Наверх
1 июня 2020

Устойчивость лицемерия

Что ждет мировые политические партии после завершения коронакризиса

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике"

Политическая жизнь в привычном понимании замерла. Мир перешел в режим ЧС – большинство людей заботит только безопасность здесь и сейчас. Но когда пик эпидемии останется позади, и всем придется возвращаться к тому, что станет нормальной жизнью, вернётся и политика.

Привычная политическая парадигма исчерпалась задолго до кризиса. Упадок партийных систем проявлялся повсеместно. В государствах, вставших на путь демократизации в конце ХХ века, они так толком и не сформировались, оставаясь имитацией. При первой возможности дали себя знать авторитарные инстинкты, выражавшиеся в поддержке сильного лидера в ущерб любым ограничителям.

Биполярное расстройство

В странах с укорененной демократией партии теряли влияние из-за неспособности вовремя понять изменения в общественной структуре под воздействием культурных, демографических, технологических сдвигов. Ответом стал не поиск новых способов обращения к трансформирующимся социальным группам, а попытка утвердить универсальную и якобы выгодную всем схему – центристскую, а по сути – усредненно-либеральную.

Значительная часть избирателей перестала видеть разницу между партиями: какую этикетку ни наклей – ничего не меняется. Отсюда феномен политических сил, которые, в пику мейнстриму, поднимают реально тревожащие людей темы. Национал-популисты за редкими исключениям не обладают опытом управления и не предлагают рецептов, но компенсируют это доступной и откровенной риторикой. А чтобы она звучала убедительно, нужны трибуны, производящие впечатление уверенных в своей правоте.

К началу пандемии созрели все предпосылки для изменений политического ландшафта. Карантинный анабиоз стирает главную идеологическую дихотомию последних 20 лет: демократия против авторитаризма. Самые либеральные по духу страны принимают крайне жёсткие ограничения, отвечая на запрос граждан. А государства, от которых ожидают закручивания гаек, передают ответственность на более низкие уровни власти. Определяющим является не общественно-политическое устройство, а устойчивость и гибкость социальных связей, зависящих от культуры и традиций. В итоге стоит ожидать не укрепления авторитарных либо каких-то других тенденций, а дальнейшего ухода от универсалистских представлений. Самобытность и национальное своеобразие, которые на пике либеральной глобализации считались признаком отсталости, берут реванш.

Это должно усиливать позиции национально ориентированных движений (популистам), они всегда выступали против унификации. Однако против них играет другое обстоятельство. В условиях реальной опасности возрастает спрос на не просто колоритных, а дееспособных и, что важно, опытных политиков. Одно дело демонстрировать на выборах фигу опостылевшему истеблишменту, понимая, что фрондёры-правдорубы ни за что особенно отвечать не будут. И совсем другое – доверить свои жизни тем, кто никогда ничем не руководил. К тому же бороться против глобализации в стиле национал-популистов, возможно, и не потребуется – она вянет сама собой.

Станет ли коронакризис предпосылкой к более мирному сосуществованию

Традиционные партии, сражавшиеся за выживание, получают возможность доказать, что способны взять ответственность и соответствовать чаяниям публики. Откат от либерального универсализма заставит и консервативные, и социалистические, и даже либеральные партии делать гораздо больший акцент на национальной специфике. Причем во всём.

Но, несмотря на неудачу либеральной глобализации, мир останется взаимосвязанным, хотя и иначе. Взаимосвязанный мир привык существовать в идеологической рамке. Но идейной альтернативы, которая соответствовала бы новой ситуации, нет. Поэтому прежняя риторика с призывами к сотрудничеству и общим ценностям, рассуждения о противостоянии демократии и авторитаризма, видимо, сохранятся. Сохранятся на Западе, но иного источника идейных новаций на планете до сих пор не было (Китай уже и хочет что-то предложить, но пока не может). Значит идеологическое оформление будет все больше отдаляться от политической практики, выхолащивая собственное содержание. Иными словами, политики и управленцы будут действовать, исходя из соображений текущей целесообразности, ориентируясь скорее на инстинкты, но упаковывать это в прежнюю оболочку «общего блага». Не в последнюю очередь и по той причине, что честно признаться в эгоистической и меркантилистской сущности своих действий не каждый решится. Не все такие, как Трамп.

То есть после того, как упали маски, степень лицемерия, на самом деле, может резко возрасти. А, как показал предшествующий период, переизбыток лицемерия рано или поздно чреват тяжёлыми последствиями. И вот на следующем витке политического кризиса настанет время неопытных, но понятных и пламенных – потому что озлобление масс уже перевесит осторожную рассудительность.

Автор – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Совета по внешней и оборонной политике

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
06.09.2018
06.09.2018