14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Экономические тренды недели с 10 по 17 ноября

«Связной» на связь не выходит

Владельцев поменяла группа компаний «Связной». Еще неделю назад холдинг принадлежал своему основателю Максиму Ноготкову, а уже в среду 90% акций ГК «Связной» перешли во владение группы «Онэксим» Михаила Прохорова и НПФ «Благосостояние». Причиной смены хозяев стал дефолт, который Ноготков допустил по долгу перед «Онэксимом». Залогом по кредиту выступал контрольный пакет акций кипрской компании Trellas Enterprises Limited, через которую велось управление холдингом, так что судьба группы компаний была предрешена. Произошло все, конечно, неожиданно, но надо признать, что к такому финалу «Связной» уверенно шел последние два года. 

О чрезмерной долговой нагрузке ГК «Связной» заговорили в начале прошлого года. Долг тогда оценивали примерно в 1 млрд долларов. Считается, что большая часть кредитных средств была потрачена на развитие банка «Связной» и многопрофильного ритейлера Enter, которые вместе с салонами связи и интернет-магазином «Связной» входили в холдинг. Примерно в то же время Ноготков начал вести активные поиски инвестора. В качестве возможных партнеров бизнесмена рассматривались в разное время Сбербанк, Леонард Блаватник, Владимир Евтушенков и Михаил Прохоров. Вместе с Прохоровым даже планировали создать холдинг, в который от «Связного» войдет банк и ритейлер, а со стороны «Онэксима» — банк «Ренессанс Кредит» и страховщик «Согласие». Но сделка так и не состоялась. Привлечь сторонние деньги Ноготкову удалось только в начале нынешнего года: он продал 35% своей компании «ПанКлуб», обладателя эксклюзивной франшизы на развитие в России сети ювелирных украшений Pandora, Сбербанку.

О том, какая судьба ждет активы Максима Ноготкова известно только в общих чертах. «Онэксиму» и НПФ «Благосостояние» отходят «Связной» и Enter — по слухам за символическую плату в один рубль. У Ноготкова остается банк и «ПанКлуб». И если франшиза Pandora остается привлекательным активом, то банк «Связной» в ближайшее время может столкнуться с большими сложностями. На рынке потребкредитования сейчас разворачивается кризис, и «Связной» чувствует себя явно хуже большинства коллег по цеху. Доля просроченных кредитов в портфеле банка составляет порядка 25% — максимальный показатель на рынке. И если в ближайшее время не пополнить капитал банка на несколько миллиардов рублей — его ожидает или отзыв лицензии, или процедура санации. С другой стороны, некоторые банкиры уже давно поглядывают на «Связной» с интересом. Продать банк Ноготкову предлагал несколько месяцев назад Олег Тиньков. Недавно появились слухи об аналогичном предложении со стороны банка «Русский стандарт». Главный вопрос теперь: захочет ли Максим Ноготков после потери «Связного», основанного им еще в начале 2000-х, лишиться последнего крупного актива.

До чего доводит Олимпиада

Жемчужный мост в Москве, мост на остров Русский во Владивостоке, Большая ледовая арена и санно-бобслейная трасса в олимпийском Сочи — все эти знаковые объекты возвела омская строительная компания «Мостовик», ведущая свою историю с далекого 1982 года. В начале 2014 года «Мостовик» выиграл еще и тендер на строительство железнодорожной ветки Элегест — Кызыл — Курагино, на которую из Фонда национального благосостояния должно быть выделено 86 млрд рублей. Казалось бы, «Мостовик» последние годы срывает один джекпот за другим, но судьба компании — прямое доказательство того, что от государственных подрядов далеко не всегда бывает счастье. 

Проблемы у «Мостовика» начались еще с острова на мост Русский. Один из крупнейших вантовых мостов, который нужно было построить к саммиту АТЭС, оказался для компании убыточным. Затем строителей добила Олимпиада. Пример «Мостовика» не единичный: рассказы о том, что олимпийские подрядчики возводили объекты по сметам, цены которых не имели никакого отношения к реальности, уже давно перестали быть слухами. Например, компания «Трансстрой» Олега Дерипаски уже не первый год судится за возмещение из бюджета порядка 1,5 млрд рублей, которые она потеряла на возведении инженерных сооружений на Имеретинской низменности под Сочи из-за ошибок первоначальной сметы. «Мостовик», возможно, тоже мог попытать счастья, но в суд попал как ответчик. В конце марта основной кредитор компании Сбербанк подал иск на взыскание 18,9 млрд рублей с «Мостовика». Тогда же на «Мостовике» начались задержки с выплатой заработной платы, из-за чего коллектив компании сократился почти вдвое. В апреле «Мостовик» начал процедуру банкротства, которая, по всей видимости, позволила к середине лета снова начать выплачивать зарплату. 

На этом проблемы компании не только не закончились, но еще и перекинулись на ее основного владельца Олега Шишова. Господин Шишов на прошедшей неделе был вызван в Москву под каким-то незначительным предлогом, задержан следователями и возвращен в Омск под домашний арест. Обвиняют его как раз в задержках заработной платы. Причем, по мнению следователей, возможности для того, чтобы расплатиться с сотрудниками, у «Мостовика» были. Но это еще не все. Фигура Шишова обрастает уголовными делами так же быстро, как когда-то «Мостовик» — «стройками века». Его обвиняют в неуплате налогов и хищении денег из бюджета Омской области, депутатом заксобрания которой Шишов и является. Якобы «Мостовик» получил подряд на строительство окружной трассы для города Омска, взял аванс, а трассу так и не построил.

Старая добрая отсталая почта

В прошлом году началось пусть и запоздалое, но долгожданное реформирование «Почты России». Директором предприятия был назначен глава «Tele2 Россия» Дмитрий Страшнов, первыми впечатлениями которого, судя по интервью, было попадание в 90-е. Одновременно началась разработка среднесрочной стратегии почты. Особыми успехами Страшнов пока похвастать не может. Производительность труда почтовых сотрудников выросла на 9%, а доля писем, которые доставляются вовремя, составила 86%. Самое смешное, что при междугородней пересылке это значение раньше находилось на уровне 53%, а при доставке корреспонденции внутри Москвы — 3,5%. Другими словами, Страшнов пока только приводит почту в человеческий вид. 

Одним из ключевых шагов на пути реформирования «Почты России» должно было стать ее быстрое акционирование — сейчас это ФГУП. Зачем понадобилось менять форму собственности почты, широкой общественности не объяснялось ни разу. С другой стороны, есть объективные причины для такого желания. Во-первых, в форме ОАО «Почта России» может рассчитывать на привлечение долгосрочного финансирования за счет выпуска тех же облигаций. Во-вторых, одним из условий акционирования является перевод на баланс будущей компании всех почтовых активов, часть из которых еще с 90-х закреплена в собственности муниципалитетов. Это в свою очередь прямой путь к созданию внутри почты эффективной системы управления и контроля.

Но, кажется, далеко идущим планам господина Страшнова пока не суждено сбыться. Комитет Госдумы по вопросам собственности рекомендовал отложить принятие закона об акционировании оператора. Официальная причина — стратегия развития «Почты России» до сих пор не утверждена и у разных ведомств есть к ней вопросы. С другой стороны, очевидно, есть и неофициальное нежелание торопиться с реформированием почты. Если отбросить утверждения, что почта как социальный институт должна быть неприкосновенна, особенно в нынешних непростых условиях, депутаты боятся, что, получив в свое распоряжение все почтовые активы, руководство «Почты России» начнет их распродавать. Такой риск, конечно, есть: многие почтовые отделения в России сегодня убыточны и держатся только за счет бюджетных субсидий. Кроме того, депутатов явно смущает провозглашенная в начале года возможность через несколько лет после акционирования еще и приватизировать почту. Причем речь шла не только о привлечении стратегических инвесторов, но еще и народном IPO, что после аналогичного опыта банка ВТБ представляется чем-то крамольным. Так что парламентарии предлагают не рисковать и не заигрываться с реформами: вдруг почта улучшится сама собой.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK