Top.Mail.Ru
Наверх
25 ноября 2020

Открытый финал

Что ждет США после окончательного завершения президентской гонки

Максим Сучков

©Наталья Львова/ Профиль

«Мы пока не знаем, кто выиграет всех выборщиков, хотя, пока я пишу эти строки, кажется – кошмарно и невероятно, – что все шансы на стороне Дональда Трампа. Но что мы точно знаем, так это то, что люди вроде меня, а также большинство читателей New York Times на самом деле не понимают страны, в которой они живут». Эта колонка американского публициста, нобелевского лауреата по экономике Пола Кругмана, опубликованная за несколько часов до оглашения официальных результатов на выборах 2016-го, стала криком отчаяния всего американского истеблишмента: Дональд Трамп – 45-й президент США.

Прошло четыре года. Как и тогда, мы пока не знаем, кто выиграет всех выборщиков. Теперь, правда, все шансы на стороне Джо Байдена. Однако большинство коллег Кругмана и читателей New York Times по-прежнему не знают страны, в которой они живут, по крайней мере, одной ее половины.

Почему не стоит доверять предвещающим победу Байдена опросам

Для демократов  в случае победы –  это самая сложная президентская гонка с 1976 года. Тогда Джимми Картер выиграл у Джеральда Форда всего 57 голосов выборщиков – 297 на 240. У республиканцев победы с минимальным перевесом случались последний раз в 2000 году (271 голос за Джорджа Буша-мл. против 266 у Альберта Гора) и 2004-м (286 у Буша против 251 у Джона Керри). Но даже в эти непростые для США исторические моменты политические противоречия не расходились настолько глубокими трещинами по социальным и ценностным ориентирам американцев и одновременно не приходились на качественное и возрастное обновление элит. К этому стоит добавить еще четыре актуальных кризиса для страны, о которых на протяжении своей избирательной кампании говорил Джо Байден, – коронавирус, сопровождающая его экономическая рецессия, расовое неравенство и изменение климата.

На фоне этих вызовов предвыборный лозунг Байдена – «Наши лучшие дни еще впереди» – был призван вселять оптимизм. Трамп убеждал избирателей, что повестка «обновления и светлого будущего» из уст 77-летнего профессионального политика с признаками когнитивных расстройств – это оксюморон. «Ключ к выходу Америки из этих экзистенциальных кризисов – ее величие. Покупай американское, нанимай американцев и так поддержишь величие страны», –  незамысловатый, но одинаково понятный и рабочий лозунг для крупных промышленников и «синих воротничков». Демократы парировали: при Трампе Америка становится не более великой, а более разделенной. 3 ноября выяснилось, что обе идеологемы принимаются – и отрицаются – американским обществом почти поровну. Задача будущей администрации – кто бы ни оказался в Белом доме – примирить эти две Америки, которые с годами все больше отличаются друг от друга.

Как особенности избирательной системы США могут помочь победить Трампу

Эта задача усложняется тем, что внутри себя Республиканская и Демократическая партии в последние десять лет также неуклонно двигались к «краям». Новому президенту придется искать еще и внутрипартийный консенсус по главным вопросам внутреннего развития и роли Америки в мире. Если Трамп победит, справиться с этой задачей ему будет проще. Он уже фактически демонтировал республиканский истеблишмент и сделал трампизм самодостаточной квазиидеологией. Если он сохранит власть, трампизм закрепится как фундамент новой Америки – внутри и вовне. Если проиграет, сторонники Трампа будут винить в его поражении не только демократов, но и республиканцев-нетрампистов. И в этом, возможно, главная проблема обновления Республиканской партии.

Представители подавленного Трампом политического истеблишмента «слонов» (продолжатели традиции Рейгана–Буша) хотели бы забыть период правления эксцентричного миллиардера как страшный сон. Для них Трамп – больший вызов, чем демократы, именно они голосовали за Байдена и подписывали перед выборами петиции против действующего президента. Классический либеральный интернационализм с поддержкой союзов и открытой глобальной экономикой видится им лучшей альтернативой. Здесь же и их источник примирения с демократами. Но внутри Республиканской партии трампизм усиливается течением неоизоляционизма, из которого он во многом и вышел. Усталость от американских интервенций на Ближнем Востоке и «нахлебничества» союзников в Европе – популярные настроения среди республиканского электората, хотя представители этого течения в политике пока все еще немногочисленны и маргинализованны.

В случае победы демократов национальная дискуссия по вопросам внутренней и внешней политики будет более свободна от «пут трампизма». Но полное возвращение к дотрамповской Америке, как и полное отторжение заложенных Трампом идей, маловероятно – что-то из них действительно прижилось у избирателя, что-то успело доказать свою практическую полезность для Соединенных Штатов, а что-то может оказаться политически выгодным и самим демократам. С другой стороны, за последние годы окрепло левое крыло Демократической партии. Оно обросло ресурсами, приобрело влиятельных сторонников и широкую популярность у активного демократического электората. По некоторым вопросам внешней политики у крайне правых республиканцев и крайне левых демократов могут быть общие «сцепки», но по вопросам внутреннего устройства эти силы уступать друг другу не намерены.

Просуществуют ли Соединенные Штаты до 2024 года?

Сведение «двух Америк» в одну осложняется еще и неравномерным распределением власти между двумя партиями в разных государственных институтах. Это тоже не новая ситуация, но в нынешних условиях она еще сильнее сказывается на продуктивности американской системы. По итогам выборов в конгресс республиканцы укрепили свое представительство в нижней палате и сохранили минимальный контроль над сенатом. Они по-прежнему имеют преимущество в губернаторском корпусе – 26 на 24. Верховный суд при Трампе также усилил представительство консерваторов – 6 на 3. Высока вероятность, что в ближайшие четыре года здесь также будут иметь место попытки изменить баланс сил – самому старшему судье сейчас 82 года. В подчиненной выборным циклам американской политической системе подобный расклад сил сужает горизонт политического действия до двух лет. В 2022-м пройдут новые выборы в палату представителей и сенат, которые могут дать уже другую структуру распределения власти. Та избирательная кампания начнется на следующий день окончания этой.

Во внутренней политике выборы 2020 года стали финальным аккордом  для старых элит. Обе партии будут стремиться к дальнейшему кадровому обновлению. На смену действующему спикеру палаты представителей Нэнси Пелоси (80 лет) пророчат деятельного афроамериканца Хакима Джеффриса (50 лет). Один из инициаторов импичмента 45-му президенту, Джеффрис должен будет стать главным защитником либеральной Америки от «мракобесий» Трампа, если тот останется на второй срок. Если же победит Байден, то вторым и (номинально) третьим человеком в стране станут «черные прокуроры» – у Камалы Харрис опыт по части уголовных дел, у Джеффриса – судебных тяжб по гражданским искам.

Во внешней политике интеллектуалы обеих партий понимают, что момент однополярности миновал. Двуполярный мир – США и Китай – с элементами многополярности в сфере ядерного оружия и экономики понуждает Америку к череде сложных выборов. Но уходить из «зоны комфорта», где Соединенные Штаты пребывали с окончания холодной войны, в Вашингтоне не торопятся. Проблема в том, что по факту этой зоны больше нет. И для того чтобы она вновь возникла, потребуется слом «зон комфорта» других. Характер противостояния на этих выборах показывает, что ни одна из сторон не гнушается ломать эти зоны внутри страны. Надеяться, что они будут более деликатными во внешнем мире, оснований немного.

Автор – старший научный сотрудник МГИМО.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
25.11.2020
24.11.2020