18 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели 6-10 апреля

Рубль зарвался

Центральный банк опять «потерял» рубль. Если в декабре прошлого года – в сторону падения, то теперь – в сторону укрепления. Официальный курс ЦБ на 13 апреля – 51,1 рубля за доллар, при том, что еще в начале месяца за американскую валюту давали 57,5 рубля. Такое резкое укрепление – рубль уже окончательно оторвался от цены на нефть – позволяет говорить о его спекулятивной природе. А это уже повод для опасений. Добравшись до совершенно оторванного от фундаментальных параметров уровня, рубль может так же резко обвалиться. А это если и не будет похоже на декабрьский «черный вторник», то все равно будет неприятно как минимум для экономических агентов.

Рубль начал свое укрепление в феврале под влиянием целого ряда факторов. Но эти факторы были разнонаправленны. С одной стороны, начали расти цены на нефть. Но с другой – мы получили сразу два «мусорных» рейтинга от международных рейтинговых агентств. Куда бы развернулась ситуация – не ясно, но вмешательство ЦБ предопределило динамику рубля. ЦБ стал резко сокращать свои валютные резервы, выбрасывая валюту на рынок через механизм валютных РЕПО. Рубль приобрел явный тренд к укреплению.

В марте миновал пик выплат по внешнему долгу. На этом фоне позволило себе расслабиться и население: чистый отток валюты из системы сменился чистым притоком. Люди начали доставать накупленные в декабре доллары и нести их на депозиты в банки или даже продавать за рубли.

Но тут сыграл свою роль второй механизм ЦБ – диспаритет процентных ставок. Зачем банку брать рубли под 14%, если можно взять валюту под 0,8–1,3% да еще и заработать на курсовой разнице: рубль-то начал расти. При падающем рубле операции валютного РЕПО спросом не пользовались, а тут на них вдруг открылся спрос.

И заработал еще один диспаритет ставок. Излишек валюты банки направляли на скупку российских евробондов. Выходила вполне приятная математика: доходность отечественных евробондов в марте доходила до 6,9%. Активность банков дошла в итоге до того, что доходность в конце марта резко упала до 5,9%. Чтобы поумерить аппетит своих подопечных, регулятор тогда же повысил ставки по валютному репо на полпроцента – до LIBOR+1%…

В результате за два месяца рубль вдруг стал, по мнению агентства Блумберг, из самой худшей инвестиции 2014 года (наряду с нефтью) самой лучшей. И тут уж подключились спекулянты – и наши, и даже иностранные. Поскольку геополитическая ситуация стала менее напряженной, стремление получить высокую доходность перевесило российские рынки. К тому же ставки в России более чем впечатляющие. Если в ЕС и США они либо близки к нулю, либо вовсе находятся в отрицательной зоне, то отечественный Минфин размещает ОФЗ не дешевле 11%.

Так двойная ошибка ЦБ – перепродажи валюты, приведшие к началу тренда на укрепление рубля, и диспаритет процентных ставок по рублям и валюте – привела к потере контроля на валютном рынке и новому пиру валютных спекулянтов в апреле. Только теперь не на падении, а на росте рубля.

Представители экономического блока правительства сохраняют оптимизм по поводу происходящего на валютном рынке, но вполне можно ожидать, что уже в ближайший месяц рубль снова начнет падать. Причем довольно резко. А значит, ЦБ уже сейчас надо было бы повторять прошлогоднюю операцию «поддержи рубль», но только наоборот – скупая валюту с рынка. Пока он этого не делает, и ситуация на валютном рынке все больше напоминает сжимающуюся пружину.

Встретились – поговорили

Греческий премьер-министр Алексис Ципрас на минувшей неделе посетил Москву и встретился с Владимиром Путиным. Те, кто от этой встречи ожидал как минимум громких заявлений, были разочарованы: ничего более конкретного, чем пара сентенций по поводу значимости Второй мировой войны, произнесено не было. Тем не менее по ряду важных вопросов государственные мужи сделали ряд весьма прозрачных намеков.

Собственно, экономических тем, которые Ципрас может обсуждать с Путиным, всего две. Это, во-первых, продовольственные санкции. Для Греции прошлогоднее российское эмбарго стало настоящим ударом: за прошлый год товарооборот между странами упал на 40%. Отменить свои санкции в отношении одной только Греции Россия не может. Во всяком случае, в одностороннем порядке – пока Афины поддерживают санкции Брюсселя. Зато есть прекрасный способ обойти эмбарго, о котором сообщил сам Владимир Путин: греческим производителям создавать совместные предприятия с российскими. Что это должны быть за СП, не уточняется, но предположить несложно: продовольствие из Греции будет поступать в Россию, перерабатываться и затем уже отправляться конечному покупателю.

Второй вопрос – долговые проблемы Греции. Многие ожидали, что Алексис Ципрас едет в Россию просить о финансовой помощи. Но этого не произошло – во всяком случае, официально об этом никто не говорил. И опять-таки Владимир Путин назвал способ, с помощью которого Афины смогут выбраться из долговой ямы. Речь идет о том, что Греция должна принять на своей территории часть трубопровода «Турецкий поток». Платежами, которые страна будет получать в дальнейшем за транзит газа по своей территории, вполне можно будет обслуживать часть внешнего долга.

И наконец, совсем тонким намеком прозвучала информация о том, что Россия готова будет поучаствовать в приватизации греческих активов, если таковая будет объявлена.

Латаем дыры

Триллион рублей, которые правительство зарезервировало в бюджете в прошлом году на докапитализацию банков, начинают делить между совсем не имеющими отношения к финансовой системе отраслями. Делят, правда, не весь объем, а только 170 млрд рублей, оставшихся после того, как 27 допущенных к государственной поддержке банков разобрали 830 миллиардов. Другое дело, что оставшаяся невыбранной сумма изначально рассматривалась как резерв для экстренного вливания в банковский сектор в течение 2015 года. Теперь эта сумма сократилась более чем вдвое: в Госдуму был внесен законопроект, предлагающий 100 млрд рублей из «банковских» денег направить на докапитализацию Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК).

Марина Лысцева / ТАСС

Потребность в деньгах у авиастроителей крайне высокая. В первую очередь в финансовых вливаниях нуждается компания «Гражданские самолеты Сухого», занимающаяся проектированием и созданием гордости российского авиапрома – Sukhoj Superjet 100. Именно из-за проекта SSJ100 у ОАК сформировались колоссальные долги в 166 млрд рублей, в двадцать раз превышающие EBITDA. Есть и еще ряд проблем: самолеты продаются не так активно, как хотелось бы (эксплуатируется только 45 «суперджетов» из 100 собранных). Кроме того, 60% запчастей в самолете импортного производства.

Спасать ОАК необходимо, иначе российскому авиапрому совершенно нечем будет гордиться. Но и забирать деньги – пусть даже резервные – у банков тоже неправильно. Эксперты не раз говорили, что даже 1 трлн рублей крупнейшим банкам может не хватить, чтобы решить проблемы с капиталом. При этом в правительстве, как всегда, забыли про сотни средних кредитных учреждений, которым в нынешнем кризисе, по всей видимости, не достанется вообще никакой поддержки.

Гибкость бюджетных проектировок в последнее время удивляет. Поэтому, если из одной кубышки государство забирает деньги в другую, это вовсе не значит, что первую нельзя будет пополнить за счет какой-нибудь третьей.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK