Наверх
4 октября 2022

Запретный плод: как западные страны наладили параллельный импорт российских товаров

Погрузка контейнеров на территории порта
©Анатолий Медведь/ТАСС

Санкции, введенные против России недружественными странами, – оружие обоюдоострое. Они неизбежно создают проблемы для каждой из сторон. Естественная реакция бизнеса – организация параллельного импорта. Правительством РФ он разрешен официально, у наших оппонентов действует негласно. Как тайное становится явным, выяснял «Профиль».

Свет и тени серых схем

С 10 августа в Евросоюзе и Великобритании вступило в силу эмбарго на импорт российского угля. Речь идет о внушительных выпадающих объемах, если вспомнить, что в прошлом году страны ЕС закупили в России 48,75 млн тонн топлива примерно на 8 млрд евро. Брюссель рассчитывает на новых поставщиков, в частности, из Казахстана и стран Южной Америки.

Интрига, как представляется, не в том, решаема ли задача в принципе, а в том, когда европейские компании начнут активировать серые схемы, позволяющие в обход санкций продолжать импорт угля из РФ. Что это происходит, подтверждает история с поставками российской нефти в Италию. О том, что такие сделки тайно проводятся, сообщил Bloomberg. Агентство пришло к такому заключению на основе анализа маршрутов движения танкеров из Черного и Балтийского морей в порты Италии. Со своей стороны, Испания также недавно закупила партию нефти марки Urals. Правда, по документам поставка была осуществлена из Казахстана.

Углеводородное похмелье: зимой Европу ждет сильнейший энергетический кризис

В самых жестких ограничениях, выглядящих почему-то как самоограничения, европейцы все же оставляют для себя некие лазейки. Например, если смешать российскую нефть с другой в соотношении 49% к 51%, то трейдеры торгуют смесями, которые под санкции не подпадают, поскольку они латвийские, индийские или, допустим, арабские. В этом случае наличие марки Urals в товарных накладных уже не указывается.

В результате в настоящее время ЕС получает ежесуточно примерно по 1,38 млн баррелей российской нефти. Bloomberg предупреждает о высоких рисках нарушения западными странами собственных запретов. Напомним, санкции предполагают отказ от импорта углеводородного сырья из России с декабря 2022 года.

Нечто подобное происходит и с другими рестрикциями. Так, Латвия, несмотря на грозную риторику и отказ платить «Газпрому» в рублях, продолжает закупать в РФ голубое топливо. Чтобы сохранить лицо, Рига проводит платежи через некоего посредника.

На роль перевалочного хаба, необходимого для обхода санкций в отношении импорта российского железа, стали и чугуна, сейчас претендует Турция. Соответствующее предложение не так давно озвучил председатель правления Стамбульской ассоциации экспортеров черных и цветных металлов (IDDMIB) Четин Текделиоглу. По его мнению, эта «улица» будет с двусторонним движением: параллельный импорт металлопродукции в Россию может поступать транзитом через Турцию из Франции, Германии и Италии.

Исключения без правил

Санкции в их классическом понимании ограничивают в свободе маневра сторону, которую по экономическим или политическим причинам стремятся поразить в «рыночных» правах. Первоначально страны ЕС придумали наказание в виде сокращения объемов, а в дальнейшем – полного отказа от импорта нефтепродуктов и газа из России.

Затем ограничения распространили на логистику: запреты на заход в порты и обслуживание судов российских грузоотправителей практически остановили поставки морем. Формально движение любого товара – от углеводородного сырья до металлов и удобрений – из России на рынки ЕС, Великобритании или США стало невозможным. Единственный способ покупателю за рубежом получить разрешение на поставку – инициировать исключение из санкционных пакетов для отдельных сделок или объемов поставок. Внутри ЕС уже идет движение в эту сторону применительно к импорту российских удобрений.

Вероятно, такой же механизм будет действовать и при легализации поставок энергоносителей, сырья или продукции с высокой добавленной стоимостью. Странам Евросоюза придется в виде исключения получать право поставки по контракту или по номенклатуре от российского поставщика. Получается, что рестрикции против РФ как бы введены, но действие отдельных пунктов может на время приостанавливаться. А после того как санкционная продукция оказывается у западного покупателя, уже ничто не мешает ее свободно перепродавать.

С большой долей вероятности можно будет наблюдать настоящий ренессанс трейдеров с регистрацией в швейцарских кантонах или Лихтенштейне. Они появятся именно для «специальных» контрактов с Россией, позволяющих обходить самые строгие запреты.

К слову сказать, Швейцария хоть и поддерживает антироссийские санкции, но предупреждает, что не готова априори присоединиться ко всем ограничениям, вводимым ЕС. Это означает, что в Европе скоро могут появиться посредники, через которых будет проходить так называемый серый импорт. После «очистки» товары, ввезенные из России, поступят во вторичный оборот, где регулирование сделок заметно мягче.

Пути антисанкционного импортозамещения

В рамках международного «разделения труда» Россия реализует на внешних рынках большие объемы сырья. В принципе страны, внесенные Москвой в список недружественных, способны заместить российских поставщиков. Но импортозамещение займет не один год, а результатом станет «замена шильдика» – произведенные в России нефть, газ, металл, уголь или древесина в сопроводительных документах сменят страну происхождения.

Что стоит за нежеланием «Газпрома» забирать отремонтированную турбину «Северного потока»

С трубопроводным транспортом ситуация несколько сложнее. Происхождение нефти и природного газа, поступающих конечным потребителям, установить не составляет труда. Однако и здесь возможны варианты, позволяющие обойти запреты.

Часть европейских потребителей вполне могут последовать примеру Венгрии и поставят перед Еврокомиссией вопрос о сохранении прокачки углеводорода по действующим контрактам. Причем, скорее всего, оговорят право увеличивать объемы поставок, насколько позволяют технические возможности нефте- и газопроводов. От них соседние страны смогут забирать излишки. Схема была задействована в апреле-мае текущего года, когда Польша, демонстративно отказавшаяся вести расчеты с «Газпромом» в рублях, реверсом получала российское голубое топливо, закупленное Германией и Италией.

Если говорить о сжиженном природном газе (СПГ), то российские экспортеры изначально сделали ставку на рынок Юго-Восточной Азии, где цены тогда были выше, чем в ЕС. Поставки сохраняются, только Япония решила прекратить закупки. Однако надо понимать, что рынок СПГ – в значительной степени рынок коротких контрактов. Здесь продавец и поставщик не обязательно одна и та же компания. Следовательно, российский СПГ вполне может попадать в Японию через перекупщиков. Арбитраж на разных рынках через компании дружественных стран не позволяет обходить прямые запреты, но не исключает полностью проведение сделок с недружественными странами.

Наконец, нельзя забывать о перевалке санкционных грузов в море. Это применимо не только к рыбе и морепродуктам или продукции сельского хозяйства, но и к другим товарам. В данном случае и продавец, и покупатель просто закрывают глаза на действующие ограничения. Риск быть пойманными с поличным у них есть только при проведении взаиморасчетов. Минус этой схемы – работа «в короткую», тогда как участникам развитых рынков интересны прежде всего долгосрочное сотрудничество и понятные логистические цепочки.

В тупике в последние месяцы находятся российские металлурги. Санкции закрыли для них рынки ЕС и США, но готовность Турции стать перевалочным хабом – позитивный сигнал. Можно предположить, что начнутся встречные сделки с металлопродукцией. Допустим, в Турцию или другую дружественную нам страну будут поставлять сталь и чугун из РФ, а аналогичная продукция местных металлургических компаний пойдет на экспорт. Обязательное условие: логистические издержки не должны превышать выгодность сохранения торговых позиций в ЕС или США.

Российский Минпромторг готов подстелить соломку. Первого августа глава ведомства Денис Мантуров доложил президенту о подготовке межправительственного соглашения с Турцией по снижению импортной пошлины на российскую металлопродукцию.

Юридические коллизии и судебные перспективы

Серый импорт применительно к сырью – достаточно условное понятие. Есть страна происхождения товара, а есть страна ввоза, есть юрисдикция, в которой зарегистрирован импортер. Пока мы находимся в горячей фазе санкционной войны, юристы мало что могут предпринять. Но скоро их время придет. Возможно, это случится уже в 2023 году, когда амбиции политиков уступят место прагматизму бизнеса.

Есть несколько стратегий работы в данном направлении, позволяющих рассчитывать на преодоление санкционных барьеров. Первая – специальные механизмы. По опыту Ирана и Ирака могут быть либо разрешены прямые встречные сделки, либо создан институт уполномоченных администраторов сделок. Например, контроль над поставкой удобрений или цветных металлов в Европу из России могут осуществлять уполномоченная компания и агентство на территории ЕС. Задача такой структуры – вести учет сделок, контролировать точность исполнения и расчетов по поставкам. Большинство сырьевых товаров могут прорвать санкции таким путем.

Также возможно заключение контрактов на основе трехсторонних соглашений. Сегодня это вывоз украинского зерна и возможность России экспортировать собственную сельхозпродукцию. Завтра аналогичные договоренности могут быть достигнуты по цветным металлам или топливу. Один раз пройдя схему контроля над сделкой, ее можно воспроизводить столько раз, сколько требуется.

Вторая стратегия – оспаривание санкций в ВТО или международных арбитражных судах. Предмет исков: часть российских бизнесов выведена из экспорта из-за внесения собственников в санкционные списки. То есть формально к самим компаниям вопросов нет или они касаются части продукции. Конечно, подобные судебные тяжбы не предполагают быстрых решений. Однако и санкции с России коллективный Запад при любом раскладе снимать не собирается. Так что обращение к Фемиде – логичный шаг. В случае удовлетворения исковых требований наши экспортеры смогут продолжить работу по прямым контрактам, без посредников.

Наконец, есть третий вариант обхода ограничений. Изменение свойств товара третьей страной откроет доступ нашему экспорту на рынки ЕС и США. Скажем, компания из Казахстана может работать с российскими нефтепродуктами – либо поставляя их на внешние рынки, либо делая встречные поставки на экспорт в счет импорта. Юридически в этом случае в ЕС попадает продукция из Казахстана. Однако де-факто товар был произведен в России, куда и поступят деньги от конечного покупателя. Схема работоспособная, что доказывает пример Испании, получившей партию казахстанской нефти российской марки Urals. Это и есть в чистом виде параллельный импорт.

Автор – кандидат политических наук

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль