Наверх
18 апреля 2021

"Топи": хтоническая Россия в сериале Дмитрия Глуховского

©RSS Production

На «КиноПоиск HD» одномоментно вышли первые три серии нового оригинального сериала сервиса «Топи», всего эпизодов будет семь. Сценарий сочинил писатель и журналист Дмитрий Глуховский, автор мегапопулярной фантастической книжной трилогии «Метро 2033» и остроактуального романа «Текст». За режиссуру отвечал культовый театральный и кинорежиссер Владимир Мирзоев, сделавший, например, экранную версию «Бориса Годунова», действие которой разворачивается в созвучной трагедии Пушкина российской современности.

Глуховский говорит, что «Топи» для него – проект личный: «Персонажи, которых вы там встретите, – это не архетипические сказочные герои, это доведенные до гротеска люди, которыми я был окружен в детстве, когда жил в деревне… Я не обещаю вам обычную детскую сказку, я просто запущу вас к себе в подсознание».

В первых трех эпизодах, впрочем, личная составляющая не особенно считывается – возможно, в дальнейшем положение вещей изменится, тем более что Глуховский анонсировал жанровые американские горки. Первая серия – наименее удачная: просто потому, что после открывающей сцены нам показывают почти часовой флэшбек, достаточно подробно, но при этом все равно не слишком глубоко раскрывающий основных персонажей. С другой стороны, хорошо, что создатели «Топей» не стали использовать набивший оскомину прием, когда многочисленные флэшбеки разбивают повествование на протяжении всего сериала.

Итак, в центральной роли занят Иван Янковский – актер уже снимался в проекте по сценарию Дмитрия Глуховского «Текст». Его персонаж в «Топях» Денис представляет собой этакую выдуманную версию Павла Дурова: молодой, но уже очень успешный предприниматель, создавший приложение, напоминающее Телеграм, с той разницей, что его мессенджер одновременно является и детектором лжи.

К герою обращаются спецслужбы, но он напрочь отказывается с ними сотрудничать. Денис болен раком, который не способны вылечить даже лучшие зарубежные врачи, и исключительно ради матери соглашается поехать в чудотворный монастырь в Архангельской области, где будто бы помогали самим безнадежным больным. При бронировании своеобразного тура ему говорят, что в группе должно быть еще три человека, и Денис кидает клич в соцсетях.

«Душа»: мультфильм о смысле жизни, сепарации и джазе

Откликаются сразу четыре человека. Журналиста Макса в исполнении Тихона Жизневского – звезды фильма «Огонь» и будущего главного героя в экранизации комикса «Майор Гром» – увольняют из желтого издания, и он едет в глушь за материалом для репортажа, который мог бы спасти его сомнительную карьеру. Тридцатилетнюю Катю (Катерина Шпица) бросает бойфренд после пяти лет отношений прямо накануне свадьбы (испугался), поэтому ей срочно нужно переключиться. У молоденькой Сони (Анастасия Крылова) только что погибла сестра, но она сбегает, даже не дождавшись похорон: религиозный отец душит ее своими неадекватными требованиями. С Элей (Софья Володчинская) и вовсе происходит какая-то дикая история, связанная с ее происхождением: девушка родом откуда-то с Кавказа, и это не позволяет ей жить свободной жизнью.

Приехав на нужную станцию в Архангельской области и сев в машину к местному таксисту (Максим Суханов, любимый артист Мирзоева), герои в итоге попадают в аварию и застревают посреди северорусского нигде. Монастырь оказывается заброшенным, ближайшая деревня еле жива, приютившая странников старушка явно что-то скрывает, и вдобавок на следующий день куда-то пропадает Катя. Судя по всему, здесь вообще постоянно пропадают люди.

На «КиноПоиск HD» выходил сериал «Водоворот», отчасти подражавший «Настоящему детективу». «Топи» – еще одна попытка создать «южную готику» на российской почве, и пока что складывается впечатление, что весьма убедительная. Готика, конечно, в данном случае северная, но все ключевые черты вышеназванного американского литературного жанра, ставшего популярным и в кино, в «Топях» присутствуют. Это и мистические и фольклорные ноты, и тягучая безысходная атмосфера, и отчужденный главный герой, и религиозная и социальная проблематика, и сеттинг (вместо затхлых болот южных штатов США – топи российских северных деревень).

Сериал Мирзоева и Глуховского можно назвать и этнохоррором вроде недавнего «Солнцестояния»: в третьем эпизоде саспенс окончательно затягивает в свои сети, непрестанное ожидание кошмара одновременно манит и пугает. Осенью с этими жанрами экспериментировали, кстати, и создатели шоу «Территория». Российские жанровые проекты стремительно развиваются, и, возможно, скоро и самые скептически настроенные зрители изменят свое мнение.

Загадки, задаваемые в «Топях», что крайне важно, действительно хочется разгадать, и, кажется, кое-что уже проясняется – отчасти и благодаря подсказкам в анонсах. Любопытно, что один из рассказчиков является ненадежным: из-за опухоли (вероятно, мозга) у героя Янковского то и дело возникают видения. Или это реальность? Так или иначе, очевидно, что каждый из персонажей попал в это далекое от цивилизации место, чтобы разрешить какую-то свою личную внутреннюю проблему (тут уже вспоминается культовый «Остаться в живых»).

"Фрагменты женщины": отмеченный в Венеции фильм о потере ребенка

Одна из главных тем, проходящих сквозь сериал, – умирание. Герои, которые то ли живы, то ли мертвы, попадают в русскую деревню, которая то ли жива, то ли мертва. Откровенно говоря, скорее все же последнее: редкие жители, преимущественно старики, хорошо, если еще не впали в безумие. Даже не метафора, а констатация факта (хотя Глуховский и говорит, что глушь в «Топях» не реальная, а метафизическая).

В «Топях» вообще много актуального, а также нецензурного и эротического – в лучших традициях западных кабельных каналов и стримингов. Важна обязательная для многих шоу последнего времени феминистская линия – что ценно, в специфически-местном разрезе: сразу две героини находятся в зависимости от патриархальных родственников и пытаются обрести свободу от них. В случае с Элей затрагивается чудовищная проблема насильной выдачи замуж и наказания за «неподобающее» поведение до брака. За последнее, кстати, отец клеймил и погибшую сестру Сони. Свободна в своем поведении только Катя, которую все устраивает. «Ну еще бы, ты же отсюда в двадцать первый век вернешься, а я в девятнадцатый. Если вообще вернусь», – объясняет Эля.

«Текст» Дмитрия Глуховского тоже был острым социально-политическим высказыванием, упакованным в жанровую обертку, понятную широкому зрителю. В «Топях» Глуховский продолжает развивать эту линию, рассуждая о коррупции, социальном расслоении, бесправии, журналистской беспринципности. Но, может быть, герои «Топей» все-таки смогут что-то изменить? Ведь создатели называют сериал мистической утопией, а в утопии, в отличие от реальности, возможно все.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: сериалы
Самое читаемое
18.04.2021
17.04.2021