18 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Осторожно, интернет закрывается

Осталось понять, будет ли это проходить по мягкому, «либеральному» сценарию или «рубильник» выключат, как в Китае.

Интернет перестает быть площадкой для анонимных и нецензурных высказываний на любые темы, местом, где можно безбоязненно и совершенно бесплатно скачать музыку или фильмы. Слишком уж доступным становится Интернет для граждан, и слишком очевидным средством влияния, чтобы на уровне государства просто взять и не пользоваться таким ресурсом в политических, социальных или бизнес-целях. Многие страны (в первую очередь, конечно, склонные к тоталитарному стилю правления) уже давно регулируют степень свободы людей в Интернете, а в России к этому пришли лишь в 2012 году. Но чиновники, закручивая гайки, уже успели так войти во вкус, что теперь некогда свободному Рунету грозит полная перезагрузка и превращение в зарегулированную, закрытую сеть. И это ударит не только по политически активным оппозиционным деятелям, но и по обычному среднему пользователю — качающему ли из Сети треки Стаса Михайлова, читающему ли подборки новостей или просматривающему нецензурные видеообзоры новинок кино. Затронет ужесточение регулирования Интернета и онлайн-бизнес: политические риски возросли, и инвесторы уже напряглись в ожидании перемен, а блогеры и мелкие проекты и вовсе рискуют закрыться.

На прошлой неделе Владимир Путин встретился с руководителями самых крупных российских интернет-компаний и фондов на форуме «Интернет-предпринимательство в России». В мероприятии приняли участие гендиректоры «Яндекса» и Mail.Ru Аркадий Волож и Дмитрий Гришин, глава холдинга Rambler & Co Александр Мамут, основатель сервисов Liveinternet и MediaMetrics Герман Клименко, гендиректор крупнейшего онлайн-магазина Ozon Маэль Гаве и другие заметные персонажи онлайна.

На мероприятии речь должна была зайти о том, куда скатится Рунет, если государство реализует все планируемые инициативы по регулированию онлайна (о них чуть ниже). Но в итоге из всех присутствующих лишь СЕО Mail.Ru Дмитрий Гришин робко затронул тему цензуры и регулирования, отметив, что при разработке законопроектов хорошо бы привлекать представителей онлайн-бизнеса и что любые попытки регулирования «вызывают отторжение». На что Владимир Путин четко дал понять, что планы государства на Рунет не изменились — курс на усиление регулирования будет продолжен. «Каждый день треть граждан России заходит в Интернет, и, конечно, это подлежит какому-то регулированию», — сказал президент.

Вообще, это уже второе мероприятие Путина за два месяца, где глава России поднимает тему Интернета, — в конце апреля на медиафоруме в Санкт-Петербурге он назвал поисковик «Яндекс» «проектом с западным влиянием», а Интернет — «спецпроектом ЦРУ». После чего акции «Яндекса» на NASDAQ подешевели на 5%, а исполнительные российские чиновники подняли шум и начали сыпать гениальными идеями о создании собственного Интернета и запуске политкорректного поисковика «Спутник».

Идея закрытой Сети принадлежит сенатору Максиму Кавджарадзе, который «придумал» сразу и название — «Чебурашка». Наверное, чтобы «никто не догадался».

А поисковик Sputnik.ru уже появился на просторах Рунета. Он был разработан и запущен силами «Ростелекома» и обошелся госкомпании, по оценкам экспертов, примерно в $20 млн. Позиционируют поисковый сервис как альтернативу уже существующим и даже обещают не цензурировать результаты поисковых запросов, но, видимо, с усиленными «духовными скрепами» — пока по факту происходит более «нравственная» выдача на двусмысленные поисковые слова, чем у «Яндекса» или Google.

На самом деле не очень понятно, как собираются отбивать инвестиции в «Спутник», учитывая серьезность и именитость конкурентов (доля «Яндекса» на рынке российского поиска — 62,2%, у Google — 27,7%, у поискового сервиса Mail.ru — 7,3%). У «Спутника» же после небольшого всплеска интереса на фоне его запуска посещаемость быстро упала, и сейчас проект, по данным LiveInternet, занимает не более 0,01% рынка поиска. «Экономическая осмысленность «Спутника» все менее и менее очевидна. Не то чтобы гора родила мышь — там сразу было понятно, что лидера рынка не получится. Но зачем Ростелекому было растрачивать свои силы на то, что не взлетит, непонятно», — удивляется Герман Клименко.

Рунет закрывается

Очевидно, что если глава государства стал столько времени уделять вопросам Интернета, то «это вжжж», как сказал бы Винни-Пух, неспроста. Значит, государство и дальше будет укреплять свое присутствие в Сети и контроль за онлайн-жизнью граждан. Движение в сторону закручивания гаек началось после первых митингов оппозиции — власть увидела, что социальные сети могут стать весьма мощным и опасным инструментом, способным сплотить достаточную силу для того, чтобы пошатнуть режим (впрочем, использование силы Интернета в целях поддержки действующей власти тоже оказалось вполне удачным). Поэтому первым делом на волне оппозиционных настроений чиновники разработали законы, позволяющие без суда блокировать сайты, содержащие экстремистские высказывания.

Понятно, что никаких специальных пунктов, описывающих, что именно считать экстремизмом, прописано не было. Чуть позже был принят закон, позволяющий привлекать к уголовной ответственности интернет-активистов за «оскорбление политических деятелей».

А в начале этого года на фоне терактов в Волгограде вступил в силу закон, дающий право по требованию Генпрокуратуры без суда блокировать любые сайты, призывающие к массовым беспорядкам, и другие «экстремистские материалы». Жертвами нового закона стали не только экстремистские ресурсы, но и несколько оппозиционных сайтов и блогов (Каспаров.ru, Грани.ru, блог Алексея Навального).

На фоне ужесточения контроля всего за два года, с 2012-го, «рейтинг свободы слова» Рунета сильно покосился. По данным организации Freedom House, в 2012 году Интернет в России по уровню свободы слова занимал 31-е место из 60 стран. В 2013 году он опустился на 41 место из-за того, что число уголовных преследований интернет-активистов возросло в три раза. А к концу 2013 года другая компания, Web Index, поставила Россию по уровню свободы Интернета на 67-е место из 81 страны.

Но не только у политически активных граждан осложнилась интернет-жизнь. В прошлом году заработал закон, защищающий авторские права владельцев и дающий право Роскомнадзору блокировать сайт, если на нем размещена ссылка на файл с пиратским видео — фильмом или эпизодом сериала. Учитывая, что большинство пользователей Сети баловались нелегальным видео, новый закон их не порадовал: торрент-трекеры стали блокировать раздачи (особенно это коснулось самых популярных фильмов и сериалов) по первому требованию правообладателей, чтобы не рисковать блокировкой всего ресурса. Пути обхода авторских прав, впрочем, существуют, но далеко не каждый пользователь сможет их применить: для этого требуется достаточная «продвинутость».

То ли еще будет!

В планах государства — дальнейшее ужесточение регулирования Интернета. И в том числе антипиратского закона. Пока закон защищает лишь видеопродукцию. Но Госдума в первом чтении уже одобрила проект Сергея Железняка, который предполагает, что действие закона будет распространяться на музыку, книги и софт. По мнению эксперта фонда «Финам-Глобал» Леонида Делицына, ужесточение антипиратского закона принесет Интернету куда больший урон, чем цензура.

«Подавляющее большинство пользователей переживет, если из-за цензуры закроется какой-то блог, но они привыкли скачивать музыку и другой контент бесплатно, смотреть видео в той же сети ВКонтакте. Ужесточение ответственности и блокировка сайтов с пиратскими файлами может отразиться на посещаемости ресурсов, со снижением посещаемости может снизиться и рекламная активность», — полагает Леонид Делицын.

«Нам не нравится закон в его существующей версии», — говорят в пресс-службе «Яндекса», — он непрозрачный, с непрописанной терминологией, открывает возможности для злоупотреблений и провоцирует недобросовестную конкуренцию. Мы следим за развитием законодательства и постоянно предлагаем свои поправки. Так, «Яндекс» настаивает на недопустимости премодерации и недопустимости блокировок за повторное размещение ссылок, а также на обязательном указании URL страницы в обращениях правообладателей к сайту во всех досудебных процедурах. Что касается штрафов, нам кажется странной ситуация, когда владельца сайта наказывают не за то, что он что-то нарушил, а за то, что правообладатель прислал ему уведомление, а тот не принял по нему меры или не выполнил сроки исполнения — причем очень жесткие».

Впрочем, антипиратские инициативы в целом имеют право на жизнь — создатели и распространители интеллектуальной собственности тоже хотят зарабатывать. Но помимо антипиратских инициатив жизнь интернетчиков усложнится и по другим фронтам.

С 1 июля этого года вступает в силу закон, запрещающий выражаться нецензурными словами в Интернете, в том числе в комментариях к постам в блогах или новостям на сайтах. Казалось бы, идея в целом здравая, но она может подкосить немало достаточно успешных проектов. К примеру, если у популярного блогера появится комментарий, содержащий мат, а он не успеет заметить и удалить его, блог могут закрыть. То же самое касается новостного ресурса с возможностью читателям оставлять свои мнения под статьями.

А многие проекты с миллионами подписчиков и посетителей вообще использовали мат и нецензурную лексику как свою фишку: обзоры интернет-видео «+100500», проекты «Лепра» и MDK, «Лурк» и другие.

«Мелкий интернет-бизнес будет вынужден жить по правилам реального малого бизнеса со всеми его проверками и рисками. То есть жизнь станет сложнее. Маленький проект не сможет обеспечивать модерацию комментариев на форумах. Они просто закроют свой блог или запретят комментировать. И это будет конкурентный недостаток», — рассуждает Леонид Делицын.

Впрочем, не все согласны, что подобные проекты пострадают от цензурирования. «В ресторанах после запрета на курение посещаемость не упала. Здесь будет то же самое. Ненорматив — лишь фишка. Если ресурс несет в себе хоть какой-то смысл для посетителей, то и без мата он будет так же посещаем и любим пользователями», — уверен Герман Клименко.

«Ну, не будут говорить на мате, будут писать п…ц. Это как убийства в Голливуде запретили в 30-х годах показывать. В итоге показывали силуэтами», — приводит пример главный редактор Roem.ru Юрий Синодов.

С ними соглашается владелец блога BigPicture.ru Сергей Барышников. По его мнению, большинство проектов и блогов, где не скупятся на ненорматив, как развивались, так и будут развиваться, изредка разбираясь с не всегда обоснованными претензиями регулирующих органов. «Что касается «чистки Интернета», то сложно однозначно ответить. С одной стороны, цензура никогда до хорошего не доводила, а с другой — посмотришь иногда топ записей ЖЖ и понимаешь, что как минимум треть оттуда своими руками бы зачистил», — говорит Барышников.

Кстати, вскоре вступит в силу и закон о деанонимизации известных блогеров. Те блог-проекты, у которых больше 3 тыс. подписчиков, должны будут регистрироваться как СМИ. И, соответственно, нести ответственность, как СМИ и платить налоги, как бизнес.

Инвесторы напряглись

Запрет на мат в Интернете — это и правда мелочь по сравнению с поправками в антитеррористический пакет законов, которые напрямую затронут и Интернет. Новые редакции законов предполагают, что спецслужбы получат постоянный и прямой доступ к информации о деятельности пользователей, а также к IP-адресам, именам учетных записей и адресам электронной почты.

Кроме того, зарубежные и российские соцсети и сайты, на которых происходит общение пользователей, а также программы для отправки сообщений (вроде Skype) обязаны хранить данные об активности своих пользователей в течение полугода на серверах, физически расположенных в России. В противном случае такие ресурсы могут быть заблокированы.

Стоит отметить, что эти меры ударят не только по иностранным игрокам, но и по крупнейшим российским, у которых серверы расположены по всему миру. По оценкам экспертов, перенос данных на российские серверы может обойтись компаниям в несколько миллионов долларов допрасходов. Это связано с необходимостью строить новые дата-центры.

Впрочем, представители интернет-бизнеса в первую очередь указывают на то, что зарегулированность и повышенный контроль со стороны государства и спецслужб сделают отрасль инвестиционно непривлекательной. «Еще в момент принятия этого документа «Яндекс» заявлял, что закон станет еще одним шагом к усилению государственного контроля над Интернетом в России, и это негативно скажется на развитии индустрии», — говорят в пресс-службе компании.

Известный оппозиционный блогер Антон Носик и вовсе хоронит Рунет: «Эти меры полностью уничтожают интернет-бизнес в России. Они, в сущности, только на это и направлены. Ни в брежневском СССР, ни в современной Северной Корее Интернет неуместен, поэтому его пытаются уничтожить, и довольно успешно. Пользователи как-то приспособятся, а бизнесу реально кранты», — пугает он.

«Все эти меры по регулированию и затягиванию гаек снижают темпы роста интернет-рынка. Но, безусловно, не убивают его. Конечно же, инвесторы негативно воспринимают информацию о подобных инициативах, потому что это говорит о нестабильности. С такими законами у властей развязаны руки, по сути, они могут вмешаться в любой бизнес по любому вопросу. Когда риски высоки, то и у инвесторов будет настороженное отношение к рынку. Отсюда и снижение интереса к инвестициям в Рунет, и падение котировок российских компаний на биржах», — считает аналитик Investcafe Тимур Нигматуллин.

Но не все смотрят на происходящее так пессимистично. По мнению Германа Клименко, привлекательность Интернета для инвестиций действительно снижается, но «это нормально»: «Интернет становится полноценной индустрией с серьезным вкладом в экономику страны. Стоимость входа в бизнес растет, а ожидаемая прибыль от удачных стартапов уже не десятки тысяч процентов, а лишь сотни».

Да и если взглянуть на взаимосвязь «закрытый Интернет» и «интерес инвесторов» на примере китайских интернет-компаний, то этой взаимосвязи не будет. «Цензура и связь биржевых котировок — это смешно. Посмотрим для примера на Baidu (аналог Google), Weibo (микроблог, как Twitter) или Taobao (аукцион, как eBay). Ради прибыли в 500% капитал готов отцензурировать кого и что угодно», — говорит Юрий Синодов.

Кстати, на самом деле, несмотря на серьезную закрытость Сети, Китай привлекает иностранных инвесторов и с точки зрения запуска там своих интернет-проектов, и с точки зрения инвестирования в бумаги.

Однако в России, по мнению опрошенных «Профилем» экспертов, китайский подход все-таки не пройдет. Безусловно, Интернетом пользоваться не перестанут, даже если спецслужбы будут сидеть рядом с пользователем, мат будет запрещен даже в сокращении, а за скачивание фильмов будут сажать. Так или иначе, Сеть остается средством коммуникации, знаний и поиска товаров и сервисов. Однако в России не такой уровень внутреннего потребления, нет внутреннего производства, для того чтобы обойтись без внешних связей. Плюс другая культура: в Китае просто смотрят на ущемление свобод, по принципу «нет, ну и ладно». Россияне же уже привыкли к относительной свободе, да и далеки от восточной философии.

Как регулируют Рунет

Какие законы и проекты уже работают:

С 2012 года можно без суда закрыть сайт с детским порно, экстремизмом, пропагандой наркотиков или призывами к самоубийству.
Действует закон о клевете, который позволяет привлекать к уголовной ответственности интернет-активистов, которые «оскорбляют политических деятелей, вредят их имиджу и деловой репутации». Под цензурой — политический, социальный и религиозный контент.
С февраля 2014 года вступил в силу закон, дающий право по требованию Генпрокуратуры без суда блокировать любые сайты, призывающие к массовым беспорядкам, и другие «экстремистские материалы». По новому закону были заблокированы несколько оппозиционных блогов.
В 2014 году запущен проект государственного поисковика «Спутник». Как «Яндекс», только политкорректный.
За размещение в Интернете нелицензионных файлов с фильмами и сериалами Роскомнадзор имеет право заблокировать ресурс.

Какие законы скоро начнут работать:

 С 1 июля этого года нельзя будет выражаться матерными словами в записях блогов, признанных СМИ, и в комментариях к материалам на сайтах.

Начнет работу так называемый «антитеррористический» пакет:

— блогеры, имеющие более 3 тыс. подписчиков, должны будут регистрироваться как СМИ;
— может вступить в силу запрет на анонимные платежи через Интернет;
— ФСБ получит постоянный и прямой доступ к информации о деятельности пользователей, спецслужбы получат прямой доступ к IP-адресам, именам учетных записей и адресам электронной почты

Какие идеи обсуждаются:

Преследование за распространение через интернет нелегального софта, музыки и книг
Создание закрытой российской сети «Чебурашка». Такой, как в КНР, только в России

Как контролируют интернет в разных странах

Северная Корея — страна с самой жесткой системой контроля. Здесь работает замкнутая сеть, не имеющая выхода в мировой Интернет. Поиск в мировом Интернете информации и ее публикация во внутренней сети КНДР осуществляются специальными государственными органами. Доступ в Интернет есть у некоторых сотрудников научных и производственных учреждений, список сотрудников утверждается органами госбезопасности, а список учреждений — лично руководителем государства.

В ОАЭ работает единственный провайдер — Etisalat. Компания фильтрует порнографию, политически опасный контент, а также сведения, подрывающие моральные ценности Арабских Эмиратов.

В Саудовской Аравии трафик фильтруется по двум черным спискам: в первом содержатся адреса аморальных сайтов, во втором — список сайтов, дестабилизирующих политическую обстановку. Официально запрещены сайты, посвященные порнографии, наркотикам, бомбам, алкоголю, азартным играм, порочащие ислам.

В Сирии контроль осуществляется по схожей схеме, но блокированы также все сайты сирийской оппозиции. В этой стране закрыт доступ к израильской доменной зоне .il, запрещена голосовая и видеосвязь через Интернет.

В Алжире единственный провайдер CERIST занимается анализом всех электронных сообщений. Пользователи должны предварительно зарегистрироваться.

В Иране действует многоуровневая система контроля. Она включает в себя ограничение скорости соединения, контроль электронной почты, фильтрацию вредных сайтов. Ответственность за нарушения законодательства возложена на провайдеров.

Китай — еще один пример страны с сильно зарегулированным и «закрытым» Интернетом. В этой стране взят курс больше на политическую цензуру, чем на блокирование сайтов аморальной направленности. Порнография в Китае запрещена, но гораздо эффективнее блокируются западные новостные службы, соцсеть Facebook, ресурсы о правах человека, а также доступ к информации о независимости Тибета и Тайваня. Лимитирован доступ к Google и его сервисам. Интересная особенность — Китай не афиширует политику ограничения контента.

При попытке обращения к заблокированным ресурсам китайские пользователи получают сообщения об ошибке 404 или о других технических проблемах. При этом Китай активно развивает ресурсы на китайском языке.

В странах СНГ также есть цензура в Интернете. На государственном уровне блокируют доступ к отдельным ресурсам в Узбекистане, Казахстане и Киргизии. В Белоруссии осуществляется выборочное блокирование сайтов, необходима регистрация при доступе в Сеть, а для открытия сайта знакомств в этой стране необходимо получить государственную лицензию.

Частичное блокирование сайтов применяется также в Великобритании, Канаде, США и Австралии.           

Источник: InfoSecurity.ru

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK