Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЖИЗНЬ ДРУГОГО"

Трогательная история Франка-Вальтера Штайнмайера, отдавшего свою почку супруге, заставляет задуматься: почему политику и брак столь редко удается сочетать друг с другом?    Во вторник вечером, без нескольких минут восемь, друзья Эльке Бюденбендер и Франка-Вальтера Штайнмайера получили SMS из палаты пробуждения берлинской клиники «Шарите». Есть основания для сдержанного оптимизма, писал отправитель «Франк»: операция, похоже, прошла успешно. Теперь нужно, чтобы иммунная система Эльке не отторгла новый орган.
   Таков кульминационный момент истории любви, взволновавшей всю Германию. Штайнмайер, бывший кандидат на пост федерального канцлера и нынешний глава фракции СДПГ, неожиданно променял политику на больничную палату, чтобы отдать тяжело больной супруге свою почку.
   Поступок, который в других кругах не вызвал бы удивления, в случае с политиком Штайнмайером стал сенсацией средней величины. В центре всеобщего внимания вдруг оказался брак, который за 22 года, похоже, так и не дал трещину. До этого в народе доминировало иное, скорее, безрадостное представление о любовной жизни политического истеблишмента.
   Политика снискала дурную славу яда, отравляющего любые (и тем более долговременные) отношения. Слишком много пишут и говорят о депутатах и министрах обоего пола, наставляющих в Берлине рога своей половинке (что порой не обходится без далеко идущих последствий). Весь мир следил, как Хорст Зеехофер водил за нос сначала жену, а затем — свою берлинскую пассию.
   Другие политики, например экс-канцлер Герхард Шрёдер и бывший лидер партии «Зеленые» Йошка Фишер, демонстрировали в браке не столько постоянство, сколько своеобразную настойчивость. Когда осенью 2005 года они сходили с политической сцены, у них за плечами в общей сложности было девять заключенных браков. А кто-то на всем протяжении политической жизни и вовсе вынужден обходиться без постоянного партнера — как нынешний лидер «Зеленых», Клаудиа Рот, при случае публично сетующая на данное обстоятельство.
   Но почему крепкий брак оказывается для политиков столь трудно достижимой целью — и чем объяснить случаи наподобие супружества Франка-Вальтера Штайнмайера и Эльке Бюденбендер, которым, похоже, удалось сберечь свое семейное счастье?
   Ключ к ответу заключается в «феномене Клаудии Нольте», который с тем же успехом мог бы носить и мужское имя. В 1994 году канцлер Гельмут Коль неожиданно назначает Клаудиу — славную, непритязательную молодую женщину из Ильменау, что в Тюрингии, — федеральным министром. Она предпочитает джемперы грубой вязки и разношенные сандалии, а в торжественных случаях наряжается в блузки с рюшками.
   Нольте живет с мужем Райнером, с которым познакомилась еще в университете, растит сына. Их мир не слишком замысловат, они создавали его вдвоем.
   И вот Клаудиа оказывается в Бонне с его телестудиями и служебными автомобилями, заседаниями комитетов и за-кулисной возней, негласными соглашениями и перетягиванием политических ка-натов. Райнер остается дома, с сыном, в небольшом мирке Ильменау. Его постигает судьба, которую до него познали многие жены политиков. Он наблюдает, как с каждой неделей супруга понемногу меняется. Теперь Клаудиа поль-зуется косметикой, ходит в об-тягивающих юбках, становит-ся более уверенной в себе, но в то же время и более честолюбивой, начинает упиваться собой. И не говорит практически ни о чем, кроме политических будней и вещей, совершенно незнакомых ее мужу.
   Увы, пять месяцев спустя после отставки Клаудии супруги Нольте все-таки расстаются. «Интенсивная работа по нормализации отношений не дала желаемого результата», — скажет Клаудиа позднее. Ее слова прозвучат, как заключение парламентского комитета.
   По мере восхождения на политический олимп человек оказывается в условиях, имеющих все меньше общего с прежней, привычной жизнью — той, которую про-должает вести его половинка. Жене или мужу недостает этой вторичной соци-ализации, и нередко в какой-то момент оказывается, что почвы для самого важного в супружеской жизни — общих переживаний и бе-сед — больше нет.
   «Счастливые браки зиждятся на сходстве, а не на различии, — считает профессор социальной психологии Гамбургского университета Эрих Витте. — Успешный политик переживает нечто, что можно назвать культурным перерождением. Вся их жизнь проходит в политическом окружении, и нередко они теряют ощущение почвы под ногами. Времени на саморефлексию практически нет, успеваешь только «отрабатывать» мероприятия, график которых составляют другие».
   В результате у многих депутатов в Берлине появляется вторая жизнь. В столичных апартаментах рождается любовь на стороне, в большинстве случаев новые возлюбленные имеют какое-то отношение к политическим кругам: это журналисты, пресс-секретари или другие политики. Они могут разделить то, что не доступно пониманию супруга, оставшегося дома: переживания, связанные со странностями политической жизни. Внезапно рядом оказывается кто-то, кто может сказать: «Дорогой (дорогая), все-таки здорово ты это провернул(-а) с налогом на топливные элементы!»
   Случается, что супруги, желая гарантированно избежать отчуждения, вместе идут в политику. Когда Хильтруд Шветье, больше известную как Хилла Шрёдер, спрашивают о годах жизни с Герхардом Шрёдером, ей вспоминается роман Вольфганга Кёппена «Теплица»: главный герой одержим политикой, его жена заливает одиночество алкоголем. По книге, говорит Шветье, у жены политика только два пути: пьянство или безумие.
   «Ни первое, ни второе, — замечает она, — я для себя не рассматривала». Приш-лось искать свой путь.
   Она моет клубнику на кухне своего дома в пригороде Ганновера. Женщине со спортивной фигурой 61 год. Недавно Хильтруд вновь вышла замуж — за стоматолога. На стене красуется надпись из наклеенных букв: «Мир принадлежит тому, кто получает от него удовольствие».
   Значит, третий путь. «Есть женщины, — считает Шветье, — которые дистанцируются от профессии мужа и появляются на каких-то мероприятиях, только когда этого никак не избежать». Так поступали Ютта Шарпинг или Кристиана Вульф — оба брака распались. Их бывшие мужья сегодня женаты на более молодых и гламурных женщинах, которых не страшит свет софитов.
   Едва ли найдется другая пара, которая бы демонстрировала свою любовь в политической кайме столь интенсивно, как это делали Герхард и Хильтруд Шрёдер. Команда, которую сам Герхард называл «фирмой», превосходно функционировала долгие годы. Хильтруд устраивала собственные мероприятия, произносила речи в поддержку супруга, их считали «Клинтонами с берегов Лейне».
   Однако и этот брак окончился крахом. Возможно, Хильтруд лучше было все же держаться в стороне от политической жизни Шрёдера? «Можно пытаться так, можно — иначе, — вздыхает Шветье. — Все равно ничего не выходит».
   Она до сих пор взвешивает свои слова, хотя с момента развода прошло более 10 лет. И потому их расставание Хильтруд объясняет неизбежным развитием событий. «В жизни появляется все больше тех, кто только поддакивает, все больше лести и привилегий. Воспринимать критику все труднее». В итоге политик становится совершенно другим человеком, чем тот, в которого некогда влюбилась его избранница.
   Наверное, есть и другие профессии, не слишком способствующие многолетнему и крепкому браку.
   И все же жизнь политика отличает публичность, «медные трубы» внимания со стороны СМИ. Под воздействием прессы даже самому морально устойчивому депутату нетрудно впасть в нарциссизм.
   В итоге, говорит Хильтруд Шветье, экс-Шрёдер, все ключевые политики начинают вести себя одинаково: прочь из дома, туда, где тебя ждет больше хвалебных речей, убеждающих в собственной значимости, где твоя персона всегда в центре внимания. После многих лет ссор она решилась с этим покончить. Во многом в случившемся Хильтруд винит политику — и то, во что она превращает человека.
   Тем не менее семьи, которым вызовы политики нипочем, тоже встречаются. Как правило, это возможно, когда супруг или супруга живет собственной жизнью — и не теряет при этом интереса к политике. Так, жена лидера фракции ХДС/ХСС Фолькера Каудера — преуспевающий врач, она активно помогает развитию медицины в странах третьего мира. А муж Ангелы Меркель считается одним из ведущих химиков планеты.
   Эльке Бюденбендер, судья административного суда, то-же не стала приносить в жертву карьеру. Более того, она говорит, что продолжила бы работать, даже если бы в прошлом году мужу удалось стать канцлером. «Мы знаем меру; экстравагантность, гипертрофированное тщеславие нам чужды. И мы не терзаем друг друга изо дня в день по мелочам» — так Франк-Вальтер Штайнмайер однажды объяснил секрет своего счастливого брака в совместном интервью с женой. «И что важно, — добавила Эльке, которая отныне носит в себе его почку, — мы любим друг друга. Все просто».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK