21 апреля 2019
USD EUR
Погода

Экономика, встающая с колен

На фоне чуть приподнявшей голову от дна российской экономики представители крупного и среднего бизнеса вышли с программой «экономика роста», пообещав 10% ежегодно. На самом деле это бунт богатых бизнесменов, оказавшихся вне поля принятия решений. Четвертая авиакомпания России «Сибирь» покупает «Трансаэро», похоже, вопреки воле чиновников. Украина собирается подать на Россию в суд для реструктуризации задолженности в $3 млрд. Евро упал на новостях о вероятном продолжении политики количественного смягчения от европейского центробанка.

«Я сам обманываться рад…»

Минэкономразвития доложило, что ВВП России начал расти – если считать со снятой сезонностью, в сентябре к августу рост составил целых 0,3%. Конечно, это лучше, чем –0,3%. Но радоваться пока нечему – то, что экономика находится «на дне» с начала года, ни для кого не секрет. И данных за один месяц никак недостаточно для уверенных выводов о ее переходе к росту. Так, экономика немного «подняла голову от дна». И уж точно недостаточно таких слабых данных, меньше уровня достоверности статистики (по ВВП – плюс-минус 0,5%). Но чиновникам так хочется видеть позитив, что они уже все за экономику решили.

«По нашим оценкам, экономика достигла дна в июне–июле, и сезонно сглаженный ВВП где-то в июле–августе – ноль… в сентябре мы даже имеем небольшой рост», – сказал замглавы Минэкономразвития России Алексей Ведев на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам. «У нас есть осторожный оптимизм», – добавил он. Говоря о результатах всего 2015 года, Ведев подтвердил, что министерство ожидает падения ВВП на 3,9%, что хуже предыдущих прогнозов МЭРа.

Президент России в очередной раз высказался по экономике на заседании дискуссионного клуба «Валдай». Он, как всегда, говорил не о «дне» кризиса, а о его «пике» и заявлял, что он пройден.

Бунт «стомиллионеров»

Представители российского бизнеса подготовили программу «Экономика роста» в рамках Столыпинского клуба. Они считают, что вполне возможно достижение российской экономикой 10% ежегодного роста.

Фото: РИА Новости

«Для этого необходимо отойти от приоритетов «макроэкономической стабилизации», жесткой денежно-кредитной политики, перенести приоритет с государственно-монополистической экономики крупных сырьевых и финансовых олигополий к политике приоритетного развития частного, в первую очередь производственного бизнеса, реализации комплексной системной программы по снижению административной и финансовой нагрузки на частный бизнес, росту конкуренции и проведению «умной» промышленной политики, опирающейся на механизм частно-государственного партнерства с использованием механизмов денежно-кредитного авансирования экономического роста».

В программе есть множество предложений по проведению мягкой денежной и бюджетной политики, направления денег в инвестиционный контур, налогового маневра в пользу среднего бизнеса. Но постоянно подчеркивается, что ни в коем случае не на пенсии, выплаты бюджетникам и т. д. – потому что это может разогнать инфляцию.

С точки зрения макроэкономики эта позиция не выдерживает критики. Формула экономического роста проста: рынки + инвестиции. Нет никакого смысла разгонять инвестиции и производить продукцию, если вы не сможете ее продать, если у вашего товара нет рынков.

Рынки – это конечный спрос в экономике, формируемый прежде всего потребительским спросом (а также государственным, вроде оборонного, и экспортом). Если вы выстраиваете экономическую систему без роста спроса, вы рубите сук, на котором сидите, вы ускоренно уткнетесь в кризис перепроизводства и никаких 10% роста не увидите.

Рынки – всегда первая цель политики, нацеленной на рост. Исторически ускоренный рост обеспечивается за счет одного/нескольких элементов конечного спроса. Это военный рост, как в США в 1939–1945 годах или в России в 2013–2015-м. Это экспортоориентированный рост, как у «южноазиатских тигров», постепенно переходящий в рост на основе потребительского спроса (именно на этой стадии сейчас находится Китай). Но по-любому первоочередная проблема для роста – это рынки, куда можно продавать продукцию.

Именно этот элемент выпадает из программы Столыпинского клуба. Наоборот, в ней предлагается всячески тормозить рост потребительского спроса. Допустимые авторами механизмы стимулирования рынков – заниженный валютный курс и игра таможенными пошлинами. Этого явно недостаточно.

Конечно, рост спроса населения приводит прежде всего к росту цен, это нормально. Именно рост цен дает сигнал производству, чего и сколько надо изготовить дополнительно, что пользуется спросом, что дает наибольшую прибыль. Рост инфляции – неотъемлемый элемент политики экономического роста. Без нее чуда роста не будет. Но для нашей элиты все эти мысли – абсолютное «зло», как и слова «эмиссия», «инфляция», «дефицит бюджета», «рост кредитования»… Поэтому быстрый экономический рост в России невозможен с таким «либеральным» подходом (в кавычках – потому что ничего либерального в этом нет, но это менталитет российской элиты, относящей себя к либеральной).

Программа Столыпинского клуба – прекрасная иллюстрация к этому тезису. Но все же эта программа важна для понимания современных социальных и экономических трендов.

Сегодняшняя иерархия в принятии экономических решений выглядит трехэтажной: высшие чиновники, руководители госкомпаний и госбанков, миллиардеры. Эта элита принимает решения и «отжимает» в свою пользу всю остальную экономику, насколько может.

Представители «четвертого этажа», условно говоря, владельцы не миллиардных, а стомиллионных (в долларах) состояний остались вне сферы принятия решений. Это крупный и средний бизнес, и он не согласен с такой ситуацией. Ведь его «выдаивают» по полной – ростом тарифов на электроэнергию и перевозки, коррупционной рентой, обходят налоговыми льготами и госдотациями и т. д. «Стомиллионеры» хотят, чтобы их голос был услышан. Фактически все, что предлагает программа, – это оставить все как есть, только заменить чиновникам опору с госкорпораций и миллиардеров на «стомиллионеров» и начать «отжимать» крупнейший бизнес в пользу крупного и среднего.

Понятно, что это иллюзии. Для чиновников такая позиция неудобна. Помните, как в конце 2014 года президент России рассказывал, как поднял трубку и позвонил одному своему другу:

– Скупаешь валюту?

– Ну да. Скупаю.

– А сколько сможешь продать?

– Ну… миллиарда три долларов…

– Продавай (вольный пересказ).

А теперь представьте, что президенту надо сделать не 2–3 таких звонка, а 20–30. «Ручное управление» просто разваливается. Это неприемлемо.

Полетят ли эти самолеты?

Вокруг наследства «Трансаэро» вновь заскипели страсти. Вроде бы уже было все решено – «Аэрофлот» не покупает компанию, ее отпускают на банкротство, а госкомпания забирает себе все ее лакомые международные маршруты без долгов компании. Все хорошее без всего плохого. По креслокилометрам «Аэрофлот» получал на международных перевозках из Москвы 80% рынка (без СНГ). В обиде оставались государственные и частные банки, кредитовавшие «Трансаэро» и предоставившие ему свои самолеты в лизинг, а также аэропорты, поставщики топлива и т. п. (кредиторская задолженность компании). Госбанкам как-нибудь государство поможет, а частные банки ведущей роли не играют.

Фото: Сергей Пивоваров/РИА Новости

«Аэрофлот» направил в Росавиацию и правительство запрос на почти сотню международных направлений «Трансаэро». И вопрос был уже почти решен, но тут в середине октября аналогичные заявки направили «Сибирь» (S7) (на 24 международных направления) и «Уральские авиалинии» (12 направлений).

А потом вдруг стало известно, что «Сибирь» решила купить «Трансаэро» за необъявленную сумму (намного больше 1 рубля, за который покупал «Трансаэро» «Аэрофлот»). Семья Филевых (владельцы «Сибири») быстро договорилась с семьей Плешаковых–Анодиных (владельцы «Трансаэро»).

«Сибирь» – авиакомпания примерно вдвое меньше «Трансаэро» и втрое – «Аэрофлота» (45 самолетов против 106 и 163 соответственно), занимает 4-е место на рынке авиаперевозок (около 9% в 2014 году). В отличие от «Аэрофлота» и «Трансаэро», компания закончила 2014 год с небольшой, но прибылью. Отличается крепким финансовым положением, наличием свободных денежных средств и минимальными долгами (и те почти все долгосрочные). Чистый долг – около нуля.

Государство неожиданно бурно отреагировало на эту новость, заявив, что отзывает полетный сертификат у «Трансаэро». А Владислав Филев, совладелец авиакомпании «Сибирь», заявил, что его это не пугает, сделка все равно состоится. В интервью «Коммерсанту» Филев сказал несколько важных вещей: «Я рассчитываю, что руководители (страны. – «Профиль») все-таки смогут увидеть альтернативный путь, кроме укрупнения в отрасли и огосударствления экономики». Или: «Любой бизнес, даже самый сильный, слабее даже самого слабого государства, а тем более такого сильного, как наше. Безусловно, именно государство сейчас заказывает музыку. Но мы рассчитываем, что нашими союзниками станут самые большие госбанки – ВТБ и ВЭБ».

На самом деле Филевы вступили в достаточно рискованную игру. За очень небольшие деньги они хотят отхватить лакомую часть «Трансаэро» (выгодные международные маршруты), отправив компанию потом на банкротство и не собираясь возвращать ее долги. Выгода банков тоже очевидна – они передадут «Сибири» самолеты, которые освобождаются из-под лизинга с «Трансаэро» (и их не возьмет в нынешней ситуации больше никто) и которые будут летать по маршрутам, полученным от «Трансаэро». Банки решат эту и часть других своих проблем индивидуально, до банкротства и вступления в общую массу кредиторов (им не достанется почти ничего, как обычно).

Главный риск Филевых, конечно, не деньги, а проблемы от рассерженных самовольством «Сибири» госчиновников. С другой стороны, взможность перехватить у «Аэрофлота» часть лакомого наследства «Трансаэро» может больше не представиться.

Куда движется евро?

Глава Европейского ЦБ Марио Драги на пресс-конференции по итогам заседания Совета директоров ЕЦБ сообщил миру, что «мы продолжим ежемесячный выкуп активов в полном объеме – на сумму 60 млрд евро в месяц. Эти покупки продлятся до конца сентября 2016 года или дольше при необходимости, но в любом случае до тех пор, пока мы не увидим устойчивой корректировки динамики потребительских цен в соответствии с нашей целью достижения инфляции чуть ниже уровня 2% в среднесрочной перспективе», – заявил Драги. Восстановление европейской экономики замедлилось, рост ВВП сократился до +0,4% во втором квартале (+0,5% в первом), это ниже ожиданий.

Неожиданно «голубиная» позиция Драги взорвала рынок. За полдня в четверг после пресс-конференции евро упал почти на 2% – с 1,13 (к доллару) до 1,11, а в пятницу продолжил движение в сторону 1,10.

Контраст евро с долларом большой: на фоне продолжающихся разговоров в США о повышении процентной ставки (пусть даже с начала 2016 года) Драги говорит о возможном продолжении политики количественного смягчения. Евро в такой ситуации не может не падать. Не удивлюсь, если до конца года мы увидим евро за 1,05 и даже ниже долларов.

Долг Украины реструктурирован, а с Москвой она будет судиться

14 октября прошло собрание кредиторов Украины по евробондам. Проблем не возникло – все условия реструктурирования и списания части долга подтверждены, набраны необходимые 75% голосов по всем выпускам, кроме российского. Москва не приехала, и по ее выпуску евробондов решение не принято. После того как МВФ отступил в сторону от этого спора, Россия осталась одиноким «ястребом» по украинским еврооблигациям.

Mikula Martin/CTK/ZUMA Press/ТАСС

Премьер Украины Арсений Яценюк собирается 29 октября предложить России присоединиться к решению кредиторов или начать с Россией судебный процесс. Замглавы МИД РФ Василий Небензя в ответ заявил 23 октября: «Наш долг – государственный, поэтому мы в этих встречах (29 октября), думаю, принимать участия не будем. Долг Украины РФ не в этом формате должен обсуждаться». Что ж, впереди еще один суд, который Россия, вероятно, проиграет. 

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK