Наверх
15 октября 2019
USD EUR
Погода

Донецк, Одесса и Луганск для Путина — чемодан без ручки

В Донецкой и Луганской областях Украины 11 мая прошел референдум о государственной самостоятельности. Эксперты рассказали «Профилю» о том, что будет делать после референдума Киев, почему Россия больше не пойдет на «крымский сценарий» и как видят будущее бывшей советской республики в Европе. 

Анатолий Цыганок, руководитель центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа:

— После референдума правительства Луганской и Донецкой республик объявят о независимости и начнут просить Россию принять их. Россия делать этого не будет – это невыгодно, в первую очередь с точки зрения экономики. Санкции, которыми грозят ЕС и США, для нас очень чувствительны, что бы наши официальные лица об этом ни говорили.

Я думаю, что руководство Украины не примет референдум, и масштаб военной операции в восточных областях будет только нарастать. Мы это уже видим: если до 8 мая во время АТО артиллерия не использовалась, то с 8 по 12-е начались жесткие артобстрелы. Кстати, под Славянском сейчас находится батарея систем «Град», и украинские власти вполне могут устроить там второй Цхинвал. В ближайшей перспективе силы АТО, я думаю, увеличат с двух батальонов Нацгвардии до четырех, а кроме того расширят присутствие в регионе «Правого сектора».

Что касается России – что бы ни говорили официальные власти, в конфликт по собственной инициативе скорее всего вмешаются казаки, потому что в начале мая там был убит донской казак. С другой стороны, у нас множество «диких гусей» — людей, воевавших в горячих точках от Абхазии до Боснии, которые поедут на восток Украины зарабатывать деньги. Тогда власти новых республик создадут свои армии.

Референдум в Крыму был совершенно не похож на нынешние. По поводу Крыма было заранее ясно, что он будет российским. Сегодня, завтра или через 10 лет — не важно. Поэтому и речь на референдуме шла о другом — о независимости и последующей просьбе о вхождении в состав РФ. Поэтому Украина отпустила Крым довольно спокойно.

На Востоке же сейчас создается новое государство Новороссия. В него помимо Донецкой и Луганской областей войдет Харьков и Запорожье. Я считаю вполне возможным, что на Украине могут в рамках конфедерации сосуществовать три государства, условно: Новороссия, Одесса и Западная Украина. Первые два – с ориентацией на Россию, а запад – на ЕС. Но не нужно также забывать, что 90 процентов промышленности и ВПК Украины сейчас сосредоточено в Запорожье и восточных регионах страны, а запад получает доходы в основном в сфере услуг и туризма. 

Игорь Бунин, директор Центра политических технологий:

— Итоги референдума, о которых говорят на востоке Украины, мягко говоря, преувеличены, но и цифры, которые приводит украинская пресса, тоже не совсем точные. Если брать социологию, то приблизительно 30% населения восточных областей хотят отделения от Украины. Еще около 10% дончан могли прийти голосовать из-за недавних событий в Одессе. То есть максимальный показатель — 40 процентов. При этом явка и количество проголосовавших «за» в этом случае совпадают.
 
Теперь у местных правительств есть итоги референдума и поддержка России. Но Россия заявляет, что не собирается вводить войска в регион или включать его в свой состав. Одновременно Ангела Меркель и Франсуа Олланд пишут письмо, в котором призывают Киев применять силу пропорционально – то есть намекают на то, что сейчас украинские власти делают неоправданно жесткие шаги.

Кроме того, европейские лидеры предлагают сторонам сесть за стол переговоров. Крым в письме не упоминается ни одним словом. Судя по всему,  европейские лидеры предлагают консенсус — Россия признает выборы 25 мая и не признает референдум на Востоке, а Европа в ответ помогает провести на Украине значимые для Москвы реформы, в том числе и о статусе русского языка, а также не поднимает вопрос присоединения Крыма.

У Путина на Украине было несколько возможностей  и одна из них — включение востока страны в состав России. Но, по-видимому, он понимал, что шестимиллионное население Донбасса с его советскими принципами, устаревшими шахтами и производством не включится в российскую экономику. Такая возможность существовала как идея в его голове, но, когда стало нужно принимать решение, он от нее дистанцировался и посчитал, что лучше будет бросить это чемодан без ручки. 

Путинской России нужно, чтобы Украина не интегрировалась в НАТО, и у Москвы было право вето на все решения Киева. Сохранение Луганска и Донецка в составе Украины дает России такое право. В письме Меркель и Олланда была еще мысль о том, что идея об интеграции Украины с ЕС оказалась ошибочной, и от нее нужно отказаться. Они понимают, что нейтральная Украина, равноудаленная и от России, и от Запада, является идеалом. Потому что любое присоединение ее к той или другой стороне приводит к конфликтам внутри страны и отделению от нее либо восточных, либо западных областей.
  
Ситуация в Крыму серьезно отличалась от того, что происходит в Донецке и Луганске. Во-первых, там существовали местная элита и бизнес, готовые пойти под крыло Москвы. На востоке же элиты против присоединения к России. За это выступают маргинальные группы, что видно по людям, которые сейчас входят в местные правительства. Во-вторых, к присоединению в Крыму было готово 80% населения, а не 30. В-третьих, там были военные части РФ в виде Черноморского флота, и «зеленым человечкам» не нужно было ничего изображать. Кроме того, на востоке Украины очень высок риск военного конфликта, в то время как в Крыму его можно было избежать. И наконец, сейчас в случае вмешательства в конфликт России угрожают санкции третьего уровня. Это невероятный уровень санкций, который приведет к тому , что мы будем вытолкнуты из глобального мира на уровне технологий. А это – прямой путь к Северной Корее. 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK