Наверх
6 июня 2020

«Идлибский коронавирус» Эрдогана

Как ситуация в Сирии и эпидемия COVID-19 сказались на турецкой политике

Владимир Аватков

Несмотря на происки коронавируса, Москва и Анкара в штатном режиме реализуют договоренности, достигнутые по поводу Идлиба. Совместные патрули выходят в рейды, осуществляется отвод турецких войск от линии соприкосновения, а сирийские военные закрепились на занятых ими позициях.

Меж тем в самой Турции все сильнее ощущается наступление весны и неизбежность перемен. В довольно короткой истории современной турецкой государственности – а Турецкой Республике не исполнилось и ста лет – мало было тех, кто задерживался у власти надолго.

Идлиб как кульминация сирийской войны

Сближение с Западом требовало постоянной модернизации общественно-политической жизни и ротации лидеров. Сменяемость первых лиц (при том, что власть была очень персонализированной) оставалась характерной чертой политической системы Турции ровно до тех пор, пока управлять страной не начали Партия справедливости и развития (ПСР) и лично Реджеп Тайип Эрдоган. Нельзя сказать, что на протяжении этих без малого 20 лет политическая жизнь Турции прекратилась. Напротив, изменений хватало. И именно они привели к той непростой ситуации, которая сложилась в Турции сегодня.

Стоявшие вместе с Эрдоганом у истоков ПСР Ахмет Давутоглу (экс-премьер и глава МИД, автор концепции «ноль проблем с соседями») и Али Бабаджан (возглавлял министерства экономики и иностранных дел) создали свои политические структуры – Партию будущего и Партию демократии и прорывов (сокращенно DEVA – снадобье, лекарство). Оба они ассоциируются с внешнеполитическими и экономическими успехами Турции, и оба люди консервативные, но во многом прозападные. Их партии способны отъесть часть электората у ПСР.

В противовес же союзной ПСР Партии национального действия (ПНД) была сформирована «Хорошая партия» во главе с Мераль Акшенер. Этот политик уже отметилась обвинениями и жесткими заявлениями как в адрес президента Турции, так и России. Много шума наделало ее высказывание: «Эрдоган очень часто критикует Лозаннский мирный договор (соглашение, установившее нынешние границы Турции в 1923‑м. – «Профиль»). Если бы в Лозанну поехала настолько же неумелая делегация [как та, что была в Москве 5 марта], мы бы сейчас патрулировали наши границы на востоке с русскими, на западе с греками, а проливы бы контролировали совместно с британцами».

Не стоит списывать со счетов и созданную еще самим Ататюрком Народно-республиканскую партию. В последние годы она занимает на выборах второе место. Важным успехом партии стала победа ее представителя, Экрема Имамоглу, на выборах мэра Стамбула. Это молодой и перспективный политик, умеренно прозападный, уже не такой «светский», как его предшественники, но и не столь консервативный, как большая
часть общества.

Почему Турции не удалось задействовать пятую статью устава НАТО

Столько обновлений в политической системе на фоне ухудшения экономической ситуации, обесценивания национальной валюты, неудач в Сирии, Ливии и в отношениях с ЕС и США могут привести к опасным последствиям для правящей элиты. Идлибский провал, сообщения о гибели турецких военнослужащих вкупе с коронавирусом могут сыграть здесь ключевую роль.

Лагерь критиков президента разрастается, причем за счет его бывших сторонников. Согласно некоторым опросам, если бы сейчас состоялись президентские выборы, Эрдоган проиграл бы Имамоглу. Ситуацию осложняет еще и то, что перемен в Турции хотят не только ее граждане, но и Запад.

Переломить неприятный для Эрдогана тренд мог бы успех в Сирии – поражение «режима Асада», захват новых территорий или победа над террористами. Очевидно, что именно на это и рассчитывали в Анкаре, затевая февральскую авантюру. И столь же очевидно, что Турции стоило бы сосредоточиться на третьем варианте и, отрапортовав о разгроме террористов, вернуть войска домой. Однако сегодня в Анкаре амбиции доминируют над рациональностью.

А тут еще и коронавирус, который осложняет ситуацию с экономикой, но и дает время отвлечься от сирийской проблемы и переосмыслить пути ее решения. Коронавирус, как и вводившееся чрезвычайное положение, дает Эрдогану и ПСР перезагрузить политику. Но, похоже, «маленькая победоносная война» кажется им более действенным вариантом.

Эрдоган находится в ситуации «идлибского коронавируса». Инфицирование политической системы, ослабление экономики, вирус национализма, новые внешние вызовы. Самое время задуматься о вакцине. И хорошо бы поработать над ней совместно с Москвой.

Автор – с. н.с. ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД России, директор Центра востоковедных исследований.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
06.09.2018
06.09.2018