14 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Темные дни миновали?

В 2017 году в России наконец-то случился экономический рост – на 1,5%, хотя до цели правительства в виде общемирового уровня пока далеко. Параллельно банки вслед за ЦБ снижали ставки по кредитам, тем самым приманивая новых клиентов. Как это отразилось на рынке страхования имущества предприятий? Можно ли говорить, что отрасль оправилась от кризиса вместе со страной, и какие остаются угрозы? Обо всем этом «Профилю» рассказали руководители ведущих страховых компаний России.

Два драйвера

«Состояние страхового рынка во многом соответствует общей экономической ситуации в стране, – говорит руководитель департамента страхования имущества компании «Уралсиб Страхование» Михаил Дорофеев. – В целом рынок растет, но этот рост практически полностью обеспечивает единственный сегмент – страхование жизни. Другие же виды страхования не могут похвастать такими результатами. Это же касается и страхования имущества юридических лиц. Пока нет официальных итогов [2017] года, но вряд ли сегмент покажет положительную динамику. Скорее всего, объем рынка останется на уровне прошлого года или снизится на 3–4%».

Главными драйверами, по словам Дорофеева, являются крупные компании и заемщики, которые страхуют взятое в кредит имущество по требованию банков. Средний бизнес вынужден отказываться от крупных трат на страхование из-за своей низкой маржинальности.

При этом предварительные данные прошлого года показывают, что даже в этих двух островках стабильности все не так благополучно, как хотелось бы страховщикам, добавляет руководитель дирекции имущественного страхования компании МАКС Александр Агапов. Сокращать бюджеты вынуждены даже корпорации, а банковский сегмент (в него входит еще и страхование вкладов или держателей банковских карт) страдает из-за низкой экономической активности среднего и малого бизнеса, который в последнее время берет меньше кредитов. Именно эти явления собеседник «Профиля» называет главными тенденциями 2017 года.

«Влияние кризисных явлений в экономике на страхование носит отложенный характер. Замедление рынка добровольного страхования проявилось почти через год после начала экономического спада. Точно так же и восстановление основных сегментов добровольного страхования, в том числе имущества юридических лиц, начнется через сопоставимый период времени, – прогнозирует Агапов. – Но были в прошлом году также и положительные тенденции. Они связаны с импортозамещением, но пока они не оказали значимого влияния на рынок».

Падение рынка, которое выражается в довольно резком (до 5–7%) сокращении объемов собранных премий, отмечают и в группе «Ренессанс Страхование». Управляющий директор департамента имущественных видов страхования Марина Зюганова сетует на то, что новых драйверов для него нет и пока не предвидится. «Рынок находится в очень интересной фазе, с одной стороны, оставаясь мягким (снижение цен, расширение покрытия), а с другой – демонстрируя значительную жесткость, например, в части страхования складов. Многие страховщики вообще вышли из этой ниши, другие ужесточили требования к объектам».

«Статистика за девять месяцев 2017 года, согласно которой, было собрано 80 млрд руб. страховых премий (на 7% меньше, чем годом раньше), действительно говорит о стагнации. Во многом это вызвано макроэкономическими факторами», – соглашается с коллегами начальник управления андеррайтинга по страхованию имущества и ответственности юридических лиц компании «Зетта Страхование» Марина Суркова. По ее словам, больше остальных после 2014–2015 годов экономили те, кто сильнее зависит от импортной продукции, подорожавшей из-за обвала рубля. Им требовалось время, чтобы перестроить бизнес-процессы.

Заместитель директора московского филиала компании «Наско» по андеррайтингу Алексей Володяев называет текущую ситуацию на рынке стабильно напряженной: «Спрос стабильно поддерживается за счет государственных контрактов. Но структурно ситуация не меняется уже который год и вряд ли станет меняться в ближайшем будущем». А вот генеральный директор страхового общества «Помощь» Александр Локтаев настроен еще пессимистичнее: «Страхование сегмента по-прежнему в кризисе: ставки продолжают падать, процент добровольного страхования снижается». При этом он приводит в пример все те же складские помещения, но утверждает, что страховщики не отказываются от них в массовом порядке, а, напротив, видят в них спасение в трудную минуту. «Сегодня их страхуют все, потому что страховать особо нечего. Примет выхода из кризиса пока нет», – констатирует Локтаев.

Заместитель генерального директора и главный андеррайтер компании «Энергогарант» Антон Легчилин напоминает еще об одной примете 2017 года на рынке страхования имущества юрлиц – «демпинговой войне» страховщиков. По мнению эксперта, именно она больше всех остальных факторов мешает компаниям развиваться. «Тем не менее клиенты на этом рынке уже поняли, что откровенно плохие риски застраховать в более или менее приличной компании уже нельзя», – говорит Легчилин.

Более того, страховщики стали давать советы клиентам, как снизить риск и предотвратить серьезные убытки, и те прислушиваются. Многие компании превентивно ремонтируют электропроводку, ставят современные системы пожарной сигнализации. «Остается только надеяться, что череда прокатившихся по стране крупных убытков (например, пожаров в торговых центрах) заставит собственников всего бизнеса в нашей стране, а не только крупных корпораций и банковских заемщиков заботиться о его сохранности, в том числе и за счет страховки», – отмечает специалист.

Директор департамента страхования корпоративного имущества и технических рисков компании «Альянс» Елена Озерова немного выбивается из общего ряда коллег. Она признает, что в 2017 году рынок продолжал падать, и это нашло отражение в том числе и в статистике ЦБ (регулирует страховую отрасль), но глобальный кризис уже позади. «И его результатом стал тот факт, что страхователи стали более щепетильными в отношении качества услуг, а заодно оптимизировали свои бюджеты. Теперь наша задача – предлагать страховые решения, которые отвечают нуждам клиента в части покрываемых рисков и качества сервиса, да к тому же и по адекватной цене».

И совсем уж не согласна с остальными собеседниками «Профиля» заместитель председателя правления по имущественным видам страхования компании ERGO Мария Барсова. Вопреки любой статистике она усмотрела рост сегмента сразу на 5%: «После стагнации 2015 года и некоторого падения рынка страхования имущества юрлиц сейчас динамика по сборам премий в целом положительная. Объем кредитования постепенно наращивает обороты, плавно восстанавливается лизинговый сегмент, что способствует росту сборов у страховщиков».
 

Елена Озерова, директор департамента страхования корпоративного имущества и технических рисков СК «Альянс»:
«Если обратиться к статистике ЦБ, то мы увидим, что в 2017 году рынок страхования имущества юридических лиц продолжил свое падение. Однако поквартальная динамика свидетельствует о том, что тренд на постепенный выход из кризиса все же наметился.
По нашим прогнозам, в 2018 году компании продолжат развивать направление коробочных продуктов с франшизами, а также сфокусируются на банкостраховании, то есть будут активно предлагать страхование имущества юридических лиц через банки. С психологической точки зрения такой тренд вполне обоснован: компании, обращающиеся в банк за теми или иными услугами, гораздо охотнее приобретают страховые продукты, особенно в тех случаях, когда полис является обязательным требованием банка.
Однако стоит отметить, что спрос на коробочные продукты по-прежнему достаточно невелик, так как в сегменте малого бизнеса, которому они могли бы быть интересны, бюджет на страхование пока мал или не заложен вовсе.
Основным драйвером роста рынка сегодня является конкуренция. Но отрадно замечать, что в основе этой конкуренции лежит не только цена, но и качество предлагаемого покрытия и урегулирования убытков. Солидные клиенты перестали ориентироваться на предложения подешевле, а смотрят в первую очередь на надежность страховой компании, спектр оказываемых ею услуг, возможность упрощенного урегулирования мелких убытков, риск-консалтинг и т. п.».

Аварии, ЦБ и демпинг

Опрошенные «Профилем» страховщики указывают и на другие сложности, не связанные с экономической ситуацией в стране. Прошлый год был отмечен сразу двумя крупными техногенными катастрофами: аварией на алмазном руднике «Мир» в Якутии и пожаром в московском торговом центре «Синдика». Первая обернулась гибелью восьми человек и ущербом на 7,4 млрд руб., покрывать который пришлось компании «Согаз». Полностью устранить последствия удалось лишь в середине февраля, но сам рудник потерян для владельца – «Алросы» – на неопределенный срок.

В результате октябрьского пожара в «Синдике», который тушили двое суток, обошлось без жертв (пострадали три человека). Ущерб владельцев 876 магазинов составил около 8 млрд руб., и на этот раз он ляжет на плечи разных страховщиков. Основная часть выплат в обоих случаях придется уже на 2018 год, и в связи с этим участники рынка ожидают снижения прибылей по его итогам. Но серьезных изменений в их политике и стратегии не предвидится. «Никто из страховщиков не отказывается от страхования имущественных видов. Некоторые продолжают демпинговать, несмотря на многомиллионные убытки последнего времени, создавая не очень здоровую атмосферу в сегменте», – говорит Михаил Дорофеев из «Уралсиб Страхования». Для его компании страхование имущества юрлиц остается одним из самых прибыльных направлений благодаря взвешенной андеррайтинговой политике и контролю рисков.

О демпинге говорят и его коллеги. Александр Агапов из компании МАКС сетует, что из-за него маржинальность бизнеса снижается до минимума или вовсе уходит в минус. Бороться за «оставшийся кусок пирога» страховщики вынуждены не только из-за падения платежеспособного спроса предприятий, но и из-за чрезмерного контроля со стороны государства, которое все пристальнее следит за расходами страховых компаний. Причем демпингуют не только мелкие страховщики, но и лидеры рынка. Однако, замечает Агапов, ситуация не так проста, как может показаться на первый взгляд. Борьба за клиентов и демпинг уживаются с тщательным изучением страхователей и даже с отказом от страхования отдельных видов имущества, в первую очередь товарно-материальных ценностей, даже если речь идет о постоянных клиентах.

«Теперь при принятии решения о страховании анализируется не только объект, но и сам страхователь. Таким образом, сокращается не столько количество страховщиков, сколько предложение самой услуги», – резюмирует Агапов. Марина Зюганова из «Ренессанс Страхования» называет такой подход осторожным. «Имущественный бизнес, ранее считавшийся по определению прибыльным, в некоторых сегментах стал показывать значительные убытки», – говорит она.

Алексей Володяев из компании «Наско» добавляет, что в условиях свободной конкуренции страховщики вынуждены снижать тарифы и, как следствие, терять прибыльность все последние 19 лет. Стабилизации обоих показателей эксперт ждет через два-три года. «По всему рынку страхование имущества остается прибыльным, но нельзя сказать, что это обязательно будет так для каждой страховой компании, – один или два достаточно крупных убытка могут легко сделать результат отрицательным», – отмечает Антон Легчилин из «Энергогаранта».

Марина Суркова из «Зетта Страхования» приводит цифры. По ее данным, с 2014 года количество страховщиков, задействованных в сегменте имущества юрлиц, сократилось почти в шесть раз – с 221 до 38. Правда, речь тут идет только о компаниях, сумевших собрать не меньше 100 млн руб. премий за год. Объяснить это можно не только осторожностью и избирательностью самих страховщиков – свою роль сыграла и «чистка» страхового рынка, подобная той, что до недавнего времени происходила в банковском секторе (хоть и в меньших масштабах).

Еще в конце 2016‑го регулятор заявлял, что считает окончательное оздоровление финансового сектора (в том числе и страхового его сегмента) своей «мегазадачей». В прошлом году лицензий лишились 13 страховых компаний, с начала 2018‑го – еще три. В феврале ожидается принятие Госдумой законопроекта о санации страховых компаний. В этом случае ЦБ создаст фонд консолидации страхового сегмента – опять же, все как у банков. Сейчас регулятор разрабатывает восемь нормативов, по которым будет оцениваться финансовая устойчивость страховщиков.

При этом Суркова указывает на еще один нюанс сложившейся ситуации. Жесткая конкуренция фактически закрывает доступ на рынок для мелких игроков. Но зато перед крупными открываются неплохие перспективы. «Что же касается вопросов прибыли, то при грамотной политике страховщика портфель юрлиц будет прибыльным при любых условиях. Например, наша компания уже второй год подряд наращивает свою долю, несмотря на падающий рынок. За девять месяцев 2016‑го сборы выросли на 60%, в прошлом году – еще на 30%».

Мария Барсова из ERGO снова не согласна с коллегами. Она считает, что страхование имущества юрлиц по-прежнему остается высокодоходным и привлекательным для страховщиков. «Главная задача страховой компании – определить для себя целевые сегменты и выработать правильную тарифную политику. В этом случае портфель будет прибыльным. Те, кто выработать правильную политику не смог, уходят с рынка», – говорит Барсова.

На этот раз с ней согласен руководитель управления андеррайтинга и методологии розничного бизнеса «Сбербанк Страхования» Александр Шайкин: «В целом страхование имущества юрлиц действительно остается прибыльным направлением. Но в общую статистику при этом попадают сборы по всем договорам, с разными тарифами и разной убыточностью. То есть негативная ситуация в одном сегменте, таком, как, например, страхование складских комплексов, может нивелироваться за счет других, более прибыльных».

Таким образом, мнения участников рынка здесь разделились. Одни считают страхование имущества предприятий не самым выгодным бизнесом, говорят о высокой конкуренции и низкой маржинальности. Другие уверены, что извлекать доход можно из любой деятельности и при любой ситуации, главное – сформировать оптимальный портфель и выработать сбалансированную политику.

АГН «Москва»

Жулики не дремлют

В чем собеседники «Профиля» единодушны, так это в том, что прошлый год получился богатым на попытки мошенничества, как это обычно и бывает во время финансовых кризисов. «Мы в своей практике неоднократно пресекали мошеннические схемы, когда недобросовестный клиент страхует товарно-материальные ценности, а потом имитирует кражу имущества или же совершает намеренный поджог или залив неликвидных ТМЦ», – рассказывает Михаил Дорофеев из «Уралсиб Страхования».

«При этом нельзя сказать, что клиенты заранее, до заключения договора, планировали мошеннические действия со страховкой. Но, безусловно, кризис «подталкивал» наступление страхового случая, – уточняет Александр Агапов из компании МАКС. – Классические примеры – уничтожение или исчезновение неликвидного товара, являющегося предметом залога. Пожар заложенного оборудования для выпуска продукции, на которую упал спрос. Недавно столкнулись с таким экзотическим случаем: компания получила в лизинг строительную технику, которая из-за неисправности не могла эксплуатироваться, а восстановление было бы нерентабельно. Тем не менее лизингополучатель уверенно запускает ее в работу, и она сразу же сгорает. У нас есть полная уверенность, что страхователь способствовал наступлению страхового случая».

Алексей Володяев из «Наско» приводит другой пример, касающийся все тех же складов: «Вот как раз в их страховании есть определенная зависимость между частотой краж и пожаров и степенью успешности бизнеса. Либо просто грабители часто не щадят товарных запасов быстро дешевеющих групп имущества. Например, старые модели мобильных телефонов почему-то пользуются спросом у похитителей. С капитальным имуществом (здания, оборудование) подозрительные случаи почему-то случаются гораздо реже».

Антон Легчилин из «Энергогаранта» говорит, что испытывающие финансовые сложности клиенты пытаются «решить все проблемы разом – и кредит вернуть банку, и старое здание склада ликвидировать, и товары, которые продать невозможно, реализовать». Марина Суркова из «Зетта Страхования» признает, что страховщикам приходится подстраиваться под реалии рынка и постоянно быть начеку.

А Елена Озерова из «Альянса» добавляет, что проверке подвергается не только финансовая стабильность страхователя, но и исковые заявления против их собственников и аффилированных с ними лиц.
 

Антон Легчилин, заместитель генерального директора, главный андеррайтер ПАО «САК «Энергогарант»:
«Наша компания для корпоративных клиентов применяет уникальную систему «зонтичного страхования». Специалисты совместно с риск-менеджерами клиентов определяют для каждого предприятия критически важные направления. Например, наш клиент только что приобрел дорогостоящую производственную линию, которая обеспечивает ему конкурентные преимущества и дает максимальную прибыль. Ее в обязательном порядке нужно застраховать, причем не только от имущественного ущерба, но и от рисков возникновения перерывов в производстве и поломок машин и оборудования. В этом случае можно применять высокие франшизы и стандартное покрытие, при этом цена договора будет минимальна.
Также мы всегда предлагаем нашим клиентам и партнерам заранее сделать комплексный договор страхования всего своего имущественного комплекса. Такой подход более быстрый и менее затратный, чем договор страхования по каждому объекту залога.
Времена, когда клиент выбирал страховщика по одному только красивому бренду и/или самой низкой цене, давно уже канули в Лету. Нашими «изюминками» всегда были индивидуальный подход, бесплатный риск-менеджмент и риск-сюрвей на объекте (силами наших инженеров).
Клиентам мы всегда за счет применения комплексного подхода и качественной оценки рисков рекомендуем минимально необходимые лимиты страхового покрытия и обеспечиваем дополнительные, так называемые «сервисные» виды страхования по специальным тарифам».

Удержать завоеванное

Большинство опрошенных «Профилем» страховщиков смотрят в будущее без особой радости и не ждут большого роста по итогам 2018 года. Виной тому и не слишком уверенный рост, показанный российской экономикой в прошлом году (он оказался существенно ниже общемировых темпов, о которых говорили власти, а многие экономисты считают даже эти показатели завышенными), и тот самый эффект отложенного влияния общей ситуации на страховой рынок.

«Конечно, если экономика будет расти, то увеличится и спрос на страхование имущества юрлиц, и, соответственно, расходы на него. Оживление на рынке страхования малого и среднего бизнеса также скорректирует ситуацию в этом сегменте. Но, по нашим прогнозам, в 2018 году он не покажет существенного роста, а, скорее, останется на уровне 2017‑го. Основной упор наши коллеги будут снова делать на страхование залогового имущества и крупных клиентов», – рассуждает Михаил Дорофеев из «Уралсиб Страхования». Наиболее интересными для страховщиков, по его мнению, останутся офисы, административные здания, банки, поликлиники, автосалоны, гипермаркеты, аэропорты.

Александр Агапов из МАКС готов назвать точный срок начала роста рынка – середина года, «через год после восстановления экономики». Но и он осторожен в прогнозах – «сохранится уровень прошлого года». Двигателем сегмента станет недвижимое имущество, уверен топ-менеджер.

Марина Зюганова из «Ренессанс Страхования» ставит на падение в 3–5% и прорыв страхования риска договорной ответственности и финансовых рисков членов СРО. Алексей Володяев из «Наско» считает, что рост премий едва ли превысит уровень инфляции. Похожая позиция и у Александра Шайкина из «Сбербанк Страхования», только он уверен, что инфляция как раз и даст необходимый рынку толчок для минимального роста.

В компании «Альянс» считают, что лидерами среди объектов страхования в текущем году станут бизнес-центры классов A и B, а также крупные торговые центры и неопасные производственные предприятия. При этом определенный потенциал есть и у малого бизнеса, особенно у ресторанов, салонов красоты и фитнес-центров.

Однако и тут нашлись те, кто не согласен с общим мнением. Мария Барсова из ERGO уверена, что рост рынка превзойдет инфляцию и достигнет 5–7%. Лучшие результаты дадут каналы продаж, связанные с банками и лизинговыми компаниями. О них же говорит и Антон Легчилин из «Энергогаранта»: «Наш прогноз на 2018 год благоприятный. Предприятия увеличивают объемы кредитования и объемы лизинговых операций, поэтому вынуждены будут увеличивать и объемы страхования. Крупные холдинги и промышленные предприятия также начинают прилагать максимально возможные усилия, чтобы в текущем году минимизировать свои риски. Поэтому мы ожидаем роста в 3–5%».

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK