Наверх
24 сентября 2021

Опустевшие хранилища: сможет ли Украина сохранить транзит газа из России после 2024 года

Газовый вентель
©Global Look Press

Август принципиально не изменил ситуацию с восстановлением запасов газа в крупнейших подземных газовых хранилищах (ПГХ) Европы. Ресурс Gas Infrastructure Europe связывает это с отказом России бронировать дополнительные мощности газотранспортной системы Польши. На украинском маршруте – аналогичная картина. В результате ПГХ Хайдах (Австрия), Реден (Германия), Бергермеер (Нидерланды), в которые обычно «Газпром» закачивает газ накануне осенне-зимнего сезона, уже несколько месяцев остаются полупустыми.

Независимые эксперты уверены: свои обязательства по контрактам российская компания, безусловно, выполнит. Одно из объяснений происходящего – запланированное на конец лета завершение строительства морского газопровода «Северный поток-2». Ввод в эксплуатацию нового транзитного маршрута, как ожидается, позволит быстро ликвидировать образовавшийся дефицит топлива на европейском рынке. Вместе с тем возникают резонные вопросы относительно перспектив ГТС стран-транзитеров. Прежде всего речь об Украине.

С одной стороны, глава «Газпрома» Алексей Миллер уверяет, что этот маршрут будет востребован и после 2024 года – завершения действующего контракта. С другой стороны, он совсем не прозрачно намекает, что решение на этот счет будут приниматься «исходя из экономической целесообразности и состояния ГТС» Украины. «Вопросы новых объемов закупок газа из России для транзита через территорию Украины должны решаться на рыночных условиях и по рыночным ценам. Для объемов новых закупок российского газа по украинскому маршруту суммарно выше текущих транзитных обязательств "Газпром" готов даже увеличить объемы транзита через Украину», – цитирует Алексея Миллера РИА Новости.

Уместно напомнить, что говорить об украинской «трубе» в единственном числе некорректно. Во времена СССР были построены три магистральных газопровода, ведущие на запад, – «Союз», «Братство» и Трансбалканский. Так что Украине в наследство от Советского Союза досталась достаточно достаточно развитая ГТС общей протяженностью почти 3,7 тыс. километров. Беда в том, что за все эти годы инфраструктура не модернизировалась.

Между тем этот маршрут имеет важное значение. Совокупная мощность всех трех транзитных украинских «труб» при максимальной загрузке в лучшие годы составляла от 100 до 110 млрд кубометров газа. По действующему договору, прокачивается в 2,5 раза меньше – всего 40 млрд кубометров. Несложно подсчитать, что два балтийских газопровода совокупной мощностью 110 млрд кубометров газа в год способны полностью заменить непредсказуемую в политическом и техническом отношениях украинскую ГТС.

Проблема в том, что обязательства «Газпрома» перед партнерами в ЕС закреплены по долгосрочным контрактам. Причем некоторые будут действовать после 2035 года. И с учетом в целом позитивного прогноза по спросу газа российская компания готова побороться с конкурентами за сохранение доли (в процентах, при росте объемов) на европейском рынке.

По словам соучредителя украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрия Марунича, после ввода в эксплуатацию «Северного потока-2» транзит российского газа через территорию Украины не прекратится. «Вопрос в том, какие объемы голубого топлива будут поставлять в Европу по этому маршруту. Наиболее реалистичными – это "базовый сценарий" – кажутся оценки 20–30 млрд кубометров газа в год», – подчеркнул собеседник «Профиля».

При этом он считает, что нельзя исключать и более высоких показателей при условии, что спрос на углеводородное сырье на европейском рынке в ближайшие годы существенно вырастет. Благодаря этому у «Газпрома» откроется возможность постепенно наращивать физические объемы экспорта, не нарушая введенные Еврокомиссией ограничения под предлогом диверсификации поставок.

Впрочем, опыт показывает, что при форс-мажоре на эти правила в ЕС иногда готовы временно закрыть глаза. Так, в первом квартале 2021 года российский газ занял около 45% рынка ЕС. Причины объективные – холодная зима и начало восстановления экономик ведущих европейских стран после коронакризиса.

Однако в Брюсселе это все равно не приветствуют. Очевидно, что в будущем европейские партнеры «Газпрома» постараются не допускать подобных «перекосов», считает Дмитрий Марунич. «Таким образом, будущее украинской ГТС сейчас во многом зависит от правил игры на газовом рынке, определяемых ЕС. В любом случае для европейцев модернизация нашей "трубы" не стоит в повестке дня», – уверен он.

Желающие вкладывать несколько миллиардов евро в то, что сейчас используется примерно на 30%, а в будущем будет востребовано еще в меньшей степени, вряд ли найдутся. Другое дело – точечные проекты по замене устаревшего оборудования на компрессорных станциях на современное и экологичное. Они реализуются главным образом на немецкие деньги уже сейчас, отмечает Дмитрий Марунич. Инвесторам это обходится в несколько десятков миллионов евро.

А вот потребности в финансировании модернизации всей ГТС Украины сейчас оценить сложно. Есть расчеты британской компании Mott MacDonald, датированные ноябрем 2011 года, согласно которым на эти цели тогда требовалось $4,8 млрд. Однако цифры десятилетней давности, по словам эксперта, явно уже неактуальны.

В свою очередь, генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов исходит из того, что транзит через Украину в будущем будет зависеть от объемов закупок российского газа в ЕС. Точно об этом сказать сегодня не сможет никто. Москве и Киеву еще только предстоит найти компромиссное решение. «Очевидно, что ГТС Украины будет востребована зимой при росте потребления газа в Европе. Ну а летом трейдеры будут закачивать топливо в украинские ПГХ», – говорит эксперт.

Куда сложнее выполнить другое условие, поставленное Алексеем Миллером, – привести в порядок украинскую ГТС. Киев уже много лет ищет инвесторов, но никто пока на это не согласился, напомнил Сергей Правосудов.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
24.09.2021