20 апреля 2019
USD EUR
Погода

Нежелательный свидетель

Начало работы комитета бундестага по расследованию деятельности Агентства национальной безопасности (АНБ) США  омрачилось серьезными разногласиями. Когда нужно действовать, готовность Берлина к расследованию скандала быстро сходит на нет.

Человек, который помог разоблачить спецслужбы Соединенных Штатов, журналист Гленн Гринвальд, оказался в Берлине по воле случая. И, разумеется, он не преминул воспользоваться этим случаем, чтобы отдать должное человеку, вместе с которым пролил яркий свет на глобальную систему слежки. Помочь Эдварду Сноудену, убежден 47-летний служитель прессы, — это моральный долг каждой страны, и прежде всего Германии. Ведь, скажите на милость, что знали бы немцы сегодня о шпионаже за их ведущими политиками, если бы не Сноуден?
…Всего за несколько часов до речи Гринвальда и меньше чем в двух километрах от места, где он ее произнес, политики правящих фракций ФРГ дали понять: в ближайшее время от них помощи Сноудену ждать точно не стоит. Представители оппозиции в комитете бундестага по расследованию деятельности АНБ предложили было заслушать свидетельские показания «экс-шпиона», но ХДС/ХСС и СДПГ отложили этот вопрос в долгий ящик. Когда состоится его рассмотрение, не знает никто. «Зеленые» и «левые» громко протестовали. Ведь срок предоставления Сноудену убежища в России подходит к концу.
Конфликт, начавшийся с внезапного ухода Клеменса Биннингера (ХДС) с должности председателя комитета по расследованию деятельности АНБ, выходит за рамки межпартийных дрязг.
Десять месяцев спустя после начала скандала вокруг Агентства национальной безопасности у немецких политиков наконец появился шанс продемонстрировать, насколько сильно их желание расследовать обстоятельства дела, и доказать, что возмущение «необузданностью» американцев, как назвал это министр внутренних дел Томас де Мезьер, получит конкретное выражение. Судя по спорам, которые вызвало упоминание о Сноудене, это едва ли произойдет. Похоже, для правительства в Берлине перспектива появления 30-летнего разоблачителя на немецкой земле сродни «крупной внешнеполитической аварии». Приверженцы трансатлантической политики не один месяц с тревогой следят, как сторонники Сноудена превращают Берлин в опорную базу для своей борьбы против массовой слежки.
Если теперь к ним присоединится сам Сноуден, это станет серьезной и долгосрочной угрозой для благополучного сотрудничества с американцами, в частности, на уровне спецслужб.
Выступление Сноудена в комитете бундестага вновь спровоцирует «большое раздражение в германо-американских отношениях», предупреждает Хитер Конли из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, в прошлом высокопоставленный дипломат. Оно приведет к «усилению антиамериканских настроений в Германии и Европе» в то самое время, когда украинский кризис показывает всем и каждому, насколько важен общий трансатлантический ответ, продолжает она.
Поэтому правительство Меркель без долгих размышлений решило Сноудену убежища не предоставлять. Страх перед серьезной ссорой с США дополняется страхом перед внутриполитической дискуссией. Последняя чревата нешуточным расколом большой коалиции, считают в правительственных кругах. Поэтому бывший американский шпион ни при каких обстоятельствах не должен получить разрешение на пребывание в Германии. Соответствующее политическое решение по закону относится к компетенции главы МВД.
Правда, есть одно исключение, о котором говорится в экспертном заключении научной службы бундестага: если какой-либо парламентский комитет пожелает заслушать свидетеля, проживающего за рубежом, мнение главы МВД «может не учитываться». Последний в таком случае обязан сделать все, чтобы свидетель смог воспользоваться приглашением — за исключением случаев, когда это сопряжено с серьезными угрозами для государственных интересов. Но это уже «вопрос, который должен решаться с учетом конкретных обстоятельств». Ответ относится к компетенции не только правительства, «но и парламента».
В оппозиции, к которой принадлежат «левые» и «зеленые», не сомневаются: путь Сноудена в Германию может лежать только через парламентский комитет по расследованию. А если уж американец приедет, то пусть остается в стране. Правда, в союзе ХДС/ХСС исключают такую постановку вопроса. «Если Сноуден появится в Германии, то, как мне представляется, Берлин будет обязан удовлетворить запрос об экстрадиции, если такой документ не будет содержать формальных недочетов», — полагает пресс-секретарь правительства по внутренней политике Штефан Майер. Впрочем, вероятно, вопрос о праве на пребывание может решить не правительство, а независимый суд, отмечает он.
С одной стороны, американца нужно обстоятельно допросить в комитете о том, какие виды «прослушки» практиковало АНБ, говорит депутат от «зеленых» Ханс-Кристиан Штребеле. «Но меня интересует и еще один важный аспект, — говорит он. — Человеку, которому мы стольким обязаны, необходимо дать возможность вести нормальную жизнь в правовом государстве». Времени для этого остается все меньше: в августе истекает срок политического убежища, предоставленного Сноудену Россией. Сколько еще российскому президенту Владимиру Путину захочется дразнить американцев, не знает никто.
По этой причине «левые» и «зеленые» на первом же консультативном заседании комитета по расследованию деятельности АНБ изъявили желание заслушать Сноудена. Правящие фракции такую инициативу отклонили. Вместо этого 9 апреля совершенно неожиданно подал в отставку первый председатель этого комитета Клеменс Биннингер. В личном заявлении член ХДС обвинил оппозицию в стремлении превратить комитет в «цирк Сноудена». А как свидетель Сноуден не представляет такого уж интереса, заявил Биннингер без тени иронии: «Заниматься только им — значит завести комитет в тупик».
«Зеленые» сразу же почуяли недобрую игру и принялись распространять заявления, не подкрепленные, впрочем, доказательствами: на Биннингера якобы оказывалось давление со стороны ведомства федерального канцлера. Дескать, Меркель не хочет, чтобы ее визит в Вашингтон в начале мая был омрачен приглашением в качестве свидетеля врага американского государства. Биннингер такие домыслы решительно опровергает: «За все время подготовительного этапа работы комитета не было никаких бесед с ведомством канцлера, в том числе неформальных, о том, как быть со свидетелем Сноуденом». Свое решение он принял независимо. Штребеле такие заверения не убеждают. Он даже рассматривает возможность заслушать по данному вопросу свидетелей из ведомства канцлера.
На самом деле «самоотвод» Биннингера стал неожиданностью для всех. Вероятно, политик рассчитывал, что работу комитета удастся организовать в духе надпартийности, подобно тому, как подчеркнуто предметно рассматривались обстоятельства при расследовании деятельности Национал-социалистического подполья (НСП), считают в окружении Меркель.
Но тогда все партии хотели разобраться, почему расследования убийств с участием членов НСП терпели фиаско. Комитет по АНБ имеет другой характер — он, как и большинство комитетов, используется в качестве средства политической борьбы. Должно быть, для этого Биннингеру недостает твердости. Попытки повлиять на комитет отрицают и в ведомстве канцлера, но в то же время там признают: госпожа Меркель заинтересована, чтобы ее визит в США не был подпорчен приглашением Сноудена в бундестаг.
Во время второго консультативного заседания комитета, 10 апреля, — на этот раз под председательством Патрика Зенсбурга из ХДС — правящие фракции снова выразили целый ряд сомнений в связи с гипотетической дачей Сноуденом показаний. Дескать, не решен целый ряд вопросов. Как должен быть организован такой допрос? Как данную идею воспримут в России? И т.д., и т.п.
«Левые» и «зеленые» продолжили настаивать на своих правах парламентских меньшинств, и в конечном итоге правящие фракции прибегли к процессуальной уловке: оппозиционным фракциям, каждая из которых представлена в комитете только одним членом, не возбраняется подавать неограниченное количество ходатайств о допущении доказательств. Но решать, когда и как таким ходатайствам будет дан ход, предоставлено большинству.
А большинство предпочло отложить голосование по вопросу о Сноудене до следующего заседания. Тем временем федеральное правительство должно сообщить, удастся ли организовать столь щекотливый допрос свидетеля, и если да, то как. Случайно или нет, для этого у Берлина есть время до 2 мая — до того самого дня, когда Меркель отправится на встречу с президентом Обамой.
Председатель комитета Зенсбург называет такое решение разумным. Дескать, необходимо заранее выяснить, может ли Сноуден сказать «что-либо релевантное», и «только после этого мы будем размышлять, когда, где и как это устроить». Давать соответствующие показания «не обязательно в Германии». Представитель СДПГ Кристиан Флизек смотрит на это аналогично: «Я предостерегаю всех членов комитета при бундестаге от того, чтобы использовать вопрос о Сноудене исключительно для самопрезентации в СМИ. Это не проявление профессионализма, а дешевый прием».
Представителя «зеленых» Константина фон Нотца такой подход возмущает. «ХДС/ХСС и СДПГ действуют в интересах правительства в Берлине, — убежден он. — Если это не изменится, ближайшие четыре года станут кошмаром». Его фракция планирует при первой возможности обратиться в Верховный суд ФРГ с жалобой на процессуальные уловки фракций парламентского большинства. Не прекращающиеся уже несколько недель споры, можно ли Эдварда Сноудена считать важным свидетелем, фон Нотца смешат: «Это один из самых важных свидетелей».
Один человек предвидел попытки дискредитировать разоблачителя АНБ заранее, и этим человеком был сам Эдвард Сноуден. Американское правительство постарается его опорочить, чтобы люди не верили ему как свидетелю, предупреждал он, еще только отправляясь в бегство.
Сноуден был не самым высокопоставленным сотрудником АНБ, зато отличался умом и критическим мышлением. Пойти против своего работодателя он, по собственным словам, решился после того, как, будучи системным администратором, наткнулся на некий документ генерального инспектора АНБ, датированный 2009 годом. В нем «домашний юрист» Форт-Мида рассказывает о тектонических изменениях в американской структуре безопасности после событий 11 сентября 2001 года и досконально описывает, как расширял полномочия АНБ, в частности, тогдашний вице-президент США Дик Чейни.
Сноуден исполнился желанием собрать максимальное количество таких документов, он готовил свой уход больше года. Если верить американским органам, для этого будущий разоблачитель использовал поисковые боты — миниатюрные служебные программы, автоматически находящие и загружающие данные. В результате он, в частности, скопировал отчеты влиятельного департамента технической разведки, публиковавшиеся на своего рода цифровой доске объявлений для внутреннего пользования и содержащие сведения о различных секретных операциях.
Одна только эта информация может представлять для расследования бундестага большую ценность. Она может помочь немецким парламентариям, мало знакомым со структурой АНБ, разобраться в организации американской спецслужбы. Какие данные сохраняются, в течение какого времени и где? Какое значение имеют те или иные документы?
О том, насколько интенсивно Сноуден изучал внутреннюю жизнь своего тогдашнего работодателя, свидетельствует его обращение с материалами. Он рассортировал их по категориям, соответствующим разным секретным программам АНБ, таким как слежка за другими государствами или инфраструктура Интернета. Одни только документы британского Центра правительственной связи, которые он сохранял обособленно, составляют около 50 тыс. файлов. В них есть ряд моментов, важных в том числе и для начатого в Германии расследования. В частности, там наглядно показано тесное сотрудничество АНБ с крупными телекоммуникационными компаниями США, такими как AT&T, которые якобы старались пропускать часть международных потоков данных через американскую сеть, чтобы АНБ могло получать к ним доступ.
Имеет отношение к Германии и программа под названием Tempora, реализуемая АНБ совместно с британским Центром правительственной связи и координируемая из городка Бьюд в графстве Корнуэлл. В ее рамках спецслужбы подключаются к оптоволоконным кабелям, проходящим через Европу. «Tempora — это первая концепция сохранения всего без разбора в мире спецслужб», — утверждает Сноуден. Программа «засасывает» любые данные, вне зависимости от их содержания и от того, какие права при этом нарушаются. В начале апреля информационное агентство Bloomberg сообщило, что АНБ уже два года пользуется уязвимостью Heartbleed, чтобы получать доступ к зашифрованным данным. Американское правительство это опровергает.
Одной из основных задач комитета при бундестаге должен стать поиск ответа на вопрос, насколько активно АНБ шпионило за населением ФРГ. Программа Tempora в данной связи — один из решающих фрагментов пазла. Сноуден активно занимался его изучением, следовательно, ему есть что сказать.
В этом убежден и его немецкий адвокат Вольфганг Калек. 10 апреля он письменно заверил членов комитета, что Сноуден занимал «уникальную профессиональную позицию» в структуре американских спецслужб. «Как следствие, он может располагать экспертными знаниями, важными уже потому, что он, вероятно, единственный специалист такого ранга, который готов и может поделиться ими с комитетом по расследованию скандала вокруг АНБ», — считает юрист.
Впрочем, чтобы это произошло, требуется положительное решение не только комитета, но и самого Сноудена. В дипломатических кругах Берлина считают, что ему стоит дважды подумать, прежде чем отправиться в Германию. Даже если он может надеяться на предоставление немцами убежища, трансфер из Москвы сопряжен для 30-летнего разоблачителя с серьезным риском. В Берлине, в частности, напоминают о том, как в июле 2013 года в Вене бесцеремонно вынудили сесть самолет боливийского президента Эво Моралеса. Почему? Американцы ожидали найти на борту Эдварда Сноудена.
 

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK