19 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Труду все возрасты покорны

Пенсионная реформа вернет за учебные парты тех, кто забыл, как они выглядят

Фото: Shutterstock/Fotodom

Пенсионная реформа прошла «точку невозврата» – пакет законов принят парламентом и подписан президентом Владимиром Путиным. Изменения начнутся 1 января 2019 года и затронут миллионы россиян – так называемых предпенсионеров, которым до выхода на заслуженный отдых по старым правилам оставалось несколько лет.

Насколько эти люди готовы к переменам? Нуждается ли рынок труда в тонкой настройке? Ответы на эти вопросы искали участники общероссийской научно-практической конференции «Роль старшего поколения в экономической жизни», состоявшейся в Москве.

Профессор кафедры экономики труда и управления персоналом РЭУ им. Г. В. Плеханова Людмила Иванова-Швец назвала самые важные социально-экономические проблемы, с которыми, как ожидается, вскоре столкнутся предпенсионеры. В исследовании, проведенном экспертами университета, отмечается, что трудности для россиян поколения 50+ будут связаны в первую очередь с поиском работы, изменениями условий трудоустройства, а также системы вознаграждения и увольнения.

В частности, по словам Ивановой-Швец, работодатели в контексте пенсионной реформы совсем неохотно раскрывают информацию в части оплаты труда, структуры персонала компаний по возрасту, расходов на обучение и переподготовку пожилых сотрудников. «Бизнес информационно закрыт, и это снижает возможности государства, работников, да и самих предпринимателей принимать адекватные решения», – пояснила Иванова-Швец.

Драма «синих воротничков»

Дискриминацию по возрастному признаку, согласно выводам аналитиков РЭУ им. Г. В. Плеханова, в настоящее время признают 51% участников социологических опросов. Доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты университета Фарида Мирзабалаева убеждена, что в реальности этот показатель значительно выше. Ситуация после старта пенсионной реформы может обостриться, существуют риски, что принятые государством меры по защите прав и социальных гарантий предпенсионеров окажутся неэффективными.

«Работодатели придумают способы, как избавляться от сотрудников старших возрастов. Допустим, за 6–7 лет, а не за 5 до выхода на пенсию начнут низко оценивать результаты его труда, повышать интенсивность работы, то есть применять открытый буллинг (агрессивное преследование члена коллектива. – «Профиль»)», – подчеркнула Мирзабалаева. Чем жестче будет наказание бизнеса за нарушение трудового законодательства, тем изощреннее станут методы выдавливания неугодных работников, полагает она. Защититься же предпенсионерам достаточно проблематично – факты дискриминации на рынке труда доказать очень сложно.

В происходящем есть вина и самих представителей старшего поколения. Многие из них не готовы к переобучению и получению новых профессий, чтобы повысить свою «капитализацию» в глазах работодателей. Особенно если это предполагает личные расходы. За свой счет готовы овладевать знаниями и навыками, как правило, высокооплачиваемые сотрудники с высшим образованием, признает эксперт.

Неквалифицированные работники в значительно меньшей степени мотивированы, поскольку они убеждены, что не получат высоких бонусов в результате переобучения. К тому же рабочие специальности в общественном сознании все еще не столь привлекательны. Эти люди если и готовы учиться, то только за счет работодателя или государства. Вся ответственность и расходы, таким образом, ложатся на чужие плечи.

«Иждивенческий синдром был сформирован во времена СССР благодаря командно-административной системе. С другой стороны, у «синих воротничков» отсутствуют четкие ориентиры на рынке труда, отсюда пассивность», – резюмировала Мирзабалаева.

Инвестировать в переподготовку кадров должен тот, кто более всего в них заинтересован, убеждена психолог Светлана Леднева. Это может быть государство, если оно считает приоритетным сохранить в экономике пожилых работников. Это могут быть и частные компании, ориентированные на сохранение высокой корпоративной культуры и поддержание определенного социально-психологического климата в коллективе. Если переобучение будет нужно и ценно для самого работника предпенсионного возраста, то вполне возможно, что он возьмет на себя расходы.

Уровень занятости лиц пожилого возраста высокий в ЖКХ, сфере бытового обслуживания, торговле, общественном питании, здравоохранении и образовании. Низкий – в строительстве, промышленности и на транспорте. Исследования последних 20–30 лет показывают, что люди с высоким образовательным уровнем чаще сохраняют интеллектуальные способности до 70 лет. «Интеллект адаптируется к возрастным изменениям. Ослабление одних функций способствует формированию других, что позволяет компенсировать деструктивные явления когнитивного старения», – говорит Леднева.

Психолог выделяет несколько факторов, влияющих на решение человека продолжить трудовую деятельность после достижения пенсионного возраста. Согласно опросам, для 87% россиян на первом месте стоят экономические соображения – материальные трудности становятся следствием снижения доходов в случае ухода на заслуженный отдых, поскольку пенсия существенно ниже зарплаты. В меньшей степени для пожилых имеют значение социальные и психологические мотивы оставаться в «строю» как можно дольше.

При этом люди, несмотря на почтенный возраст, должны постоянно учиться, чтобы соответствовать требованиям времени и не потерять работу. Обязательное условие – хорошее здоровье, чтобы овладевать новыми навыками, в противном случае стимулов к развитию и дальнейшему профессиональному росту у пожилого человека не останется. Это так называемая проблема эффективного профессионального долголетия.

Сегодня уровень социально-психологической компетентности российского общества заметно отстает от западноевропейского. Многие россияне ищут способы найти работу, на которой можно меньше отдавать (работодателю, государству) и больше получать. В рыночной экономике такой подход неприемлем. Отсюда разочарованность и недовольство жизнью, выливающееся в депрессию, неврозы и болезни. Все это свойственно всем поколениям, но у пожилых людей проявляется особенно наглядно. Получается, что предпенсионеры – своего рода лакмусовая бумажка социально-психологического состояния всего общества, считает Леднева.

Артем Геодакян/ТАСС

Преимущества «серебряного» возраста

Вопросы трансформации экономики, вызванной старением населения, все чаще находят отражение в научных и политических дискуссиях. Подходы к генезису проблемы старения человечества различны, говорит профессор департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве Российской Федерации Марина Измайлова. «Объединяет позиции признание факта, что пожилое население – новый ресурс для российской экономики», – подчеркнула она.

Продление трудовой деятельности лиц старшего поколения открывает перспективы для использования интеллекта и профессионального опыта этих трудовых ресурсов. Появляются возможности для создания новых рынков труда, выпуска новых продуктов и их потребления. Производители на Западе и в России уже переключаются на пожилых, рассматривая их в качестве потребителей цифровой продукции и активных участников цифровизации экономики.

В 2018 году рынок товаров и услуг для пожилых может превысить $436 млрд и продолжит дальнейший рост вследствие увеличения средней продолжительности жизни. Согласно расчетам ООН, к 2050 году на планете будет жить уже более 2 млрд пожилых людей. Демографический сдвиг делает представителей «серебряного» возраста наиболее быстрорастущей потребительской группой.

«Есть и вторая – ресурсная – составляющая. Старшее поколение способно активно трудиться в условиях формирования цифровой экономики. Однако государство пока обеспечивает условия для существования пожилых на минимальном физиологическом уровне», – отмечает Измайлова. По ее словам, до сих пор власти по умолчанию связывают рост средней продолжительности жизни с увеличением демографической, экономической и социальной нагрузки на трудоспособное население. Для чиновников все это – отрицательные факторы.

Можно согласиться с инструментальной полезностью термина «демографическая нагрузка» в проведении расчетов, но при этом нельзя допускать его переноса на описание социальной роли пожилого человека, отмечает эксперт.

«К сожалению, перспективы использования интеллектуального потенциала старшего поколения как важного ресурса национальной экономики в настоящее время не включаются в современную повестку решения экономических и социальных задач», – резюмировала Измайлова.

В ногу со временем

Пенсионная реформа в целом и повышение возраста выхода на заслуженный отдых в частности для большинства россиян, относящихся к поколению 50+, – ситуация практически стрессовая. И дело не в том, насколько рынок труда приспособился к работе по новым правилам. Большинство пожилых людей не готово не то что приобретать новые профессии, но и просто повышать квалификацию по специальности, которой они овладели много лет назад, считает преподаватель Института отраслевого менеджмента (ИОМ) РАНХиГС Наталья Минаева.

Программы профессиональной переподготовки существуют на рынке образовательных услуг давно, каждый может выбрать, чему учиться, на свой вкус, но не так много желающих обучаться на этих программах, пояснила она. «Люди жалуются на нехватку времени и денег, не хотят выходить из зоны комфорта, а обучение чему-то новому – это всегда ломка старых стереотипов и привычного уклада жизни», – подчеркнула Минаева. В современном мире выживает тот, кто идет в ногу со временем, учится чему-то новому и хочет менять свою жизнь в лучшую сторону. И не суть важно, сколько лет человеку. В любом возрасте человек может найти себе применение, как говорится, было бы желание, философски заметила Минаева.

В свою очередь, доцент кафедры «Экономика организации» Финансового университета Лилия Ахметшина предлагает рассматривать самозанятость в качестве одного из вариантов сохранения пожилых работников в экономике. Это может быть востребовано, например, в агропромышленном комплексе. Власти должны помочь сельским жителям, желающим заняться своим делом, в разработке типовых, адаптированных к условиям конкретного населенного пункта бизнес-планов по различным направлениям – овощеводство, садоводство, мелкое животноводство и т. д. Не лишним будет и создание фондов поддержки инициативных проектов самозанятых граждан, через которые они смогут привлекать заемные средства, а также получать доступ к муниципальным заказам, подчеркнула Ахметшина.

Бизнес-интерес

В ближайшем времени на рынке труда России появится дополнительно до 2 млн человек – результат пенсионной реформы. Но новые рабочие места в экономике создаются не такими темпами. «Конечно, предпенсионеры, которых под опеку взяло государство, останутся на своих позициях. Обратная сторона медали – молодым специалистам будет значительно сложнее устроиться на работу», – говорит сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров.

По его мнению, более готовы к переменам отрасли, в которых активно присутствует государство, – здравоохранение, образование, наука, ЖКХ. Что касается частного сектора, то предпенсионеры могут быть востребованы в сельском хозяйстве и промышленности. В этих секторах карьеру, как правило, строят на одном предприятии на протяжении многих лет и даже десятилетий. Бизнес потенциально заинтересован в возрастных сотрудниках в силу их опыта и компетенций. Исключение – IT-компании. «В будущем, при условии выхода экономики на более высокие темпы развития, рынок труда вырастет, и тогда работы наверняка всем хватит», – считает Назаров.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK