19 апреля 2019
USD EUR
Погода

Горчичная Пасха

Боевики ИГИЛ (запрещена в России) второй раз за неделю атаковали позиции иракских военных, использовав при этом отравляющий газ. На этот раз им стал иприт — отравляющее вещество, впервые примененное еще в Первой мировой войне. На большее у исламистов просто не хватает возможностей, считают военные эксперты.

Атака, по сведениям CBS, произошла в воскресенье. Вместе с военнослужащими иракской армии находились американские и австралийские советники. Сообщается, что никто из них не пострадал, но 25 иракских солдат обратились за медицинской помощью. Бригадный генерал Яхья Расул, в свою очередь, рассказал Associated Press о шести своих подчиненных, у которых возникли проблемы с дыханием. Силы коалиции выясняют, какое именно вещество применили террористы, эксперты пока склоняются к тому, что это был иприт.

Это отравляющее вещество было синтезировано еще в XIX веке, причем дважды. Сначала, в 1822 году, это сделал французский ученый Сезар Депре, а спустя 38 лет независимо от него горчичный газ получил англичанин Фредерик Гатри. Свое нынешнее название газ получил во время Первой мировой войны, когда немецкие войска впервые использовали его в боевых целях в сражении возле бельгийского города Ипра (произошло это ровно сто лет назад, в июле 1917 года).

Иприт представляет собой бесцветную жидкость с запахом чеснока или горчицы. Из-за этого его трудно распознать неспециалистам. Воздушно-капельный иприт поражает органы дыхания человека, жидко-капельный — кожу. Попадая в организм, вещество разрушает клеточные мембраны, нарушает обмен углеводов и воздействует на ДНК. Однако в большинстве случаев отравление не становится смертельным, летальный исход наступает только при высокой концентрации газа.

Несмотря на простоту изготовления, иприт почти не применялся в военных конфликтах в последние сто лет, и это во многом обеспечило эффект неожиданности для иракских военных и их советников из США и Австралии. «С помощью иприта очень сложно нанести серьезные увечья. Скорее, от него будет психологический эффект — солдаты противника испугаются и вынуждены будут носить неудобные костюмы химзащиты. На жаре воевать в них очень неудобно», — отметил в разговоре с «Профилем» военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Вместе с тем, буквально за несколько дней до воскресного нападения исламисты уже атаковали позиции правительственных войск под Мосулом. Тогда они использовали другой газ — хлор. Специалисты отмечают, что оба вещества легко получить даже в школьной лаборатории, и называют тактику боевиков партизанской. Иракские офицеры рассказали журналистам, что командование уже начало поставлять им средства химической защиты на случай новых атак.

Между тем, в российском Минобороны не считают нынешние химические атаки первыми. Еще в ноябре ведомство утверждало, что обнаружило следы иприта на неразорвавшемся снаряде в сирийском городе Марат-ум-Хауш в провинции Алеппо. Тогда же Москва допустила, что террористы наладили производство этого и других отравляющих веществ кустарным способом либо же получают их от третьих стран.

Уже в январе официальный представитель МИД Мария Захарова подробно высказалась по этому поводу на сайте министерства. «В данном контексте представляют интерес оценки западных экспертов, которые констатировали, что после захвата летом 2014 года боевиками ИГИЛ Мосула и их доступа к фонду научной библиотеки и лабораторной базе расположенного там университета производственно-технические возможности игиловцев по синтезу отравляющих веществ существенно расширились. Ситуация еще более усугубилась с переходом на сторону ИГИЛ бывших офицеров иракской армии, имевших отношение к военно-химической программе времен Саддама Хусейна, а также с привлечением из-за рубежа дипломированных специалистов-химиков.[…] Что касается «фабрики» ИГИЛ в Ираке по производству химоружия, то об обнаружении подобных объектов заявляли сами иракцы и представители возглавляемой США антиигиловской коалиции», — писала Захарова.

Россия и сейчас, скорее всего, попытается использовать произошедшее в своих целях, чтобы доказать непричастность Башара Асада к недавней зариновой атаке на провинцию Идлиб, считает военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. «Но сделать это будет непросто, потому что иприт и зарин — это разные вещи. Это все равно что сравнивать острую палку и автомат Калашникова. Хотя, в принципе, конечно, и тем, и другим можно убить человека», — говорит он.

«Тут ведь еще дело в средствах доставки. Для зарина нужна аваиация, ну или в крайнем случае ракеты, но совсем другие, нежели для иприта. Таких средств у ИГИЛ нет — они есть только у правительственной армии, и большая часть досталась еще от Советского Союза. Так что события последних дней — что с хлором, что с ипритом — доказывают, скорее, версию США о том, что к атаке на Идлиб причастен режим Асада», — резюмировал собеседник «Профиля».

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK