Наверх
17 июня 2021

Стоит ли радоваться перспективе заполучить в Россию завод Tesla?

Илон Маск во время выступления в рамках марафона общества "Новое знание" в Москве

©Кирилл Каллиников / РИА Новости

Не успел Илон Маск обмолвиться, что не прочь обзавестись заводиком в России, губернаторы наперегонки бросились в Твиттер – щедрыми посулами зазывать дорогого заморского гостя в свои вотчины. Дело тут даже не в Маске, ставшем иконой инновационного бизнеса, на которую одни молятся, а другие с ней борются. Западные инвестиции давно превратились в фетиш. Между тем даже у самой Америки весьма неоднозначный опыт, что получается, когда местные власти легкомысленно завлекают технологических гигантов. Казалось бы, что тут может пойти не так? Большие компании – это большие налоги, квалифицированные рабочие места, новые возможности для местного бизнеса и социальной сферы. Но не всё так просто.

Начнем с налогов. Местные власти вынуждены «продавать» себя в условиях жесткой конкуренции. Потенциальным инвесторам радушно предлагают налоговые льготы, особые преференции и финансовое стимулирование. И бизнес беззастенчиво этим пользуется. В 2014 году штат Невада уломал Tesla построить у них гигафабрику по производству аккумуляторов – ради этого компанию на 10 лет освободили от налогов на имущество и на 20 лет – от налога с продаж. В сентябре 2017-го началась эпопея с новой штаб-квартирой Amazon. Джефф Безос пообещал, что вложит $5 млрд и создаст 50 тысяч рабочих мест. Устроили конкурс, в котором приняли участие 238 городов, в том числе из Мексики и Канады. В феврале 2018-го отобрали 20 финалистов, которые предложили бесплатно выделить землю под застройку. А в ноябре Amazon объявила, что располовинит бюджет и будет строить две площадки: в Вирджинии, где уже находится головная штаб-квартира, и в Нью-Йорке на Лонг-Айленде. Вирджиния предложила $573 млн налоговых льгот и $23 млн в виде финансовых стимулов. Нью-Йорк расщедрился на полтора миллиарда долларов льгот по налогам и стимулирующий пакет в размере $325 млн. Для сравнения: в тот год город собрал $76 млрд налогов, что составляет около половины его бюджета, а Amazon отчиталась о выручке в размере $233 млрд.

Каждое новое рабочее место обходится властям в среднем в $120 тысяч. Налоговый рай для компаний нередко оборачивается проблемами для местных бюджетов. Поступления могут даже снижаться из-за выпадающих доходов. Расходы, наоборот, растут: власти часто вынуждены за свой счет строить и поддерживать для компаний дополнительные объекты промышленной и социальной инфраструктуры. Можно было бы надеяться, что эти инвестиции со временем окупятся, льготы закончатся, и молочные реки наполнят кисельные берега. Но оказалось, что технологические гиганты легко и охотно уходят от налогов. На руку им играет беспрецедентная финансиализация бизнеса, когда капитал всё меньше связан с реальным производством. У Microsoft, например, около 80% вложено в государственные облигации, а у Apple более 40% – в корпоративные долговые бумаги. Налогообложение технологических гигантов вообще стало головной болью уже не только американских властей, но чуть ли не всего мира.

У Amazon, Facebook и Google появился повод для беспокойства – их хотят раздробить

Не всё так просто и с рабочими местами. Проект Amazon на Лонг-Айленде в итоге сорвался из-за протестов общественности. Но если бы его реализовали, что такое 25 тысяч рабочих мест для острова с населением почти восемь миллионов? Пусть не весь Лонг-Айленд, а только Квинс – самый большой после Бруклина административный район Нью-Йорка, где планировалось строительство. Там живут 2,3 млн человек. То есть на Amazon работали бы примерно 1% населения. Еще сколько-то обслуживали бы этих работников. С точки зрения занятости местных жителей это в пределах статистической погрешности. А ведь это очень большой проект. Для сравнения: у нас в Северо-Западном регионе в процесс производства автомобилей «Хёндэ» вовлечено около восьми тысяч человек, включая поставщиков, из которых две с половиной тысячи трудятся непосредственно на заводе в пригороде пятимиллионного Петербурга.

Зато появление больших компаний быстро раскручивает ценовую спираль. Всё начинается с недвижимости. Буквально на днях Google согласовала большой проект по строительству нового кампуса. Но еще в 2017-м, когда только пошли слухи, что компания присматривается к Сан-Хосе, цены на жилье в этом отнюдь не дешевом районе сразу подскочили на 7%, а за полгода выросли на четверть. Но жители недолго будут радоваться тому, как дорожает их собственность. Очень скоро сильно подорожает вообще всё, рост цен начнет опережать рост доходов, и чем дальше, тем больше. Все исследования единодушны в том, что появление технологических гигантов буквально за несколько лет создает сильное экономическое расслоение, негативно влияет на социальную инфраструктуру и нагнетает напряжение в обществе. В итоге многие города, еще недавно считавшиеся идеальным местом для жизни и бизнеса, сегодня испытывают серьезные трудности. Часто приводят в пример Сан-Франциско, Сиэтл и ирландский Дублин, который долгое время успешно предлагал американским компаниям регистрацию в ЕС и низкий корпоративный налог.

Между тем в самой Америке крупный бизнес массово покидает насиженные места, с завидной легкостью порхая туда-сюда. Особенно высокотехнологичные компании, работникам которых при переезде достаточно взять ноутбук подмышку. Коронавирус доламывает последние преграды, превращая всё в сплошную удаленку. А социальное напряжение и политическое разделение дополнительно катализируют процесс. Америка всегда была легка на подъем. Но сейчас внутренняя миграция набрала такие обороты, что всё чаще звучит слово «исход». Для бизнеса это просто накладные расходы. А вот для местных властей и населения тут начинаются настоящие проблемы. В свое время нечто похожее происходило в наших моногородах. В Америке есть свои руины былой промышленной мощи, служившей когда-то гордостью страны. Всё хорошо, пока градообразующее предприятие успешно работает и решает социальные задачи. Но если бизнес испытывает проблемы или перебирается в другое теплое местечко, происходит катастрофа.

В 2008 году Арнольд Шварценеггер, в ту пору губернатор Калифорнии, поддержал решение построить в штате второй завод Tesla Motors

REUTERS/Robert Galbraith

Американцы видят решение в диверсификации экономики и развитии малого и среднего предпринимательства. Критически важным оказалось желание и умение заниматься долгосрочным макроэкономическим и социальным планированием. Кризис 2009 года обнажил множество проблем и принес большие перемены. Значительно усилилась роль общественности. При этом люди всё более недоверчиво относятся не только к проектам, несущим экологические риски, но и к безобидным на первый взгляд белым и золотым воротничкам. А местные власти становятся гораздо более разборчивыми и уже не так спешат хороводить, чтобы заполучить какого-нибудь технологического гиганта или очередной сверхуспешный стартап.

Какие выводы России стоит сделать из американо-китайской торговой войны

А у нас СМИ взрываются заголовками типа: «Регионы России вступили в конкуренцию за право построить завод Tesla». А ведь Маск ничего толком не сказал. Просто упомянул, что хочет видеть заводы компании по всему миру, и «потенциально рассматривает [в том числе] Россию». Допустим, он решит что-то у нас строить. Допустим, к проекту не будет никаких вопросов по экологии. Допустим, не предвидится никаких трудовых конфликтов. Правда, Tesla, наряду с Amazon, хорошо известна своей потогонной системой. Маск и сам это признавал, хотя жаловался: «Ужасно обидно, когда люди говорят, будто мне всё это безразлично». В общем, представим такой чудо-завод от неутомимого Илона Маска. На картинках, которые для подобных проектов талантливо рисуют креативные дизайнеры и наше собственное воображение, всё выглядит очень красиво и футуристично.

А что реально даст открытие такого завода? Мы ждем, что получим какие-то необычайно продвинутые технологии? Или у нас есть хитрый план, скажем, привязать Tesla к безальтернативным поставкам сырья и материалов – в свое время китайцы провернули такое с электроникой? Так КНР четверть века работала над тем, чтобы монополизировать добычу и переработку редкоземельных элементов.

Почему из-за малых металлов началась большая битва

Иностранные инвестиции в современное производство – это неплохо. Возможно, даже для местного бюджета. Упомянутый выше завод «Хёндэ» работает в Петербурге с 2010 года. В декабре 2018-го «Хёндэ Мотор Мануфактуринг Рус» подписала новый контракт со Смольным: город на 10 лет продлил компании нулевые ставки налогов на движимое имущество и на прибыль, а также согласился возмещать утилизационный сбор. Теперь уже «Хёндэ Виа Рус» строит завод по производству двигателей внутреннего сгорания. Еще 16 млрд рублей инвестиций и 500 рабочих мест. Городские власти неоднократно подчеркивали, что будут всячески поддерживать высокотехнологичные производства с высокооплачиваемыми рабочими местами.

Конечно, пользу от завода «Хёндэ» нельзя оценивать, ориентируясь только на количество рабочих мест или поступлений в местный бюджет. Здесь делают каждый седьмой автомобиль в России, причем с самым высоким уровнем локализации производства (достиг уже 55%). Компания вносит заметный вклад в импортозамещение и в то, что по дорогам страны бегают вполне добротные, достаточно современные автомобили по приемлемой цене. И проект Tesla может быть весьма полезным и выгодным. И для страны, и для конкретного региона. Но считать его даром небес точно не стоит.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
17.06.2021