Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Жена горного человека"

В доме президента финансово-промышленного холдинга «Новое содружество» и одного из трех владельцев контрольного пакета крупнейшего в мире комбайнового завода «Ростсельмаш» Константина Бабкина есть игрушечный комбайн. Супруга Константина, Олеся, с помощью этой игрушки объясняет старшему сыну, как убирают хлеб и почему папе надо много работать.Марина Оленина: Олеся Георгиевна, уж не в поле ли вы встретились с будущим супругом? Расскажите, пожалуйста, как это было?
Олеся Бабкина: Все было вполне обыкновенно. Я училась в Московском химико-технологическом институте. С Костей мы познакомились на студенческой вечеринке. Первое свидание — по всем правилам — он назначил мне на Пушкинской площади. Хотя, честно говоря, ни я, ни он к этой встрече серьезно не отнеслись. Я собиралась на свидание, не очень надеясь, что кавалер будет меня ждать. В результате опоздала на 45 минут. Как потом оказалось, Костя подождал меня минут пятнадцать и уехал. Причем он тоже был уверен, что я не приеду. Потом, конечно, мы встретились, объяснились. Так что это, сами понимаете, не была любовь с первого взгляда.
М.О.: Ну а чем же все-таки Константин вас покорил?
О.Б.: Он знал ответ на любой вопрос. И если вдруг говорил «не знаю», я очень удивлялась. Это во-первых. А во-вторых, я вообще-то женщина не расточительная, можно сказать, рачительная. Меня привлекло, что Костя не мелочился — ни тогда, ни сейчас. В то время он уже понемногу занимался бизнесом — кажется, продавал майонез. Мне друзья говорили: «Нужен майонез (тогда он был в дефиците) — обращайся к Косте».
М.О.: То есть на свадьбе проблем с салатом «оливье» не было?
О.Б.: У нас процесс бракосочетания был необычный. Сначала мы венчались в церкви на Ленинских горах. Причем идея с венчанием принадлежала Косте. Моей же идеей была свадебная белая «Чайка». Дело было в ноябре, но мороз стоял градусов пятнадцать. И «Чайка» настолько промерзла, что полностью заледенели окна. Мы ехали по городу и ничего не видели вокруг. Представьте, каково в этой «Чайке» было мне в свадебном платье! Правда, все остальное было прекрасно — гости, ресторан, салют. Расписывались мы позже, эта церемония получилась гораздо скромнее: пришли в загс в двумя свидетелями, потом посидели в ресторане. Через год после свадьбы у нас родился Ваня, сейчас ему 3 года. А недавно на свет появился Петя, ему 2 месяца.
М.О.: Значит, не имеет смысла спрашивать у вас, как обстоят дела с собственной карьерой?
О.Б.: Семья для меня — главное. Я обожаю своих детей и нисколько не жалею о том, что о карьере пришлось забыть. Хотя, признаюсь, я мечтала заниматься химией, даже защитила кандидатскую диссертацию.
Впрочем, был случай, когда пригодилось мое химическое образование. Обычно я не даю мужу никаких советов относительно бизнеса, но однажды пришлось сделать исключение. В холдинг «Новое содружество» входит ростовский лакокрасочный завод «Эмпилс». Одно время по центральным телеканалам крутили ролик, рекламирующий их краску. Там говорилось о ее износостойкости. Может быть, человеку, не сведущему в химии, это казалось убедительным, но для того, кто хоть что-то в этой науке понимает, это описание выглядело полнейшим абсурдом. Так что я не удержалась и сказала Косте, что этот ролик с точки зрения профессионала-химика не рекламирует краску, а, напротив, делает ей антирекламу. Не знаю, повлияли ли как-то мои слова, но рекламный ролик вскоре с экрана исчез.
М.О.: Ваш супруг закончил Московский физтех и ушел в бизнес. Сначала занимался поставками сырья для химпредприятий, потом вместе с компаньонами купил и поставил на ноги Московский мыловаренный завод, затем стал президентом холдинга «Новое содружество», в который вошел крупнейший в стране завод по производству комбайнов — «Ростсельмаш». А как отражались этапы становления бизнеса на жизни вашей семьи?
О.Б.: Да никак. Дома мы никогда не обсуждаем проблемы бизнеса. Но, что называется, по косвенным приметам я понимаю, что все идет нормально. Например, когда мы собрались покупать квартиру, Костя сказал, что мы сможем купить эту, пятикомнатную, на Крылатских холмах. Я даже и не ожидала, что мы можем себе это позволить. Я не из тех жен, которые спрашивают мужей: «Дорогой, какая прибыль у тебя в этом месяце?» Я могу позволить купить себе или детям какие-то дорогие вещи. Но, например, если у меня уже есть фиолетовая кофточка, то еще одну я вряд ли куплю. Зачем? Сорить деньгами — не наш стиль.
М.О.: А кто занимался интерьером новой квартиры?
О.Б.: Этот вопрос мы обсуждали вместе. Специально побывали в нескольких мемориальных музеях-квартирах великих русских писателей, художников, смотрели, как в позапрошлом веке жила интеллигенция.
Константин Бабкин: Хотелось обставить наш дом так, чтобы чувствовалось уважение к традициям, а не по принципу: «вот какие мы крутые». Если бы квартира была оформлена в модном стиле «техно», думаю, мы чувствовали бы себя в ней не так уютно. Интуитивно мы выбрали неоклассицизм.
М.О.: Много ли времени глава семьи проводит в неоклассическом доме?
О.Б.: В этом смысле у нас идеальный муж и отец. Как правило, после шести-семи вечера Костя уже дома. Иногда я говорю ему: «Давай ты сегодня не пойдешь на работу». И он отвечает: «Хорошо». Правда, такое было всего пару раз.
Думаю, многие жены бизнесменов могли бы мне позавидовать. Правда, время от времени Костя уезжает в командировки, и не всегда в подходящий момент. Например, в этом году в мой день рождения, 28 марта, Костя был в Ростове-на-Дону, где проходили торжества по поводу выпуска «Ростсельмашем» 10-тысячного комбайна.
М.О.: Занятые мужья обычно компенсируют свое отсутствие дорогими подарками. Какой подарок от вашего супруга запомнился вам больше всего?
О.Б.: На один из дней рождения я получила в подарок «Ягуар» красного цвета. Сначала муж хотел купить этот автомобиль себе, но потом задумался о том, сможет ли он ездить на такой машине на работу. Через некоторое время «Ягуар» стал моим. Когда я ждала Петю, водила машину чуть ли не до самых родов. Сейчас за рулем почти не езжу. Летом мы снимаем дачу в Одинцовском районе, в поселке Академии наук, туда обычно нас возит шофер.
М.О.: В вашей семье есть какие-то свои традиции?
О.Б.: Как правило, мы вместе ужинаем. Если папы нет дома, Ваня не садится за стол, ждет его. Есть еще одна традиция: по утрам вместе с детьми провожаем Костю на работу. У Вани даже игра такая любимая есть — «в провожание». Сын подходит к двери, я его целую, и он выходит за дверь.
Иногда Ваня не хочет отпускать папу на работу. Тогда я беру его игрушечный комбайн, рассказываю, как комбайн убирает пшеницу, как потом из нее делают муку, а из муки — его любимые блинчики. «Если папа не пойдет на работу, — говорю я ему, — то не из чего будет делать блины». Перед этим аргументом Ваня устоять не может.
М.О.: Чем вы любите заниматься в свободное время?
О.Б.: Мы предпочитаем активный отдых. Объездили все Подмосковье, все знаменитые усадьбы. Зимой с удовольствием отправляемся на горно-лыжные курорты. В последний раз во Франции перед самым отъездом я умудрилась порвать связки. До этого спокойно ездила по «черным» трассам, а потом неудачно упала на ровном месте. Кстати, на горных лыжах мы научились кататься довольно быстро: Костя уже на первый день, я — на третий. В этом году хотим повезти в горы Ваню, поставить его на лыжи. Правда, Костя больше любит путешествовать по нашей стране, чем за границей. Когда мы едем в Европу, его хватает на 3—4 дня, потом он начинает скучать.
Раз в полгода муж обязательно едет к своим родителям в город Миасс Челябинской области. Там он с друзьями отправляется в горы. Костя вообще горный человек. Однажды с одноклассниками они решили покорить Эльбрус. Я была на соревнованиях «Формулы-1» в Венгрии, позвонил Костя и пригласил меня поехать с ними. Я отказалась, а жаль. Эльбрус им удалось покорить, а я этого момента не увидела.
Не так давно мы ездили на Камчатку, летали на вертолете на кратер вулкана и там даже встретились нос к носу с медведями. Еще муж любит рыбачить и ходить на охоту, в основном на птицу. Я считаю, охота — оптимальный для мужчины вариант общения с природой и снятия стрессов. С охоты Костя привозит глухарей, тетеревов. Правда, охота у него получается с комфортом: в тех охотничьих домиках в Тверской области, которые он снимает, белоснежные простыни.
М.О.: Вашему супругу и его компаньонам, после того как они стали хозяевами «Ростсельмаша», не раз приходилось убеждать журналистов в том, что за ними не стоит какой-нибудь олигарх. Что в бизнесе они, не достигнув и тридцати лет, смогли добиться всего сами. А вы что по этому поводу думаете?
О.Б.: Мне не очень понятно, почему им не верят. И обидно за мужа. Почему русский человек не может поверить, что простой нормальный человек, а не какие-нибудь березовские, способен стать собственником завода? Страна должна знать своих героев. Я думаю, успех мужа и его товарищей может стать положительным примером для 25-летних карьеристов.
К.Б.: Честно говоря, о том, чтобы стать хозяином крупнейшего в мире комбайнового завода, я и не мечтал. До 20 лет хотел быть ученым-физиком. В бизнесе же меня привлекло то, что можно достаточно быстро реализовывать возникающие идеи и видеть результат. Для меня главный закон бизнеса — делать то, что нужно сейчас людям.
М.О.: Какой вы видите вашу семью лет через 5—10?
О.Б.: Может быть, если позволит здоровье, у нас будет пятеро детей…

МАРИНА ОЛЕНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK