbsp

«Навалились как из рога изобилия. Услышали имя — Ястржембский, и понабежали. Без Ястржембского никто бы не пришел». Такими словами встречала журналистов зам. директора Третьяковки. Журналисты, среди которых затесался и ваш покорный слуга, норовили посмотреть выставку «Триалог» в Лаврушинском переулке, которая будет открыта для публики с 23 января по 5 февраля, еще до ее официального открытия. Объясняли это тем, что вот-вот выходит номер и статью нужно сдать именно сейчас. В словах сотрудников Третьяковки кроме сарказма была и доля правды: если бы не советник Путина, вот уже двадцать лет балующийся фотографией, а теперь решивший показать свои достижения не где-нибудь в отдаленном зале, а прямо в Третьяковке, ажиотаж вряд ли бы возник. Из трех фамилий, значащихся на афише новой экспозиции, Лев Мелихов, Валерий Сировский и Сергей Ястржембский, последняя — самая раскрученная.

Правду сказать, истинным ценителям фотографии стоило бы идти на Мелихова. Именно он в этой троице задает тон и стиль. Но Мелихов в профессиональных кругах — классик, чей авторитет бесспорен, а имя светится славой во всех жанрах, от пейзажа до портрета. Именно он подвиг своих коллег (Ястржембский — ученик Мелихова) на совместную выставку, которая после Москвы отправится в мировое турне.

Пронырливые критики осматривали фотографическое хозяйство без этикеток и обозначений (тех самых спасительных табличек с указанием, кому какой снимок принадлежит). И нужно сказать, сильно просчитались. Различить произведения трех мастеров на глаз решительно невозможно. В экспозиции Третьяковки собраны только пейзажи. Никакой политики и экономики. Лишь небесные дали (снимки в центре), бескрайние красоты итальянских равнин (по бокам) и редкие виды среднерусской полосы с церквями, плывущими в молочном тумане. Основной мотив всех произведений — земная поверхность. Каждый из фотохудожников изучает ее также, как древние мастера изучали фактуру одежды, драпировок или человеческого тела. Переливающиеся пески, вздыбленная пашня и зеркальная гладь рек, снятых с вертолета, — красота, как говорится, невыразимая.

Такая выставка могла бы открыться и десять, и двадцать лет назад — на то она и Третьяковка, чтобы выставлять вечное искусство. Так что зря сердилась зам. директора: как раз имя Ястржембского и превратило обычный вернисаж в актуальное событие.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK