24 июня 2024
USD 87.96 +2.54 EUR 94.26 +2.81
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Какие санкции Запад ввел против России в годовщину СВО, и чем они опасны
антироссийские санкции Россия США Экономика

Какие санкции Запад ввел против России в годовщину СВО, и чем они опасны

Годовщину специальной военной операции (СВО) на Украине западные страны отметили масштабным введением новых санкций против России. В их числе – ужесточение экспортного контроля. Списки запрещенных к поставке товаров существенно расширились. В чем конкретно состоят новые ограничения, и что они означают для России?

Митинг в Лондоне с призывом ввести санкции против России

Митинг в Лондоне с призывом ввести санкции против России, 25 февраля 2022

©Wiktor Szymanowicz/Future Publishing via Getty Images

Ключевую роль в экспортном контроле в отношении России играют Соединенные Штаты. Торговый оборот между нашими странами ничтожен. Он в разы уступал торговле России и ЕС еще до начала спецоперации. Однако множество товаров, поставляемых из третьих стран, содержит в себе американские компоненты или ноу-хау. Они могут быть собраны по американским технологиям или на оборудовании из США, а значит, подпадать под экспортный контроль. Поставка таких товаров из третьих стран без лицензии американского минторга будет означать нарушение законодательства и грозить административным или уголовным преследованием. Причем фигурантами разбирательств могут стать как граждане США, допустившие нарушение, так и зарубежные посредники.

Каким будет место России в мировой иерархии после СВО?

Структурно американский экспортный контроль в отношении России состоит из нескольких блоков. Первый – товары из списка коммерческого контроля (Commerce Control List). Почти сразу после начала СВО большая часть составляющих списка была запрещена к поставке в Россию. Ограничения охватывали такие категории, как электроника (с исключением по бытовой электронике), компьютеры, лазеры и сенсоры, товары из сферы IT и телекоммуникаций, навигации и авионики, а также морские и аэрокосмические товары и технологии. В отношении фигурантов так называемого «списка лиц» (Entity List) минторга США распространялись санкции и на остальной список торгового контроля. В «списке лиц» сейчас находятся сотни российских предприятий и НИИ. В их отношении действует политика отказа, то есть лицензию на поставки в их пользу получить практически невозможно, за редкими гуманитарными изъятиями. В этом сегменте расширение санкций свелось к внесению в «список лиц» 76 отечественных предприятий. Шаг этот неожиданным не назовешь. Охота на российских промышленников, особенно связанных с государством, началась еще год назад. Было очевидно, что список будет пополняться. Рано или поздно в него войдут все или почти все подобные компании.

Пакет с пакетами: какие санкционные риски ждут Россию в новом году

Второй блок – промышленные товары, не входящие в список торгового контроля. По ним ведется особый учет. Первая заметная волна таких санкций прошла еще в мае прошлого года. Тогда под ограничения попало несколько сотен наименований. В сентябре список расширился, а в феврале пополнился еще несколькими сотнями кодов ТН-ВЭД. В общий список входят прокат из чугуна и стали, котлы, генераторы, паровые турбины, двигатели, промышленное оборудование, подшипники, транспортные средства и т. п.

Наконец, третий блок – «товары роскоши». По ним ограничения также появились еще в прошлом году. Коснулись они широкого спектра товаров – от табака и алкоголя до роялей и произведений искусства. Однако последний пакет санкций расширил этот перечень весьма специфическим образом. В него попали товары широкого потребления: кондиционеры, посудомоечные машины, весы, лифты, принтеры, ксероксы, калькуляторы, клавиатуры, сканеры, фены, микроволновые печи, смартфоны и многое другое. У ряда товаров есть ценовые отсечки. Однако они минимальны. Например, по смартфонам такая отсечка составляет всего $300, то есть разрешены к поставке только дешевые модели. Существуют и другие составляющие экспортного контроля. В их числе запреты на поставки товаров и услуг для добычи нефти в Арктике и сланцевой нефти. Однако по ним заметных изменений не произошло.

Покупатель выбирает смартфон в магазине

Из недружественных стран теперь в Россию можно ввозить только телефоны дешевле 300 долларов

Ирина Бужор/Коммерсантъ/Vostock Photo

Новая волна американского экспортного контроля имеет важное практическое следствие. Раньше параллельный импорт практически не создавал рисков для ввоза из третьих стран товаров, не поставлявшихся из-за корпоративных бойкотов. Посредник в третьей стране мог приобрести товары ушедшей из России компании и реэкспортировать их к нам. В худшем случае такого посредника ожидал бы иск со стороны производителя, если контрактными обязательствами оговаривался запрет на поставки в Россию. Теперь же характер риска меняется с учетом того, что запреты на множество товаров введены уже правительством США. Ввозя в Россию американский товар, его компоненты или иным образом нарушая экспортный контроль, посредник рискует оказаться обвиненным в уголовном преступлении с перспективой тюремного заключения до 20 лет и/или штрафа в миллион долларов. Далеко не все готовы идти на такой риск. Его цена возрастает, а значит, возрастет и цена поставок этих товаров. В случае с товарами широкого потребления новые ограничения вряд ли создадут серьезные проблемы, поскольку им на смену придут китайские аналоги. Однако по ряду категорий промышленного оборудования замену найти будет сложно, а производители в Азии могут быть связаны лицензионными или иными обязательствами, подпадая под экспортный контроль США.

Крепость и поджигатели: как Россия справляется с санкционными атаками

Профильные ведомства Америки уже занимаются тем, что разъясняют бизнесу, в каких ситуациях сделки будут рассматриваться как подозрительные. В числе признаков сомнительной сделки – наличие фирм-прокладок и связей с санкционной юрисдикцией (то есть сам факт связи с Россией уже должен вызывать подозрение), размытая информация о конечном пользователе, финансовые транзакции через посредников, отказ от мониторинга движения товара, изменения накладных и прочей документации и т.п. Такие предупреждения подкрепляются случаями преследования нарушителей. В российском контексте часто ссылаются на попытку ввоза в Россию турбины Vectra 40 G в обход санкций США еще до начала спецоперации. В результате россиянин и его зарубежные посредники были арестованы при подписании контракта в Америке и получили тюремные сроки. Не менее показательно уголовное обвинение в отношении финансового директора китайской Huawei Мэн Вэньчжоу. Она почти три года провела под домашним арестом в Канаде в связи с уголовным делом, заведенным американскими властями. Минюст США подозревал Мэн Вэньчжоу в создании схемы поставок оборудования с американскими компонентами в Иран. Другой китайской телекоммуникационной компании – ZTE – пришлось заплатить более миллиарда долларов штрафа властям США за поставки в Иран оборудования без американской лицензии и умышленный обход санкций. Произошедшее с Huawei и ZTE, по задумке американцев, должно послужить сигналом для остальных китайских компаний – не вздумайте нарушать санкционный режим.

Меры экспортного контроля США усиливаются финансовыми санкциями. За прошедший год число попавших под ограничения россиян выросло в разы. Их имущество в американской юрисдикции заморожено. Им запрещено предоставлять любые материальные ресурсы. Обход финансовых санкций также чреват административным или уголовным наказанием. Вашингтон не стесняется применять и вторичные санкции, то есть вводит блокирующие санкции за транзакции с уже заблокированными лицами. В последнем пакете санкций такие эпизоды есть. В целом вторичные санкции используются достаточно редко, но на российском направлении их может стать больше. Преследование нарушителей санкций Соединенные Штаты теперь тесно координируют с другими инициаторами санкций, в т. ч. с партнерами по «большой семерке». Россия для них – приоритетная цель.

Сварить лягушку: в чем суть американской стратегии противодействия России

В плане новых мер экспортного контроля отличился и Евросоюз. Структура его ограничений сходна с американской. Здесь также присутствуют ограничения по товарам двойного назначения, «товарам роскоши» и промышленным товарам. В десятом пакете существенно расширено Приложение XXIII Регламента 833/2014. В него вошли как, например, мел, розы и обои, без которых россияне вполне смогут обойтись, так и более значимые для нашей экономики двигатели, насосы, электрооборудование, транспортные средства и т. п. Расширилось и приложение VII c электроникой и прочими высокотехнологичными наименованиями. Пополнился список компаний, которые рассматриваются ЕС как конечные военные пользователи, в отношении которых не действуют исключения из санкций. Последние две меры были более чем предсказуемы. Как и в американском случае, санкции по промышленности и высоким технологиям будут расширяться до предела.

Проблема с европейскими санкциями в том, что за годы партнерства уровень торгового оборота достиг $200 млрд. Замена поставщиков промышленных товаров возможна и в текущих условиях неизбежна. Однако объемы накопленной промышленной кооперации делают процесс разрыва связей болезненным. Впрочем, осознание неизбежности перемен у российского бизнеса сформировалось еще в прошлом году. Новый пакет санкций удивил размахом, но вряд ли привел к качественным изменениям. В отличие от США, у стран Евросоюза пока не отработан механизм борьбы с нарушением санкций. Единичные уголовные дела были еще до СВО. Так, в 2015-м двое граждан Германии в обход санкций поставили станки российскому оборонному предприятию. В 2020-м оба получили тюремные сроки и штрафы. В 2021 году в Дании был вынесен относительно мягкий приговор по делу о поставках топлива для российских военных в Сирии. Однако сегодня страны ЕС работают над гармонизацией своего законодательства по преследованию за обход режима санкций. Число дел о нарушении ограничений будет расти. В области экспортного контроля ЕС сотрудничает и гармонизирует свои режимы с Великобританией, Канадой, Японией, Австралией, Южной Кореей и рядом других стран, не говоря уже об Америке. В ряду упомянутых государств большую активность по наказанию за обход санкций уже проявила Великобритания. Как и в американском случае, ЕС, Великобритания и остальные участники «коалиции санкций» усиливают свой экспортный контроль финансовыми санкциями.

Резюмируя, можно сказать: новые ограничения трудно назвать шоковыми для экономики. Но они показали скептикам, что санкционный потенциал еще не исчерпан. Объем товаров, оказавшихся под экспортным контролем, исчисляется сотнями наименований. Вне всяких сомнений, списки будут расширяться и дальше. Ключевое следствие – рост цены риска для посредников в связи с поставками запрещенных товаров в Россию через третьи страны. Замена поставок из недружественных стран своей продукцией, а также товарами из дружественных государств – приоритет на ближайшие годы.

Автор – программный директор Российского совета по международным делам (РСМД)

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль