Наверх
22 января 2020
USD EUR
Погода

Музейный бум губернского масштаба

В Ярославской области зафиксировано бурное процветание маленьких частных музеев

Музейный бум губернского масштаба

Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

С шутками-прибаутками, анекдотами и загадками Борис Кузьмич Абрашкин ведет экскурсию в Музее утюга. В небольшом помещении деревянного двухэтажного дома на полках стоят утюги разного размера, веса и конструкций. Здесь нет витрин, и Борис Кузьмич с легкостью берет любой экспонат, всячески крутит его, объясняет принцип действия и обязательно подбадривает аудиторию очередной шуткой.

После 20‑минутной экскурсии Борис Кузьмич готов пообщаться. Он с удовольствием показывает книги об утюгах на иностранных языках: английском, французском и немецком.
Экскурсии свои Борис Кузьмич придумывает сам, но всегда внимателен к тому, что слышит от окружающих. «Кто-то что-то скажет, кто-то буркнет – я запоминаю. Так с мира по нитке и собираю. У меня много вариантов экскурсий, я сразу по некоторым вопросам определяю, что за публика передо мной, с каким образованием. Когда народа много, то нас здесь работает четверо экскурсоводов. Часто привлекаем старшеклассников. Мы их обучаем, смотрим, у кого какая дикция, интонация, чтобы громко говорили, «вот-вот» не повторяли. Так что и не все этот условный конкурс проходят», – не без гордости замечает Абрашкин.

В Ярославской области можно увидеть музеи чего угодно – швейных машинок, утюгов и даже Музей мыши

Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

Инженер-строитель на пенсии, он не слишком охотно рассказывает о том, как музей организовывался и как теперь функционирует. Постепенно выясняется, что здание принадлежит ему с сыном, который собирал эту коллекцию, а позже открыл неподалеку Музей чайников.

Через дорогу от Музея утюга в Переславле – небольшое покосившееся здание, к которому ведет тропинка, заросшая лопухами. Здесь расположился Музей хитрости и смекалки, где выставлены различные старинные приспособления и устройства. В городе есть еще десяток частных музеев «чего-то», вплоть до «Царства ряпушки» – рыбы, которая водится в Плещеевом озере. Это место уж точно далеко от самых широких представлений о музейном деле: правильнее было назвать экскурсию театрализованной дегустацией. Но владелица Кристина Михайлова настаивает на «музее» – видимо, сегодня это слово, как ни странно, перестало ассоциироваться у публики с чем-то скучным и старомодным и, напротив, обеспечивает поток туристов.

Взрослые игры в машинки

В небольшом здании старой переславской фабрики теперь разместился Музей старинных швейных машин. Его хозяйка, Елена Кувыкина – предприниматель, вместе с мужем уже больше 20 лет они держат швейное производство. Елена родом из знаменитой текстилем Ивановской области. Сестра – швея, в нынешнем музейно-производственном деле задействованы муж, его брат, а летом во время каникул помогают дети-студенты.

©Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

В музее у Елены выставлена сотня машинок, еще двести, по ее словам, ждут своей очереди. Хозяйка не скрывает того, что первоначально выставка была придумана как реклама производства: посмотрев старинные машинки, посетители заходят в торговую точку. «Духовно обогащаются, и мимо магазина уже никто не проходит», – замечает Елена.
К слову, это схема, которую сегодня активно используют большие музеи во всем мире, развивая сувенирные магазины со своим «мерчем».

«Постепенно это стало прямо как болезнь: что-то найти, посмотреть и купить», – признается хозяйка, рассказывая о своей коллекции машинок. Она с любовью показывает самые редкие экземпляры. Здесь есть машинки, которых, по словам Кувакиной, было выпущено всего не более семи штук. Есть и те, которые выходили тысячными партиями. Собиралось все сначала по родственникам и друзьям, потом – по антикварным магазинам в области.

«Ездили еще по старым уездным городам – Шуя, Кострома, Иваново. Но самые хорошие экземпляры пришли к нам из Санкт-Петербурга, там все же были когда-то крупные представительства, так что машины сохранились в хорошем состоянии. Все машины у нас рабочие», – рассказывает Елена.

Она с удовольствием рассказывает, как 10 лет назад взяла с мужем ипотеку, заложив имущество. И все для того, чтобы восстановить старые здания фабрики, в которые они въехали со своим производством и музеем. На вопросы о сложностях в ремонте и реставрации она машет руками – рассказывает и про руины, которые разбирали, и про рухнувшую крышу, и про старинные таблички, обнаруженные во время восстановления фундамента здания 1900‑х годов. Сейчас предстоит привести в порядок последнюю часть фабрики, где сейчас расположен магазин.

Инновационный «Конь в пальто»

На одной из центральных улиц Переславля – Конной – Музей крестьянского дизайна «Конь в пальто». Большое здание воспроизводит палаты XVII века, и уже во входной зоне понятно, что все здесь продумано и сделано современно. «Мы все видели прялки, самовары и кокошники – при этом у нас так и не сложилось целостного представления о самих себе, – делится создатель музея Глеб Городянкин. – До сих пор мы задаем себе вопросы: кто мы такие? Православные или язычники? Восток или Запад? Мы хотим заставить людей обо всем этом задуматься и хотим показать, что крестьянское искусство – это не только прошлое, но это модно и актуально, это может найти себе место в современном мире в тех или иных форматах. Это и текстиль, и интерьер, и декоративно-прикладное искусство».

Глеб по образованию финансист, и музей он придумал вместе с женой Ольгой. Уроженец Риги, он вспоминает, как когда-то впервые попал в Переславль-Залесский, вышел на берег озера и понял: он здесь должен остаться.

©Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

Теперь пять дней в неделю Глеб проводит на работе в Москве и приезжает в Переславль только в выходные. В двух залах музея – тщательно и современно подобранная экспозиция. Свою коллекцию крестьянского искусства владелец собирает давно, рассказывает, что Центральную Россию объездил с экспедициями неоднократно. Музей запустил всего два года назад. Здесь есть крестьянская утварь, мебель, изразцовая печь, украшения и, конечно, костюмы. Последние выставлены довольно неожиданно: например, на манекене, который одет в традиционный русский наряд, можно увидеть современные модные кеды. Глеб признается, что за это «уже от многих нам досталось».

Сейчас в музее появилась аудиоэкскурсия, благодаря которой посетители могут познакомиться с экспозицией «один на один». Сам Глеб называет этот набирающий популярность формат «музеем без посредников». Владелец использует здесь технологии дистанционного управления: при помощи мощных серверов и датчиков он может контролировать работу музея из Москвы. Впрочем, все эти инновации не отменяют присутствия людей. У Глеба пятеро сотрудников из числа местных жителей, которым он готов предоставить все возможности для самореализации. Помимо основной экспозиции у «Коня в пальто» есть и другие помещения, музей проводит лекции и мастер-классы, готов запускать квесты по городу и в принципе экспериментировать с любыми форматами.

Столичный житель и финансист Глеб – один из немногих владельцев частных музеев, кто спокойно обсуждает и финансовую сторону предприятия. Цифр конкретных он не называет, но уверен, что, если не учитывать первоначальные инвестиции, то в ближайшее время музей может выйти на самоокупаемость. Впрочем, добавляет он, цели сделать успешное коммерческое предприятие у него и не было. «Музей сможет сам себя содержать. Задача – не заработать денег, а сделать так, чтобы это жило и функционировало».

Медвежий угол

В центре Ярославля на одном из верхних этажей старого здания, которому явно не помешает реставрация, расположился Ярославский музей фотографии. За обычной дверью скрывается настоящая сокровищница Али-Бабы. В прошлом военный летчик Владимир Дорофеев занимается фотографией с середины 1970‑х годов. Несколько комнат его музея скорее можно назвать мастерской: по его словам, абсолютно вся собранная техника находится в рабочем состоянии, любой фотоаппарат можно взять с витрины и сделать снимок.

Владимир мало говорит о сложностях, с которыми ему приходится сталкиваться. С гораздо большим энтузиазмом он показывает различные фотоаппараты, машинки для проявления снимков, устройства для создания голограмм. Но в процессе разговора выясняется, что помещение, которое он получил от города, было в плохом состоянии, так что взялся ремонтировать сам: «Вроде руки у меня оттуда растут». Да и вообще в своем музее Владимир все делает сам и на свои деньги: возможностей кого-то нанимать нет, но желание довести начатое до конца и сделать так, чтобы музей жил, перевешивает все формальные сложности.

©Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

В четверти часа ходьбы от Музея фотографии – еще одно небольшое заведение, музей «Мой любимый мишка». На входе пахнет свежеиспеченными бельгийскими вафлями, рядом небольшой сувенирный магазин. Помимо экскурсий здесь проводят мастер-классы. «Потрошить сегодня будем или нет?» – спрашивает на входе сотрудница. Это подразумевается мастер-класс по изучению технологии пошива плюшевых игрушек.

Экскурсовод Ирина Васильевна Белова с удовольствием показывает медведей разных мастей. Музей организован по принципу комнат – здесь есть медвежья гостиная, спальня и даже берлога. В основе экспозиции вещи из трех частных коллекций ярославских собирателей, которые 10 лет назад передали своих медведей музею. Остальные экспонаты попадают сюда по-разному. Какие-то экземпляры находят на помойках, другие иногда приносят и даже присылают из других городов посетители, которые посмотрели выставку.

В отдельной кладовке сложены игрушки, которые ждут своей очереди на реставрацию и в экспозицию. Последнее приобретение – очередной старый медведь – прибыло из Перми. Кстати, именно так, от самих посетителей, многие вещи зачастую и попадают в частные музеи.

Ирина Васильевна рассказывает о коллекции мишек с большой любовью. Для нее работа в этом небольшом коллективе – увлекательное занятие. Проработав всю жизнь инженером электросвязи и уйдя на пенсию, она пошла на курсы экскурсоводов в ярославском музее-заповеднике. Отучилась 10 месяцев, потом сдала, как и полагается, письменные и устные экзамены и предложила свою кандидатуру этому музею, где как раз требовались сотрудники. Занятием своим она довольна: с удовольствием выходит в выходные и праздники. Да и небольшая, по ее словам, музейная зарплата вполне устраивает.

Фарфоровая сокровищница

Далеко не каждый частный музей имеет в своем распоряжении большое помещение и большие финансы. Скорее, наоборот: эти музеи начинаются как инициатива увлеченных людей, которые в какой-то момент готовы поделиться с публикой своим знанием, опытом и собранной коллекцией. Впрочем, бывают редкие, но исключения.

В конце 2018 года в старинный особняк на Волжской набережной Ярославля въехал Музей имени Вадима Орлова, названный так в честь своего создателя и коллекционера фарфора. Торжественному открытию предшествовали четыре года сложных работ по реставрации и реконструкции здания. Руководитель Анна Орлова рассказывает, как известный собиратель фарфора, директор частного большого предприятия Вадим Юрьевич Орлов предложил совету директоров выкупить это здание. Торги состоялись не сразу, по словам Анны, просто не было желающих покупать старинный дом в аварийном состоянии.

Туристов в частных музеях ждут самые разнообразные открытия – изящный фарфор в Музее имени Вадима Орлова и неброская красота крестьянских изб в старинном селе Учма

Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

«Это здание ведет свою историю с XVII века, строилось оно как купеческий особняк, – рассказывает директор музея. – Но от тех времен остался только подвал. Верхняя часть неоднократно перестраивалась, и сейчас это постройка 1820 года. Позже в здании была больница, и горожанам здание известно как «дом врачей».

Теперь особняк принадлежит заводу, как и некоторые экспонаты огромной коллекции. Основная же часть покупалась Вадимом Орловым лично. Вещи он хранил дома, некоторые годами лежали в коробках – элементарно не хватало места, чтобы выставить всё. То, что необходимо показывать фарфор в специальном помещении, Орлов понял после того, как однажды полка в домашней витрине просто упала, красивые предметы превратились в груду осколков.

Всего в собрании около 4500 предметов, половина из них – фарфор, остальное – это предметы из чугуна, кабинетная бронза, серебро и самовары. По словам директора музея, посетители в основном категории 45+. «Это люди, которые любят смотреть на красоту. Они находят в наших залах и на витринах экспонаты из своего детства, особенно это касается русского и советского фарфора».

Роскошно сделанный частный музей вполне может встать в один ряд с государственными музеями Ярославля. «Для нас были важны две идеи. Первая – выставить коллекцию, а вторая – восстановить здание, которое уникально само по себе, и это один из главных экспонатов нашей коллекции. Если я не ошибаюсь, то в Ярославле всего четыре здания с прилично сохранившимися старинными подвалами. Нашим подвалом XVII века можно просто гордиться. В реестре памятников федерального значения перечислены все архитектурные элементы этого здания, которые теперь охраняются государством. Завод восстановил особняк, но одновременно взвалил на себя такую ношу по поддержанию этого здания».

Огуречная столица

Вятское, что в получасе езды от Ярославля, даже и селом в привычном смысле слова не назовешь. Это место скорее напоминает небольшой процветающий европейский курорт для состоятельной публики. В центре Вятского, где сегодня живет около тысячи человек, сохранились и отреставрированы добротные каменные постройки. Вокруг красивые пейзажи, которые вполне могли бы попасть на живописные полотна столетней давности. По отремонтированным дорогам курсирует электромобиль, стилизованный под старинное авто.
С 2008 года в развитие Вятского вкладывает деньги ярославский математик и предприниматель Олег Жаров.

Проект даже получил в 2012-м Госпремию, в 2015-м – Гран-при самого престижного музейного форума «Интермузей». Здесь есть 12 музеев, три корпуса гостиницы-музея и ресторан, где в обеденном зале выставлена коллекция старинных часов. Всего было отреставрировано 30 зданий. Предприниматель вложил в развитие кластера 25 миллионов долларов, но сегодня Вятское уже перешло на самоокупаемость. По словам главного хранителя музейного комплекса Нины Мальцевой, общая посещаемость всех музеев достигает 300 тысяч человек в год.

На въезде в село можно увидеть надпись «Огуречная столица России» – жители Вятского уверены, что именно здесь растут самые вкусные огурцы. На вопрос о конкуренции с Суздалем, который тоже провозгласил себя огуречной столицей, и подмосковными Луховицами они лишь равнодушно пожимают плечами.

В ресторане музейного комплекса, наверное, во всех блюдах так или иначе используются огурцы. Шеф-повар Марина Николаевна, которая выходит в зеленом, будто специально огуречного цвета платье, с удовольствием рассказывает о своих кулинарных экспериментах. Из местных огурцов, которые действительно вкусные и отдают сладостью, здесь делают лимонад, закуски, пельмени с мясом и маринованными огурцами, даже безе с огуречной вытяжкой и огуречное варенье.

Народные традиции можно исследовать хоть в Музее водки, хоть в Музее крестьянского дизайна

Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

О своей работе Марина рассказывает с нескрываемой гордостью. «Я живу неподалеку, и меня сюда пригласила наш генеральный директор Елена Владимировна Шахова. Какой бы ни был сложный день, я всегда испытываю удовольствие от того, что мы делаем и пробуем, какие бы ни были удачи и неудачи».

В Вятском работает и сын Марины, ученик 11-го класса местной школы. Начинал он в качестве смотрителя в музейном комплексе, но вскоре начал водить экскурсии.
«Работа здесь пошла ему на пользу, фантастическое продвижение вот в каком плане: нет стеснения перед незнакомыми людьми, хорошо презентует свои школьные ответы, как будто ведет экскурсию. В будущем он планирует заниматься прикладной химией. Пока претендует на золотую медаль, а по воскресеньям бежит работать сюда».

Впрочем, молодой человек не единственный школьник, который трудится в музее. Вскоре после театрализованной экскурсии в «Доме торгующего крестьянина Горохова» детей, которые только что были в крестьянских нарядах, можно встретить около центрального офиса комплекса. На велосипедах они приехали за своими скромными, честно заработанными гонорарами.

«С появлением музейного комплекса здесь стал развиваться огуречный промысел. Приезжают туристы, и у местных жителей есть рынок сбыта. К тому же мы стимулируем людей ухаживать за своими домами. Дважды в год проводим конкурс на лучшее украшение придомовой территории к Новому году и летом – на лучшее содержание приусадебного участка», – делится Нина Мальцева.

Красивое и развивающееся Вятское кажется каким-то идеальным сочетанием увлеченного коллекционирования и грамотного бизнес-подхода. Благодаря большому и продуманному проекту местные жители получают работу, в комплексе трудится порядка 100 человек, село получило известность, а все приезжающие – комфортный и познавательный отдых в российской провинции.

Амбар для бесед о любви

Далеко не все путешественники знают о селе Учма в 14 км от Мышкина, где находится небольшой музей. Но о недавно открывшейся выставке «Старухи о любви» слышали уже многие, особенно те, кто интересуется жизнью небольших провинциальных музеев. Сарафанное радио сработало безошибочно, и экспозиция в небольшом сельском амбаре может стать настоящим откровением для тех, кого не пугают расстояния и плохие дороги.

«Эта деревня вовсе не депрессивная», – делится куратор выставки Алевтина Бородулина. Здесь живут 20 человек, которые хранят память о Кассиановом Учемском монастыре, разрушенном при образовании Рыбинского водохранилища, есть деревянная церковь и свой музей. Создавать его начал в конце 1990‑х местный лесник Василий Смирнов, которого, как водится, соседи считали человеком чудаковатым. В начале 2000‑х в деревню по совету друзей приехала москвичка Елена Наумова – помогать Василию с музеем. В итоге вышла за него замуж, здесь и осталась.

©Анастасия Замятина/пресс-служба Фестиваля Музейный ретрит

На небольшой территории стоят два старинных амбара, где проходят выставки, есть детская площадка с качелями и место для проведения деревенских торжеств. «Елена придумала проект, когда сюда приезжали художники и делали вместе с детьми арт-объекты. Она выстраивает диалог с местными жителями, – рассказывает Алевтина. – Нельзя приезжать в деревню и делать что-то по-своему, по-московски, не думая о потребностях местных жителей. Музей предоставляет площадку для престольных праздников, которые здесь отмечают. Накрывают столы, люди приходят. Собираться всей деревней – это даже не столько религиозная, сколько социальная традиция». В соседней деревне Елена организовала еще один музей – дыр и заплат. Кстати, расположен он в здании бывшей школы, которое администрация отдала в аренду безвозмездно.

Сама Алевтина занимается научной работой, она социальный антрополог и вместе с Еленой придумала проект «Старухи о любви». Амбар разделен на небольшие обособленные пространства. Это комнаты героинь с их личными вещами, казалось бы, незначительными бытовыми предметами, из которых и складываются воспоминания. Фотографии, зеркала, приставные косы или шоколад «Аленка» – все эти вещи важны для женщин, которые вспоминают молодость.

В каждой «комнате» звучит аудиозапись. Шесть жительниц деревни в возрасте около 80 лет отвечают на один вопрос: что такое любовь? Героини по-своему трактуют это понятие, начиная рассуждать об отношениях в разных плоскостях. Но главное, что удивляет и даже шокирует, – это откровенность и открытость, с которой сельские женщины рассуждают на столь личную и интимную тему. Алевтина записывала длинные интервью, из которых потом получились небольшие, семиминутные, истории от первого лица.

«Слово «любовь» не было им понятно. В одном из интервью героиня восприняла «любовь» буквально, как эвфемизм для интимных отношений. Другая женщина удивила меня тем, что совершенно спокойно говорила слово «секс». Они все выходили замуж после войны, когда женщина воспринималась как ресурс для восстановления общества. Может, они были смелее, чем мы сегодня можем представить. Эта выставка показала, насколько мы ничего не знаем о том, как жили наши бабушки. К тому же стало ясно, что эта тема очень табуирована в нашем обществе. Никто из нас не говорил с бабушками о том, как они влюблялись, выходили замуж, жили в браке», – говорит куратор.

Выставка «Старухи о любви» открылась в 2018 году и для небольшого музея стала настоящим «хитом». Раньше, по словам Алевтины Бородулиной, сюда приезжало около тысячи человек в год. Но теперь бывает и до 500 человек в месяц. Кстати, усилиями Елены в деревне появились гостевые дома, так что поездка сюда может стать и прекрасным отдыхом. Единственный нюанс – музей не работает зимой.

Первый частный музей – «Музыка и время» – появился в Ярославле в 1993 году. Проект сразу получил известность, о нем много писали и говорили, туда стали ездить туристы. Через пять лет в Угличе, на родине основателя алкогольного бренда П. А. Смирнова, организовали Музей русской водки. В Мышкине уже много лет работает Музей мыши – он, кстати, появился как часть Мышкинского народного музея, который начал собирательскую и просветительскую работу еще в 1960‑е годы в качестве детского и молодежного объединения краеведов.

Всего, по данным Ассоциации менеджеров культуры, в Ярославской области сегодня открыто порядка 90 частных музеев, и это своеобразный рекорд. Сложно сказать, что здесь первично, спрос или предложение. Но для создателей музеев такая форма работы становится важным авторским высказыванием. Для путешественников – способом познания территории.

Частные музеи Ярославской области сейчас объединились для участия в фестивале «Музейный ретрит», который проходит каждые выходные до 20 октября. Для гостей фестиваля владельцы музеев придумали специальные программы. К тому же многие из них готовы пообщаться с гостями лично, а это уже совершенно иное, неформальное знакомство с коллекциями и их хозяевами.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK