Наверх
9 августа 2022

Калининградская нелепость: что случилось с транзитом в самый западный регион России

Вокзал Калининграда
©Виталий Невар/ТАСС

История с запретом части грузового транзита в Калининградскую область за неделю выродилась в международную нелепость, всерьез поставившую вопрос о компетентности деятелей Евросоюза и Литовской республики. Блокировку грузопотока в Калининград признали ошибкой. Но и Вильнюс, и Брюссель отказываются брать на себя ответственность за случившееся и перекладывают друг на друга вину за едва не разразившийся в центре Европы геополитический кризис.

Что случилось?

Калининградская железная дорога 17 июня получила уведомление от литовских коллег о прекращении со следующего дня транзита по Литовской железной дороге подсанкционных грузов. Это уведомление было единственным официальным сообщением Вильнюса по данной теме: не было никаких дипломатических нот, обращений в МИД РФ, посольство России в Литве или правительство Калининградской области. Москва узнала о де-факто частичной блокаде самого западного региона России от калининградского губернатора, а тот – от местных железнодорожников.

В дальнейшем ощущение нелепости происходящего лишь нарастало. Министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис снял с литовского руководства всякую ответственность, заявив: Вильнюс лишь выполняет распоряжения Еврокомиссии. В самой Еврокомиссии на следующий день заявили: запрет части транзита в Калининградскую область – творческая интерпретация Литвой режима санкций против России.

В Вильнюсе в ответ еще четче призвали Россию обращаться со всеми жалобами в Еврокомиссию – дескать, она одна несет ответственность за ситуацию с Калининградом. В Брюсселе в это же время обвинили Вильнюс в том, что там провалили информационную работу, не сумев грамотно обосновать свое решение по Калининграду и тем самым дав Кремлю повод для пропаганды. Чем дальше, тем больше ситуация описывалась булгаковской фразой «это какой-то позор».

Так кто виноват?

Четвертый пакет санкций Евросоюза запрещает «прямые и косвенные поставки продукции из железа и стали, <...> если они произведены в России или экспортируются из России». При этом в документе было указано, что эти ограничения не действуют до 17 июня 2022 года в отношении «контрактов, заключенных до 16 марта 2022 года, или вспомогательных контрактов, необходимых для исполнения таких контрактов».

Никаких исключений для Калининградской области не предусмотрено. В предыдущих санкционных пакетах эти исключения были. Почему на этот раз Калининградская область не была упомянута? Есть две версии, и «обе хуже».

Какие три главных вызова стоят сейчас перед Россией

Первая: чиновники ЕС при подготовке и лидеры стран ЕС при принятии новых санкций забыли про фактор Калининграда и соглашение Евросоюза с Москвой о беспрепятственном транзите через Литву в самую западную область России. Вторая: про Калининград «забыли» сознательно, решив выяснить, как Москва отреагирует на шаг к блокаде этого региона. Выходит, что России приходится иметь дело в Европе то ли с халтурщиками, то ли с провокаторами.

Литва в данном случае действительно лишь выполняла предписания Евросоюза. Что, впрочем, не снимает с руководства этой страны ответственности за ограничение грузопотока в российский эксклав. Литва – не Португалия или Словения, ее представители при обсуждении новых санкций не могли не заметить, что в них нет сноски на уникальную ситуацию Калининградской области и обязательства ЕС по транзиту через Литву. Соответственно, мина замедленного действия была заложена ими в санкционный пакет сознательно.

Кроме того, представитель Еврокомиссии по-своему прав, говоря, что Литва творчески интерпретировала применение санкций. В Вильнюсе могли отказаться применять их по отношению к калининградскому транзиту в связи с договоренностями Литва–Россия–ЕС, принятыми перед вступлением республики в Европейский союз. Могли сослаться на неприменимость санкций к ситуации, когда товары идут из России в Россию. Наконец, могли хотя бы уведомить Москву и Брюссель о существующей правовой коллизии и ее возможных последствиях.

Но вместо этого в Вильнюсе предпочли дождаться «часа икс» и поставить Калининград и Москву перед фактом. Можно только догадываться, стоят ли за таким решением внешние игроки – Брюссель, Вашингтон или Лондон. В любом случае литовское правительство (и в этом его уже обвинила литовская оппозиция) само поставило Литву на грань международного кризиса с перспективой его развития в военную стадию.

Casus belli

Реакция Москвы на ограничение транзита в Калининград оказалась жесткой. Ситуация была сразу охарактеризована как блокада и отнесена к вопросам государственной безопасности. Секретарь Совбеза Николай Патрушев, посетив Калининград, пообещал Литве болезненный ответ, который затронет население республики. Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, возглавлявший российскую делегацию на переговорах с Брюсселем и Вильнюсом по Калининграду накануне вступления Литвы в ЕС, допустил денонсацию пограничного договора между Литвой и Россией. Денонсация открывает путь к пересмотру послевоенных границ Литвы – внешних границ НАТО и Евросоюза.

Непотопляемый авианосец: насколько Калининградская область готова к блокаде

Это была принципиальная политическая реакция, несоразмерная масштабам угроз для Калининградской области от предпринятых Литвой действий. Для региона действия Литвы не несли экзистенциальной угрозы, поскольку были давно ожидаемы: область усиленно готовилась к полной или частичной блокаде последние восемь лет и особенно последние несколько месяцев. Однако Москве было важно показать Вильнюсу и Брюсселю, что они перешли «красную линию».

Примечательно, что российская сторона полностью отвергла европейскую казуистику и не рассматривала юридические нюансы распространения ограничений на Калининград. Санкции против России незаконны как таковые, но санкции, ведущие к блокаде российского региона, – форма агрессии стран НАТО, осуществляемая руками Литвы, что делает возможным военный ответ. Поэтому ограничения должны быть отменены – и Москва не остановится ни перед какой эскалацией, чтобы добиться этого.

Именно этот российский подход в конечном счете переломил ситуацию. В Литве поняли, чем дело пахнет, и запросили у Еврокомиссии дополнительных разъяснений по применению санкций. В Еврокомиссии невразумительные комментарии главы европейской дипломатии Жозепа Борреля, из которых следовало, что действия Литвы соответствуют нормам Евросоюза, Россия занимается пропагандой, а сам Боррель не вполне погружен в ситуацию, сменились обещанием внести корректировки в европейские директивы.

Что дальше?

Конфликт на данный момент не исчерпан. Брюссель обещает исправить санкционные директивы ЕС, добавив в них исключения для Калининграда, однако обещать – не значит исправить. Евробюрократия славится своим умением затягивать любые формальные процедуры – Россия могла в этом убедиться на примере сертификации в ЕС вакцины «Спутник V». С калининградским транзитом Брюссель вполне может пойти по этому же пути.

Полученный Россией опыт в таком случае делает для нее очевидным решением продолжение игры по своим правилам. Для Москвы неважно, почему затягивается восстановление в полном объеме транзита в Калининградскую область, – сам факт затягивания является продолжением агрессии НАТО против российского региона, что предполагает в том числе военный российский ответ.

Июньский сюжет с Калининградом должен был убедить Кремль, что отстаивать национальные интересы в Европе угрозой прямого военного столкновения в ответ на их нарушение несравненно эффективнее, чем призывами к конструктивному диалогу и переходом на политический язык европейцев. Поэтому она будет применяться и впредь – особенно в случае вступления в НАТО Швеции и Финляндии, последующей милитаризации этих стран и превращения Балтики во внутреннее море НАТО, что опять же возвращает Россию к угрозе блокады Калининградской области, которую нельзя допустить.

Автор – главный редактор аналитического портала RuBaltic.Ru (Калининград)

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль