17 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Виновные сели, а осадок остался

Мосгорсуд поставил точку в одном из самых долгих и резонансных процессов последних лет. 9 июня судья Павел Мелехин огласил приговор по делу об убийстве в октябре 2006 года обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Пожизненное заключение получили организатор преступления Лом-Али Гайтукаев и его племянник Рустам Махмудов, стрелявший в журналистку. 

Остальные подсудимые  братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы, следившие за жертвой, а также бывший милиционер Сергей Хаджикурбанов — получили 12, 14 и 20 лет колонии соответственно. Неназванными остались только заказчики этого убийства.

Приговору предшествовал вердикт присяжных, признавших подсудимых виновными. Коллегия получила достаточно доказательств того, что именно Лом-Али Гайтукаев летом 2006 года получил от неустановленных заказчиков предложение организовать убийство журналистки. Помощь в организации слежки за Политковской оказал экс-сотрудник ГУВД Москвы Дмитрий Павлюченков. Его дело слушалось в особом порядке, так как бывший милиционер признал свою вину и заключил соглашение о сотрудничестве со следствием.

14 декабря 2012 года Мосгорсуд осудил его на 11 лет колонии. После того как Гайтукаева арестовали на Украине по подозрению в организации покушения на местного бизнесмена, он передал свои полномочия по организации убийства бывшему оперативнику Сергею Хаджикурбанову. Братьям Ибрагиму, Джабраилу и Рустаму Махмудовым было поручено следить за Политковской, Именно Рустам Махмудов 7 октября 2006 года застрелил журналистку в подъезде ее дома на Лесной улице.

Помимо длительных сроков заключения суд так же удовлетворил иск детей журналистки Ильи и Веры Политковских о компенсации: суд обязал Гайтукаева выплатить им 800 тысяч рублей, Хаджикурбанова – 500 тысяч, братьев Махмудовых – по 300 тысяч.

В основу доказательств легли видеозаписи, изъятые следователями с камер наружного наблюдения, установленных в подъезде дома, где жила Политковская, а также на отделении банка ВТБ. Они позволили установить, что еще в начале октября 2006 года подсудимые несколько раз приезжали к дому журналистки на ВАЗ-2104. При этом из машины постоянно выходил один и тот же человек в бейсболке, который заходил в подъезд, где жила  Политковская. Следствие так же получило у сотовых операторов телефонные соединения в месте нахождения «четверки». Среди прочих там оказался номер Джабраила Махмудова. Тогда же следователи установили, что за несколько минут до убийства он созванивался с абонентами, по пути следования Политковской от редакции домой. После этих звонков из ВАЗ-2104 вышел все тот же человек в бейсболке. Он вошел в подъезд дома на Лесной и вышел через несколько секунд. Именно в это время в подъезд вошла и Анна Политковская. Следователи установили владельца «четверки» – Ахмеда Исаева, и через него вышли на исполнителей убийства.

Ввиду резонансности преступления расследование шло в авральном режиме и к судебному процессу сторона обвинения подготовилась не очень хорошо. Первый процесс завершился оправдательным вердиктом присяжных. Кстати, Гайтукаев и Павлюченков выступали на нем свидетелями. Вскоре этот приговор был отменен. Дело направили на доследование, а всех подозреваемых снова арестовали. На этот раз следователи работали усердней. Собрав дополнительные доказательства, они предъявили обвинение в причастности к убийству Павлюченкову, который пошел на сделку со следствием, и Гайтукаеву. Повторный процесс завершился обвинительным приговором.

Прокурор Анна Семененко назвала приговор обоснованным и справедливым. Однако потерпевшие, которых на приговоре представлял сын Анны Политковской Илья и его адвокат, прокурорского оптимизма не разделяли. Адвокат потерпевших Анна Ставицкая рассказала корреспонденту «Профиля», что сторона потерпевших с самого начала процесса настаивала на том, чтобы дело рассматривал суд присяжных.

«Только в суде присяжных, с нашей точки зрения, в полной мере соблюдается принцип состязательности сторон, — говорит Анна Ставицкая. — И в этом процессе стороны действительно состязались очень долго, свои доказательства представляла как сторона обвинения, так и сторона защиты. Тот факт, что присяжные вынесли обвинительный вердикт, говорит о том, что сторона обвинения была убедительней. Мы уважаем вердикт присяжных».

Вместе с тем, по словам адвоката, ее клиенты не считают это преступление раскрытым, и будут удовлетворены решением суда только в том случае, когда приговор вынесут заказчикам этого убийства.

«Пока мы слышим только громкие слова представителя Следственного комитета Маркина, который регулярно заявляет, что заказчик будет найден, но с момента убийства прошло уже семь лет, а воз и ныне там. Даже доказательства, изобличающие Дмитрия Павлюченкова, следствие получило исключительно благодаря усилиям потерпевших, а до этого никто, похоже, и не собирался предъявлять ему обвинения», — считает Ставицкая. По ее словам, сейчас дело заказчиков расследуется в отдельном производстве, но данные предварительного следствия, к сожалению, потерпевшим не докладывают.

«Мы слышим ровно то, что и все остальные. Это заявления Маркина о том, что заказчик вот-вот будет найден, а из интервью следователя Гарибяна мы сделали вывод, что заказчиками они считают людей, которых назвал Павлюченков — Березовского и Закаева, — продолжает адвокат. — Мы же в эту версию ни на секунду не верим. Во-первых, потому, что никаких доказательств этому нет. А, во-вторых, потому что сейчас очень модно во всем винить Березовского, а мы хотим, чтобы нашли настоящего заказчика, которому смерть Анны Политковской была действительно выгодна».

Защитник одного из фигурантов дела уже обжаловал судебный вердикт. Как сообщили «Профилю» в пресс-службе Мосгорсуда, краткую апелляционную жалобу подал Алексей Михальчик – защитник осужденного на 20 лет лишения свободы бывшего майора УБОП Сергея Хаджикурбанова. Адвокат просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Намерение обжаловать приговор накануне выразили адвокаты всех фигурантов дела.

Защитник Лом-Али Гайтукаева Муслим Джамалутдинов заявил, что снований для обжалования у защиты достаточно. «Много процессуальных нарушений, по которым мы имеем право обжаловать приговор, – говорит адвокат. – Например, мы считаем, что двое присяжных были удалены из коллегии незаконно. Несмотря на это, мы не надеемся, что Верховный суд отменит и этот приговор. Единственное, на что мы можем надеяться – это Европейский суд по правам человека. Но мы будем пытаться».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK