Наверх
3 июля 2022

Почему пенсии одним российским пенсионерам повышают за счет других

©Сергей Авдуевский / Профиль

Сегодня в России живут более 43 млн пенсионеров. Это огромная по численности социальная группа – почти треть населения страны. И хотя пенсии у большинства, мягко говоря, скромные, общие затраты на их выплату достигают нескольких триллионов рублей в год.

Неудивительно, что у правительства во время экономических кризисов возникает искушение частично решить проблемы федерального бюджета за счет пожилого поколения. Как это происходит, разбирался «Профиль».

Нестраховой случай

Система обязательного пенсионного страхования, согласно российскому законодательству, предусматривает три вида пенсий – по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца. Для госслужащих, военнослужащих, лиц, работающих на вредных и опасных производствах, представителей некоторых творческих профессий имеются свои особенности назначения пенсии.

Почему пенсионную систему России не удалось адаптировать к рыночной экономике

Однако для большинства россиян основанием для выхода на заслуженный отдых является возраст. Размер страховой пенсии зависит от трудового стажа, заработной платы, внесенных работодателем страховых взносов, отдельных периодов, включаемых в трудовой стаж, индивидуальных пенсионных коэффициентов. Пенсионный фонд России ведет персонифицированный учет пенсионных прав граждан, зарегистрированных в системе обязательного пенсионного страхования (СНИЛС).

Оформив пенсию, человек вправе либо продолжить трудовую деятельность, либо не работать. Казалось бы, столь четкая регламентация надежно определяет социально-партнерские отношения государства и гражданина. Однако на деле правительство считает допустимым, оправдываясь форс-мажорными обстоятельствами, менять по своему усмотрению правила игры. И порой делает это не в пользу наиболее социально уязвимой категории населения – пенсионеров.

Именно это произошло четыре года назад, когда было принято решение производить ежегодную индексацию пенсий на уровень инфляции только неработающим пенсионерам. Работающих же такого права лишили. Это преподносилось как одна из антикризисных мер, направленная на сокращение дефицита бюджета ПФР.

Мои года, а где богатство?

Безусловно, неработающие пенсионеры в материальном плане находятся в худших условиях, чем те, кто работает, а значит, получает дополнительный доход в виде заработной платы. В правительстве, руководствуясь этой логикой, посчитали, что повышение пенсий тем, кто продолжает трудиться, можно отсрочить до момента увольнения с работы. После этого индексация «размораживается» и размер пенсии задним числом увеличивается с учетом ранее произведенных индексаций.

Покой только снится

Казна в любом случае остается в плюсе – суммы, которые все это время не начислялись, не возвращают. Очевидно, что здесь нарушается принцип социальной справедливости. В России практически для всех пенсионеров по возрасту характерно низкое качество жизни из-за мизерных доходов. Государственное пенсионное обеспечение и меры социальной поддержки не покрывают расходов, необходимых для удовлетворения потребностей представителей «серебряного» поколения и обеспечения им достойной жизни.

Таким образом, для многих россиян возможность работать после выхода на заслуженный отдых, чтобы помимо пенсии получать зарплату, едва ли не единственный способ поправить свое материальное положение и накопить какие-то деньги на будущее, когда в силу возраста или состояния здоровья они будут вынуждены уйти на покой.

Статистика роста среднего размера пенсий и прожиточного минимума пенсионеров (ПМП) за период 2016–2019 годов, казалось бы, свидетельствует о положительной динамике.

Четыре года назад ПМП составлял 8081 рубль, а сейчас – 9236 рублей. Средняя пенсия за это время выросла с 12351,1 до 16437 рублей. Однако сопоставление абсолютных показателей говорит об обратном. У представителей старшего поколения финансовых возможностей для удовлетворения всех социальных потребностей явно недостаточно, если единственным источником дохода является пенсия.

Экономисты считают, что у пенсионера меньше расходов, чем у молодежи, хотя на самом деле это совсем не так

Shutterstock / Fotodom

Субъекты Российской Федерации по закону должны осуществлять социальные выплаты и предоставлять натуральные услуги наиболее нуждающимся с таким расчетом, чтобы довести доходы до прожиточного минимума в регионе. С этим не всё так просто. Сложность в том, что покупательная способность пенсионных средств остается низкой по многим видам товаров и услуг.

Вопреки распространенному мнению о минимизации потребностей поколения 60+ и, соответственно, снижении расходов результаты целевых исследований свидетельствуют об обратном. На деле с возрастом радикально изменяются потребительское поведение и приоритеты затрат. Причем все смещается в сторону приобретения дорогостоящих (по рыночным меркам) товаров и услуг.

Например, существенное место в статье расходов домохозяйств пенсионеров занимают покупка лекарств, оплата медицинской помощи и социальных услуг (например, ухода) в связи с ухудшением здоровья пожилых людей. Кроме того, резко увеличиваются и затраты на оплату услуг при решении вопросов жизнеобеспечения старшего поколения.

Государство предложит россиянам самостоятельно заботиться о себе в старости

Структуру расходов среднестатистического российского пенсионера можно представить следующим образом: 62,9% – затраты на питание и разные обязательные платежи, 8% – на непродовольственные товары, 15% – на медицинские и социальные услуги, 14,1% – на лекарства. Показатели отличаются от структуры прожиточного минимума пенсионера, официально принятого в России.

Очевидно, что старые люди вынуждены распределять личный бюджет совсем не так, как считают чиновники профильных министерств и ведомств. Что неудивительно, ведь средства, предусмотренные на эти цели в системах ОМС и социальной защиты населения, не могут в полной мере компенсировать затраты на удовлетворение потребностей старшего поколения.
Поэтому пенсионер, если позволяет здоровье, стремится продолжать работать.

Социологические исследования выявили три группы факторов, влияющих на мотивацию продолжения трудовой деятельности пожилых людей: экономический (материальные трудности вследствие низких доходов), социальный (стремление к сохранению своего социально-профессионального статуса, передаче опыта, наставничеству, сохранению связи с коллективом и обществом в целом) и психологический (преодоление депрессии, одиночества).

Экономический фактор называют подавляющее большинство респондентов – 87%, социальный – 18%, а психологический – всего 4%. Вывод такой – среди мотивов, побуждающих людей даже в преклонном возрасте продолжать трудиться, наибольшую роль играет экономический, связанный с потребностью в повышении доходов и качества своей жизни.

Глубокая «заморозка»

«Заморозка» индексации пенсий привела к тому, что каждый работающий пенсионер недополучил примерно по 10 тысяч рублей в год в 2016‑м, 2017‑м и 2018‑м и около 12 тысяч рублей в 2019 году. Это почти 3% его доходов.

Однако сколько на этом сэкономило правительство, разобраться сложно. Оценки экспертов здесь существенно расходятся. Одни утверждают, что «заморозка» индексации якобы позволила сохранить в бюджете ПФР около 300 млрд рублей, другие называют вдвое большую сумму, а третьи – в несколько раз меньшую.

Разночтение объясняется тем, что нет достоверных данных о численности работающих пенсионеров, продолжительности их трудовой занятости в течение года и реальном уровне заработной платы. Неопределенность с численностью можно объяснить тем, что после отказа государства индексировать пенсии официальное трудоустройство и белая зарплата для кого-то потеряли ценность и они ушли в теневой сектор экономики.

Что касается уровня зарплаты, то ее фактический размер может быть как больше, так и меньше показателей, которые отражают в своих отчетах предприятия и организации. Углубленных научных исследований по данной проблематике давно не проводилось. Таким образом, чиновникам, статистикам и экспертам сегодня предоставлено широкое поле для фантазий и предположений.

Как бы то ни было, трудовая деятельность для большинства взрослого населения в нашей стране была и остается главным путем к материальному достатку. Именно работа должна открывать человеку возможности для создания условий достойной жизни в преклонном возрасте. В этом контексте одностороннее изменение государством установленных правил недопустимо. Такие решения – искажение социально ориентированной экономики и грубое нарушение действующего законодательства.

Хитрости дожития

Отдельная тема – стимулирование более позднего выхода на пенсию вроде бы оставляет за работником право выбора и принятия окончательного решения. Однако предложения такого рода все-таки некорректны в нравственном отношении и сомнительны по правовым основаниям. За этим просматривается плохо скрытое желание государства сэкономить, отодвинув на год-два-три начало пенсионных выплат. Нелишне будет напомнить о средней продолжительности жизни в России. В 2019 году у мужчин она составила 68,5 года, у женщин – 78,5.

При этом возраст выхода на пенсию для представителей сильной половины человечества в среднесрочной перспективе повысят до 65 лет. Выходит, что на так называемый заслуженный отдых даже без более позднего выхода на пенсию среднестатистическому российскому мужчине остается всего 3,5 года. На продолжение трудовой деятельности, как это происходит сейчас, времени может вообще не быть.

Что скрывать, на рынке труда 65‑летние соискатели вакансий, имеющие не только опыт, но и длинный список профессиональных и возрастных заболеваний, не представляют особой ценности в глазах работодателя.

Очевидно, что и без бюрократических ухищрений в основной массе люди пожилого и даже преклонного возраста априори мотивированы на то, чтобы по возможности дольше оставаться на рынке труда. И пенсия им нужна сейчас, причем в полном объеме, без каких-либо изъятий и «заморозок» якобы в государственных интересах.

Конституционное уравнение

Важнейшим условием принятия властями любых решений, связанных с пенсионной системой, выступает повышение роли социального партнерства в перераспределении солидарной ответственности между правительством, работодателем и работником в системе охраны труда и здоровья населения в целом и его отдельных категорий, в том числе по возрастному признаку.

Но к диалогу правительство не готово и ничего менять пока не собирается. Глава Минфина Антон Силуанов, выступая в начале марта в Госдуме, заявил, что вопрос об индексации пенсий работающим пенсионерам следует рассматривать с учетом роста их зарплат. Поскольку сейчас динамика положительная, то нет и оснований отменять «заморозку», считает министр.

Но денег у Минфина нет и по другим причинам. Достаточно вспомнить, что индексация пенсий неработающим пенсионерам проводится на уровень выше инфляции. В 2016 году выплаты были повышены на 4%, в 2017‑м – на 5,8%, в 2018‑м – на 3,7%, в 2019‑м – на 7,05%, в 2020-м – на 6,6%. На эти цели, скорее всего, и направляются средства, которые экономят на работающих пенсионерах.

Кроме того, у правительства появились новые приоритеты, требующие мобилизации резервов бюджета, – реализация задач, поставленных в послании президента Владимира Путина Федеральному собранию. Среди поправок в Конституцию РФ есть и касающаяся обязательств правительства индексировать пенсии не реже одного раза в год. А вот делить пенсионеров по каким-либо признакам глава государства не предлагает.

Автор – профессор РАНХиГС.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое