14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Путина сливают, убеждая не вступать в войну с Украиной»

Министр обороны Донецкой народной республики Игорь Стрелков взывает о помощи и поддержке. Украинская армия уничтожает ополченцев и выбивает их из городов, сел и опорных пунктов. Россия так и не выказала открытой поддержки самопровозглашенной Новороссии, возможно, из-за санкций Евросоюза и США, возможно из нежелания идти на открытый военный конфликт с Украиной. Эта нерешительность и половинчатая позиция могут ударить по российской власти и лично по Путину, считают политологи, конспирологи и евразийцы.

Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения:

«Так или иначе России придется вступать с Украиной в войну. Это геополитически неизбежно. То, что война состоится, практически уже ни от кого не зависит. Зависит только — когда и при каких стартовых условиях. И как только война начнется, последуют санкции. Санкции так же неизбежны, как и сама война.

Первый вариант — она начнется сейчас с сильными позициями в Новороссии (ДНР и ЛНР). Далее санкции. А в остальном война как война. Где остановимся? Где остановят. Либо где посчитаем нужным. Как в любой войне.

Второй вариант — она начнется позже, когда хунта сломит сопротивление ДНР и ЛНР и начнет атаку на Крым. 

И снова: война как война. И снова: остановимся там, где остановят или посчитаем нужным остановиться. И снова санкции.

Война неизбежна, так как есть Крым. Москва может сдать Новороссию, но не может уклониться от войны. Война нас настигнет, так как на самом деле она уже идет. 

Есть ли альтернатива избежать войны? Да. Проиграть ее не начиная, выбросить белый флаг уже сейчас. Для этого необходимо дестабилизировать ситуацию в России, начать процесс свержения Путина. На это и настроена пятая и шестая колонны в России. Кстати, почти так поступил Горбачев в 1989—1991-м, а Ельцин в 1996-м (Хасавюртский мир). Значит, в такой самоликвидации нет ничего экстраординарного: наша политическая и экономическая элита — та же самая, что и тогда. Не схожая, а персонально та же самая. Пятая колонна точит зубы. Шестая активно и дружно сливает Путина, убеждая его не вступать в войну сейчас. Не вступать в войну сейчас значит вступить в нее завтра, на намного более худших стартовых условиях (защита Крыма, который никто в мире не считает российским) — для Запада Крым и Новороссия явления одного юридического порядка: незаконно оккупированные Россией территории соседнего суверенного государства.

Путин колеблется. Эти колебания приобретают патологический характер. Он начинает изменять самому себе. Но на это и весь расчет — из-за страха перед санкциями (вторая волна) требуется потянуть время и дать возможность хунте отвоевать Новороссию. Затем Крым. Россия будет вынуждена воевать, вопреки всем призывам «не дадим втянуть себя в войну». Ну-ну, продолжайте «не давать себя втянуть». Строго до Крыма. А далее пятая колонна предложит по той же логике вернуть Крым. И снова: чтобы не было войны. Перед Макаревичем и Ганапольским извинятся. Путин передаст власть более демократическому Президенту и тоже извинится (за все), как Ельцин. Непохоже? Но то, что происходит сейчас, ведет именно к такому сценарию. Однажды Путин назначил своим преемником Институт современного развития. Почему бы не повторить? Ведь главное: «лишь бы не было войны»? «Не дать себя втянуть»… Или все-таки главное — это что-то еще?»

(Заявление Александра Дугина на его странице в социальной сети Facebook)

Владимир Корнилов, украинский политолог, директор Центра евразийских исследований:

«Лидеры Новороссии не ассоциируют себя с Украиной и не собираются интегрироваться в ее легальное политическое поле. Впрочем, в будущем все возможно. Например, лидеры Ирландской республиканской армии тоже рассматривались Лондоном в качестве террористов, но только до поры до времени. Сегодня политические лидеры ИРА заседают в британском парламенте.

Что касается России, то она, не признав независимость Донецкой и Луганской республик, тем не менее признает их лидеров как субъектов политики, с которыми можно и должно договариваться. Я полагаю, что такая поддержка со стороны Москвы должна оказываться более активно.

В случае поражения ополченцев их руководители могут перебраться в Россию. Если речь идет о российских гражданах, таких как Александр Бородай, то я не вижу причин, по которым их политическая деятельность в России могла бы быть как-то ограничена. Однако, если они займутся оппозиционной деятельностью а-ля Навальный, власти с ними будут поступать так же, как и с этим персонажем. Примеры украинских политиков, пытавшихся действовать на политическом поле России, уже были. Господин Мешков, бывший президент Крыма, уехал в свое время в Россию и поначалу не особенно проявлял себя как политический деятель, но затем стал проявлять себя с точки зрения крымской политики. Сейчас пытается что-то организовывать в Крыму уже как части РФ».

Евгений Минченко, российский политолог, директор Международного института политической экспертизы:

«Поддержка лидерам Новороссии российскими властями оказывалась, хотя она была не такой масштабной, как об этом говорят наши западные партнеры. Однако сейчас мотивация на такую поддержку у Владимира Путина и всего российского руководства серьезно снизилась. 

Не уверен, что в случае вынужденного отъезда лидеров сепаратистов в Россию они придутся здесь ко двору. Они, конечно, могут попытаться каким-то образом сыграть на российской политической сцене. Есть, например, прецедент Армении, где после военной победы карабахская элита захватила власть в Ереване и до сих пор удерживает ее. Однако в России вероятность такого развития событий значительно ниже в силу прежде всего того, что вероятность военной победы пророссийских сил на востоке Украины меньше. Да и сами по себе масштабы Донецкого и Луганского анклавов на фоне территории всей России не позволяют их лидерам претендовать на какие-то заметные роли в федеральной политике». 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK