1 марта 2024
USD 90.84 -1.03 EUR 98.54 -0.91
  1. Главная страница
  2. Статья
  3. Ни войны, ни мира
выборы Китай Тайвань Экспертное мнение

Ни войны, ни мира

К каким последствиям приведут итоги выборов на Тайване

Иван Зуенко

Иван Зуенко

©"Профиль"

В 2024 году сразу в нескольких странах должны состояться выборы, по итогам которых будет определена новая (или подтверждена прежняя) конфигурация раскладов в мировой политике. Первым в очереди был Тайвань – избирали президента, а также состав парламента этого де-факто независимого государства.

Для тех, кто не следит за тайваньской политикой, вкратце поясним: на острове есть две главные политические силы – партия Гоминьдан, некогда воевавшая с коммунистами на материке, но сейчас настроенная на конструктивные отношения с Пекином, и Демократическая прогрессивная партия (ДПП), которая, напротив, выступает за тайваньскую (а не китайскую) идентичность и резко отрицает возможность объединения с КНР. Последние восемь лет у власти находилась ДПП, причем как на уровне главы государства, так и в парламенте.

Почему Китай не откажется от притязаний на Тайвань, а США – от поддержки острова

Предвыборные опросы общественного мнения показывали, что кандидат от ДПП Лай Циндэ опережал представителя Гоминьдана – Хоу Юи, но разрыв был совсем небольшой. А учитывая, что предвыборный период – это время, когда многократно повышается вероятность (и опасность!) провокаций, неверно истолкованных жестов и чрезмерно острых реакций, многие эксперты пророчили всевозможные неприятности.

Однако в целом всё прошло спокойно. Да и результаты оказались ожидаемыми. Лай Циндэ действительно победил, причем отрыв (40% против 33% у Хоу Юи) оказался таков, что оспаривать его победу никто не стал.

На парламентских выборах партии шли ноздря в ноздрю, и в итоге Гоминьдан получил 52 мандата, а ДПП – 51. Это тоже было предсказуемо, поскольку год назад Гоминьдан победил на местных выборах. В результате впервые с 2004 года ни у одной из партий нет в парламенте большинства. С одной стороны, это плохо, поскольку затрудняет принятие политических решений, но с другой – такое положение удержит от слишком резких шагов нового тайваньского лидера.

Это важно, так как главная опасность заключается в том, что, утвердившись у власти, сторонники «подлинной независимости» могут пойти на обострение: откажутся от нынешнего самоназвания «Китайская Республика», взяв вместо него «Республика Тайвань», и провозгласят суверенитет. А это приведет к немедленному вторжению со стороны материка.

Последствия визита Пелоси на Тайвань ощутит на себе весь мир

Подобные опасения сопровождали и предыдущие победы ДПП. Того же некоторые эксперты ждут и сейчас. Однако вряд ли события будут развиваться по этому сценарию. Лай Циндэ еще во время предвыборной кампании заявил: «Нам не нужно объявлять независимость, поскольку мы и так независимы». А на митинге по случаю избрания он сказал, что «полон решимости защитить Тайвань», но при этом добавил, что взаимодействие с КНР будет строиться на основе диалога, чтобы отойти от конфронтации.

Иначе говоря, мы получаем тот же расклад, что и при Цай Инвэнь, которая, несмотря на всю свою ненависть к материковому Китаю, красные линии все-таки не пересекала. Тем более это будет сложно сделать Лай Циндэ, у которого нет полной парламентской поддержки.

А что же КНР? Си Цзиньпин в свое время максимально взвинтил ставки, заявив, что «дело объединения Китая не может ждать вечно». Любители погадать на кофейной гуще называют две даты, к которым якобы китайские коммунисты хотят «вернуть Тайвань», – 2027 год (год столетия Народно-освободительной армии) и 2035 год, до которого рассчитана большая часть перспективных планов китайского руководства.

Какой будет война за Тайвань, и как она повлияет на весь мир

При этом вопрос, готовит ли материк вторжение или нет, относится скорее к сфере веры, чем знания. На уровне документов и официальных заявлений Пекин продолжает строго придерживаться линии на мирное воссоединение, хотя и не отказывается от возможности применить силу. Поэтому если КНР и собирается напасть на остров, то найдет для этого повод и без отсылок к итогам выборов. Конечно, всё зависит от первых шагов Лай Циндэ. Но если они не будут самоубийственно-безумными, то предпосылок начинать военную операцию в проливе только из-за победы ДПП у Пекина нет.

А Лай Циндэ, хоть и противник расширения сотрудничества с материком, но все-таки не идиот. Если из-за его действий начнется война, то победителей в ней не будет. Зато точно будет проигравший – и это Тайвань.

Разумеется, нельзя забывать и о таком факторе, как США. Но, во-первых, у американцев сейчас у самих выборы на носу – причем гораздо менее предсказуемые, чем на Тайване. Во-вторых, количество конфликтов по всему миру, в которые так или иначе вовлечены Соединённые Штаты, зашкаливает. В таких условиях создавать еще одну горячую точку – причём на самом сложном и ответственном направлении – никто не станет. Скорее на руку американцам прежний сценарий: постоянно держать обе стороны Тайваньского пролива в напряжении, но не переходить опасную черту.

Так что наиболее вероятным выглядит консервативный прогноз. Статус-кво в «тайваньском вопросе» сохранится и на следующий четырехлетний политический цикл. Лай Циндэ будет больше погружен в социально-экономические, чем внешнеполитические вопросы. Работы у него на этом направлении предостаточно. Рост инфляции и цен на недвижимость, нехватка трудовых ресурсов и старение населения, негативные последствия ухудшения связей с КНР. Продовольственный кризис, который повторялся два года подряд. Всё это реальные проблемы, решения которых ждет активное, требовательное и, честно говоря, уставшее от старых политических элит население острова уже сейчас.

Автор – старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России

Подписывайтесь на PROFILE.RU в Яндекс.Новости или в Яндекс.Дзен. Все важные новости — в telegram-канале «Профиль».

Реклама
Реклама
Реклама