15 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Успехи контрреволюции

Тысячи сброшенных бомб, миллиарды рублей и почти излеченная «террористическая опухоль» – власти отчитались об итогах военной операции в Сирии. Но они далеко не столь однозначны, как пытаются представить официальные лица.

33 миллиарда за полгода

В минувший четверг россияне (по крайней мере те, кому это было любопытно) наконец-то смогли узнать, сколько стоила операция российских Воздушно-космических сил в Сирии.

Искомую цифру Владимир Путин назвал на вручении государственных наград военнослужащим и специалистам военно-промышленного комплекса, отличившимся в ходе выполнения специальных задач в Сирийской Арабской Республике. «Порядка 33 миллиардов рублей ранее уже были заложены в бюджет самого министерства 2015 года на проведение учений и боевую подготовку. Мы просто перенацелили эти ресурсы на обеспечение группировки в Сирии», – сказал Верховный главнокомандующий.

Ранее официальные лица предпочитали в такие подробности не вдаваться. Когда премьер-министра Дмитрия Медведева в декабре прошлого года спросили, сколько стоит операция в Сирии, он ответил, что «это секрет». Заместитель министра обороны Татьяна Шевцова заявила журналистам в середине минувшего января, что все расходы на военную операцию в Сирии в 2015 году «произведены в пределах сметы Министерства обороны РФ».

Если исходить из того, что вся операция продлилась 167 дней, с 30 сентября 2015 года по 14 марта 2016 года, то Россия тратила на операцию в Сирии в день порядка 198 миллионов рублей – около 3 миллионов долларов по текущему курсу.

Для сравнения: по данным Пентагона, с которыми любой желающий может ознакомиться на сайте этого ведомства, по состоянию на 15 февраля 2016 года операция США и их союзников по уничтожению «Исламского государства» (эта террористическая организация запрещена в России), начавшаяся 8 августа 2014 года, обошлась американскому бюджету в 6,4 млрд долларов. То есть один день стоил американскому налогоплательщику порядка 11,5 миллиона долларов. При этом надо учитывать, что авиация США бомбит объекты «Исламского государства» не только в Сирии, но и в Ираке, и дислоцируется на базах не в Сирии, а в соседних странах.

СМИ также обратили внимание, что Владимир Путин, отдавая дань памяти погибшим военнослужащим на церемонии в Кремле, фактически подтвердил, хотя и не останавливался на этом факте специально, гибель не четырех военнослужащих, как это признавалось раньше официально, а пяти.

Другие печальные последствия нашего активного вмешательства в сирийскую гражданскую войну, как теракт 31 октября в небе над Синайским полуостровом, унесший жизни 224 россиян, официальная пропаганда предпочитает не вспоминать. Старательно замалчивается и тот факт, что Россия чуть было не вступила в вооруженный конфликт с одним из своих главных торгово‑экономических партнеров – Турцией.

Бой с тенью

«Повторю, основная цель наших действий в Сирии – остановить глобальное страшное зло, не дать терроризму перекинуться на Россию», – подтвердил на минувшей неделе Верховный главнокомандующий. По мнению Владимира Путина, поставленные задачи выполнены. «Мы не дали разрастись террористической опухоли, разрушены схроны бандитов, их склады с оружием и боеприпасами, блокированы маршруты контрабанды нефти, от которой террористы получали основную финансовую подпитку», – отметил президент.

Еще немного статистики. По данным командующего войсками Южного военного округа Александра Галкина, штурмовики Су‑25 за время операции в Сирии совершили свыше 1,6 тысячи боевых вылетов и сбросили около 6 тысяч авиабомб.

Но когда вы имеете дело с таким специфическим противником, как террористическая организация со своей идеологической программой, никогда не знаешь, где же нужно ставить точку. «Структура осталась, какие-то территории они контролируют, по-прежнему очень масштабно присутствуют в медиапространстве, как с таковым с «Исламским государством» мы не покончили, – говорит старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Николай Сухов. – Если сторонников «халифата» выдавят из Ирака и Сирии, а кольцо вокруг них сжимается, то уже ясно, куда они переместятся, – в Ливию, там плацдарм уже готов».

Что более очевидно – России удалось спасти режим Башара Асада от неминуемого краха. «Противникам законного правительства нанесен существенный ущерб, физический и моральный. От них отвернулись местные группировки ополченцев, и сейчас идет процесс замирения между ними и правительством», – отмечает Сухов. Но группировки, спонсируемые Саудовской Аравией, Турцией и Катаром, продолжают боевые действия.

Российские официальные лица неоднократно говорили о том, что операция российских ВКС в Сирии не будет длиться вечно. Но почему о сокращении нашего военного присутствия было объявлено именно 14 марта, ни днем раньше или позже?

Фото: Министерство обороны РФ

В понедельник в Женеве стартовали очередные переговоры между правительством и сирийской оппозицией. Предыдущий раунд переговоров был сорван, потому что часть оппозиции заняла крайне жесткую позицию – какие переговоры, если нас беспрестанно бомбит русская авиация? «Как бы оставив Асада один на один с его противниками, Россия выбивает массу аргументов у противников политического урегулирования», – считает Николай Сухов.

Спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, занимающийся организацией переговоров между правительством и оппозицией, намерен выйти на какие-то ощутимые результаты в ближайшие полгода. Но пока что и оппозиция, и представители правительства занимают диаметрально противоположные позиции. Оппозиционеры говорят, что Асаду нет места в будущей Сирии, представители правительства говорят, что судьба президента – это «красная линия», через которую они не переступят. Мы не поддерживаем режим Асада, но мы поддерживаем его в борьбе с терроризмом, главная цель – установление мира в Сирии и начало переговорного процесса, в результате которого сами сирийцы определят будущее своей страны, уверяют российские дипломаты.

Заинтересована ли Россия в том, чтобы именно Башар Асад руководил Сирией? «Нам нужно дружественное государство. Дружественные России люди есть по любую сторону фронта. Полевые командиры, которые воюют против Асада, также оканчивали наши военные училища. И с Россией готовы договариваться», – уверен Николай Сухов. Но при этом надо учитывать, что огромная часть населения Асада искренне поддерживает, добавляет он. Впрочем, говорить о том, что Россия отвернулась от своего союзника, было бы явным искажением действительности. «Конечно, если потребуется, то Россия буквально за несколько часов способна нарастить свою группировку в регионе до размеров, адекватных складывающейся обстановке, и использовать весь арсенал имеющихся у нас возможностей», – заявил на минувшей неделе Владимир Путин.

Кроме того, все компоненты развернутой в Сирии системы противовоздушной обороны, включая комплексы ближнего действия «Панцирь» и дальнего действия «Триумф С‑400», по-прежнему будут нести постоянное боевое дежурство. «Мы исходим из фундаментальных международных норм: никто не вправе нарушать воздушное пространство суверенной страны, в данном случае Сирии», – сказал Путин. А это значит, что идею введения неких «бесполетных зон» для прикрытия с воздуха сирийской оппозиции, которую активно продвигала та же Турция, будет ну очень сложно реализовать на практике.

При этом будем помогать Башару Асаду и финансово, и техникой и вооружениями, а также содействовать обучению сирийских вооруженных сил.

Недокоалиция

28 сентября прошлого года Путин, выступая на 70‑й Генассамблее ООН в Нью-Йорке, предложил сформировать «широкую международную антитеррористическую коалицию» наподобие антигитлеровского альянса в годы Второй мировой войны. А 30 сентября началась операция в Сирии. Многие эксперты тогда предположили, что таким образом Владимир Путин пытался прорвать изоляцию, в которой Россия оказалась после присоединения Крыма и конфликта на юго-востоке Украины.

В сентябре прошлого года, еще до официального объявления операции ВКС, когда был зафиксирован значительный рост военных поставок в Сирию, министр обороны Эштон Картер 50 минут беседовал со своим российским коллегой. И это был первый контакт глав военных ведомств более чем за год. Активизировались и контакты глав внешнеполитических ведомств – именно Россия и США разрабатывали две резолюции СБ ООН по Сирии и сейчас сопредседательствуют в Международной группе поддержки Сирии.

Да и понедельничный разговор Путина и Обамы, в ходе которого американского президента проинформировали об очередном внешнеполитическом маневре Москвы, проходил в «деловом, откровенном ключе», сообщил сайт Кремля. «Удалось наладить позитивное, конструктивное взаимодействие с Соединенными Штатами Америки, рядом других стран», – говорил на вручении наград в Кремле Владимир Путин. Но если изоляция и была прорвана, то лишь частично.

Решение о выводе российских войск из Сирии не окажет никакого влияния на американские санкции, введенные против ряда российских официальных лиц и компаний в связи с ситуацией вокруг Украины. Об этом заявила на слушаниях в конгрессе США помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд. «Вывод российских войск из Сирии не означает, что мы позволим России соскочить с крючка (санкций) в связи с Украиной», – сказала американский дипломат. «Мы будем судить о действиях России на Украине безотносительно к ситуации вокруг Сирии», – подчеркнула Нуланд.

На минувшей неделе политику в отношении России обсуждал и Совет ЕС. В сухом остатке реализация Минских соглашений по Украине – это главное условие для любых существенных изменений в отношениях с Россией. И любое взаимодействие с Москвой должно быть избирательным, учитывая возможные общие интересы, например, во внешней политике – по вопросам Сирии или КНДР. Примечательно, что через пару дней появились сообщения, что МИД России вместе с рядом заинтересованных ведомств также проводит пере-оценку отношений с Евросоюзом.

Какие цели преследовала Россия, организовав сирийский блицкриг? Объяснений может быть много. Какое из них соответствует действительности – сложно сказать, учитывая византийский характер принятия решений российским руководством. А потому только и остается, что заниматься примитивной кремленологией в стиле 70‑х годов прошлого века.

Выступая на Генассамблее в сентябре прошлого года, Владимир Путин коснулся своей любимой темы, помянув «экспорт теперь уже так называемых «демократических» революций». На прошлой неделе президент особо отметил, что «мы провели огромную работу по укреплению законной власти и государственности Сирии».

В западных столицах действительно полагали, что режим Башара Асада, как и многие ему подобные на Ближнем Востоке, быстро рухнет под напором «арабской весны». Но гражданская война в Сирии растянулась на долгие пять лет. А когда стало ясно, что режим ослаблен донельзя, в сирийском небе появились российские ВКС. Возможно, Владимир Путин хотел показать апологетам «цветных экспериментов», что ни одна революция не застрахована от контрреволюции. И возможно, президент полагает, что ему это удалось.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK