19 июля 2024
USD 87.88 -0.21 EUR 96.1 -0.2
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Много шума из ничего: в чем главная опасность новых антироссийских санкций
антироссийские санкции санкции Экономика

Много шума из ничего: в чем главная опасность новых антироссийских санкций

В июне Евросоюз анонсировал очередной, 14-й по счету пакет санкций против РФ. В сравнении с двумя предыдущими пакетами нынешний выглядит весьма внушительно: под удар попадают российский СПГ, «теневой флот», Система передачи финансовых сообщений ЦБ. Однако отечественные и западные экономисты признают: ограничения не приведут к резкому замедлению ВВП нашей страны или обвалу национальной валюты и уж тем более не разрушат российскую экономику. В чем же тогда их внушительность? «Профиль» выяснил, насколько опасны новые санкции Брюсселя.

Завод по производству сжиженного природного газа

©Максим Блинов/РИА Новости

Содержание:

Двойное дно ограничений

В новом европейском пакете больше десяти позиций, однако наибольшее влияние на нашу экономику способны оказать четыре группы рестрикций:

– запрет на перевалку сжиженного природного газа (СПГ) из РФ в европейских портах плюс запрет на инвестиции, а также предоставление товаров и технологий для новых российских СПГ-проектов;

– запрет на обслуживание в европейских портах 27 танкеров из «теневого флота» РФ, используемого для обхода потолка цен на нефть и нефтепродукты;

– ограничения против Системы передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС);

– экспортные ограничения в отношении более 60 компаний, помогающих Москве приобретать, как считают в Брюсселе, товары и технологии двойного назначения.

Итак, по порядку. Запрет на перевалку, т. е. перегрузку российского СПГ в европейских портах. Дело в том, что сжиженный газ из Ямала вывозят танкеры ледового класса Arc7 (Yamalmax) – это тяжелые, относительно тихоходные суда, специально адаптированные для плавания в сложных ледовых условиях. Транспортировать на них газ на большие расстояния, скажем, в Азию – туда идет до 86% продукции «Ямал СПГ», – экономически невыгодно. Поэтому «Ямалмаксы» доставляют топливо в европейские порты на Балтике (в основном во Франции и Бельгии), где перегружают его на обычные газовозы, которые идут в Китай, Индию и т. д. С весны 2025 года такая операция будет под запретом, при этом продажу СПГ странам ЕС и выгрузку его в европейских портах никто не запрещал.

ПМЭФ-2024: как будет развиваться российская экономика в ближайшие годы

Первыми от демарша еврочиновников пострадали европейские фирмы, осуществляющие перевалку и имеющие долгосрочные контракты с «Новатэк», – по сообщениям иностранных СМИ, их акции резко пошли вниз. Безусловно, пострадают и компании, входящие в проект «Ямал СПГ»: помимо российской «Новатэк» (контрольный пакет 50,1% акций) это французская Total и китайская CNPC (у них по 20%), и китайский Фонд Шелкового пути (9,9%). К слову, именно эти компании, а не РФ являются собственниками СПГ, который везут «Ямалмаксы».

Тут есть нюанс. Проекту «Ямал СПГ» предоставлено множество налоговых льгот: газовые месторождения освобождены от налога на добычу полезных ископаемых, не платится вывозная пошлина, серьезно урезана ставка налога на прибыль. То есть доход российскому бюджету он приносит пока совсем небольшой, напротив, государство продолжает вкладываться в этот проект. А ведь заявленная цель западных санкций – снизить доходы российской казны, чтобы затруднить финансирование «оборонки» и ведения боевых действий.

Возможными бенефициарами запрета на перевалку могут стать европейские покупатели СПГ в том случае, если топливо из РФ будет продаваться Европе, чтобы не гонять «Ямалмаксы» в Китай и Индию. Или поставщики из Соединенных Штатов, которые являются прямыми конкурентами российского проекта. Но, скорее всего, продавцам российского СПГ придется переваливать его борт-в-борт в Мурманской области – такая практика уже существует. А также пользоваться Северным морским путем, чтобы оптимизировать маршруты в Азию, – так говорят эксперты.

Кроме того, агентство Bloomberg сообщило, что Россия начала формирование «теневого флота» для транспортировки СПГ. Сделать это непросто. Как отмечал главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов, рынок сжиженного газа относительно молодой и СПГ-танкеров построено всего около пятисот, а суда ледового класса и вовсе наперечет – их производят только в Японии и Южной Корее. Однако, по утверждению Bloomberg, в последние несколько месяцев восемь газовозов было продано малоизвестным компаниям в Дубае. Четыре судна имеют ледовый класс и получили разрешение на плавание по арктическим водам.

Что касается запрета на инвестиции и оборудование для новых СПГ-проектов – здесь у «Новатэк» действительно могут возникнуть трудности. И вся надежда главным образом на Китай.


Что вошло в 14-й пакет санкций против России

– Запрет для политических партий, неправительственных организаций и СМИ получать финансирование от российских источников;– запрет на полет и посадку на территории ЕС самолетов, выполняющих частные рейсы по заказу российских физлиц и компаний;

– запрет на поставки в Россию экскаваторов, транспортных средств повышенной проходимости, электрооборудования, мониторов, некоторых видов станков, марганцевой руды и соединений редкоземельных металлов, а также нескольких видов пластика;

– ограничения на импорт гелия из России;

– запрет на заход и обслуживание в европейских портах судов, замеченных в перевозке военного оборудования для РФ, перевозке компонентов для российских СПГ-проектов, а также для танкеров, перевозящих российскую нефть в обход введенных ранее санкций (27 судов «теневого флота»);

– ограничения против Системы передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС), при этом уточняется, что для некоторых европейских компаний могут быть сделаны исключения;

– ограничения для 61 компании из Китая, Турции, ОАЭ, Казахстана и т. д., помогающих ввозить товары и технологии двойного назначения;

– более строгий контроль за реэкспортом санкционных товаров и технологий. Компании из ЕС должны будут более строго следить за своими «дочками» в других странах, а также за своими партнерами, чтобы те не перепродавали запрещенные товары в Россию.


Вторичные, но не безопасные

Запрет на пользование Системой передачи финансовых сообщений (СПФС), которую называют российским аналогом SWIFT. Она была создана и ограниченно использовалась с 2014 года, когда начались санкционные войны, а с 2022-го стала основным инструментом российских банков для проведения операций за рубежом. На сегодня к СПФС подключены 557 банков из 20 стран, в том числе из Китая и ряда государств ближнего зарубежья.

Чудище о пяти головах: какие напасти ждут российскую экономику в 2024 году

Сам по себе запрет на использование СПФС не так страшен, пояснил «Профилю» экономист Сергей Хестанов, ведь сообщения можно передавать в любой форме, «можно просто создать файл, заархивировать его архиватором с паролем, там будут указания, кому платить, сколько платить». Главный страх и риск здесь – угроза вторичных санкций, т. е. санкций за помощь в обходе санкций.

Это же касается и запрета на транзакции с компаниями (в том числе финансовыми), поддерживающими российский ОПК. Ранее США прямо заявили, что все банки, уличенные в обслуживании расчетов с российскими фирмами, находящимися в санкционных списках, сами будут попадать под санкции. И, судя по действиям американских властей, у них действительно есть информация о платежах, осуществляемых за поставки товаров в РФ.

Напомним, в феврале из-за опасения вторичных санкций все расчеты с Россией остановил китайский Zhejiang Chouzhou Commercial Bank, который являлся основным банком для российских импортеров. Позже перестали принимать платежи от подсанкционных российских компаний Bank of China, Industrial and Commercial Bank of China и China Construction Bank. Одним из итогов этого стало сокращение товаропотока в РФ: по данным ЦБ, с января по май 2024-го импорт товаров в годовом исчислении снизился на 10,3%, импорт услуг – на 11,1%.

Во многом решению проблемы платежей был посвящен недавний визит президента Владимира Путина в КНР. Видимо, в ходе переговоров было достигнуто соглашение о том, что Пекин выделит несколько небольших региональных банков, где не проводят операции в долларах и евро, через которые и можно будет вести расчеты с российскими компаниями, прокомментировал ситуацию Сергей Хестанов.

Действительно, в конце июня сообщалось, что шесть небольших региональных китайских банков, не ведущих бизнес с недружественными РФ странами, начали обслуживать платежи российских компаний. Кроме того, прием транзакций в национальных валютах возобновил Bank of China. На «разруливание» ситуации ушло несколько месяцев, а издержки российских импортеров в итоге выросли, так как комиссии у региональных банков более высокие.

Примерно таких же сбоев и дополнительных издержек можно ожидать и в связи с новыми европейскими ограничениями. Случится это или нет, будет видно в ближайшие месяцы.

Работа супермаркета

Пока главные издержки западных санкций – это растущие инфляционные риски

Александр Кряжев/РИА Новости

Жернов на шее или ядро на ноге

Неожиданным побочным эффектом от опасения вторичных санкций стало укрепление рубля. Ситуация в чем-то напоминает 2022 год, когда российский экспорт резко вырос, а импорт, наоборот, просел.

Сейчас экспорт стабилен, а импорт снова снижается. Это происходит потому, что российские экспортеры и импортеры «очень несимметричны», говорит Сергей Хестанов. Большинство экспортеров – очень крупные компании, а таким игрокам легче преодолеть трудности с платежами. Особенно если контрагент сам в этом заинтересован. Контрагенты – это покупатели российской нефти в Китае и Индии, тоже крупные компании, которым за счет большого количества связей легче решить вопросы с расчетами.

Почему официальная инфляция так сильно отличается от той, что ощущает на себе потребитель

Отечественные импортеры, напротив, компании не слишком крупные, часто даже маленькие – им решать проблемы с проведением платежей намного сложнее. Возникает дисбаланс: экспортеры валюту зарабатывают, пусть даже в юанях, а импортеры ее плохо тратят. Это ведет к наблюдаемому укреплению рубля.

Большинство отечественных и зарубежных экспертов, комментировавших очередной пакет санкций, уверены, что ни одна из них не способна нанести серьезный урон экономике или заставить российские власти изменить политический курс. Новые рестрикции не приведут к резкому сокращению доходов бюджета или заметному снижению российского ВВП. Но этого и не требуется, ведь речь идет о постепенном усилении давления на наше хозяйство. Российской экономике по-прежнему доступно всё, вопрос, сколько за это платится, заявил в одном из интервью бывший первый зампред Центробанка и замминистра финансов РФ Сергей Алексашенко (признан иноагентом).

Любые ограничения увеличивают издержки, каждое дополнительное звено в логистической цепочке, каждый новый посредник делают товар или услугу дороже. Представьте, что грузовая фура доставляет некий товар на 100 км. Где-то ремонт дороги, и машине приходится делать объезд – плюс 20 км. Не смертельно? Нет. Но расход топлива увеличивается на 20%, рабочее время водителя, износ автотранспорта тоже увеличиваются. А помех на дороге становится больше и больше.

Пока главные издержки западных санкций – это растущие инфляционные риски. Импортные товары дорожают, российская валюта девальвируется. Инфляция в годовом выражении, по данным Минэкономразвития на 24 июня, составила 8,61%. В прошлом году при средней инфляции порядка 7% некоторые товары и услуги дорожали на 30%, а порой и на 50%.

В заключение можно сказать: санкции – это не жернов, который повесили на шею российской экономике, чтобы она тут же пошла на дно. Правильнее сравнить их с ядром, прикованным к ноге каторжника. Ходить, приволакивая ногу, он может, а вот бегать – вряд ли. И надо понимать, что это ядро постоянно становится все тяжелее и тяжелее.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль