Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода

Главные события 2019 года во внутренней политике России

Встреча в нормандском формате

Долгожданная встреча глав государств в Париже в «Нормандском формате» так и не принесла какого-то прорыва для жителей многострадального Донбасса

©Администрация президента РФ

Уходящий политический год начинался предсказуемо и даже скучно. Но после дела Ивана Голунова и скандалов в преддверии московских выборов он неожиданно стал самым беспокойным за последнюю пятилетку. Массовые протесты и такие же массовые задержания, жесткие приговоры и их смягчение на фоне общественного резонанса определили настроения не только на все второе полугодие, но и, вероятно, на ближайшую перспективу. «Профиль» вспомнил главные события 2019 года и то, как они повлияли на общественно-политическую ситуацию в стране.

Штрафы за оскорбление государства

Закон об оскорблении власти, государства и госсимволов принимался под критику со стороны правозащитников и возмущение соцсетей, но все же вступил в силу 29 марта. По сути, он приравнял оскорбление властных институтов к мелкому хулиганству.

Новые нормы касаются оскорбительных высказываний о флаге России, гербе или гимне, а также об институтах власти – президенте РФ, Госдуме, судах и так далее. В законе сказано, что оскорблением считается информация, выраженная в «неприличной форме». Однако точного определения неприличных высказываний ни в этом, ни в других законах нет.

За первое нарушение в документе предусмотрен штраф от 30 тыс. до 100 тыс. рублей, за повторное – от 100 тыс. до 200 тыс. рублей или арест до 15 суток, за дальнейшие – от 200 тыс. до 300 тыс. рублей или 15‑суточный арест. Сайты с оскорбительным для власти содержанием должны блокироваться Роскомнадзором по обращению Генпрокуратуры.

По информации правозащитников, по состоянию на конец сентября в стране возбудили 45 административных дел о неуважении к власти, из них 23 закончились штрафами на общую сумму 675 тыс. рублей. 26 дел связаны с оскорблениями в адрес президента Владимира Путина, несколько касаются высказываний о силовиках и губернаторах, партии «Единая Россия» и местных чиновниках.

Правда, потом в СМИ появилось сообщение со ссылкой на источники в Кремле, что там пришли к выводу: практика применения закона противоречит его смыслу, и предписали не штрафовать граждан за критику чиновников и силовиков.

«Закрытый» министр «Открытого правительства»

Дело бывшего министра по вопросам «Открытого правительства» Михаила Абызова обрастало деталями и подробностями на протяжении всего года. Бывшего чиновника, который не удержался в составе кабмина после его последнего обновления, в марте задержали сотрудники ФСБ.

Абызова заподозрили в хищении четырех миллиардов рублей у «Сибирской энергетической компании» и «Региональных электрических сетей» и выводе денег за рубеж. Следственный комитет возбудил уголовные дела по части четвертой статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) и части третьей статьи 210 УК (создание преступного сообщества).

По версии следствия, Абызов в период с 2011 по 2014 год, то есть во время работы в правительстве, владея несколькими офшорными компаниями, создал и возглавил преступное сообщество.

По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, Владимир Путин был в курсе разработки Абызова. Премьер-министр Дмитрий Медведев узнал о деле после задержания экс-министра, а на следующий день удалил его из друзей во «ВКонтакте». Претензий к работе «Открытого правительства» у Медведева нет.

«Интерфакс» со ссылкой на источники сообщал, что Михаил Абызов в последнее время жил преимущественно в Италии и США и перед задержанием его выманили в Россию. СМИ также писали, что сопредседатель фонда «Сколково», бывший помощник президента Аркадий Дворкович пригласил Абызова на свой день рождения 26 марта. Дворкович опроверг эту информацию.

Абызов содержится в СИЗО «Лефортово» и не признает себя виновным. Ему и остальным фигурантам дела грозит до 20 лет лишения свободы.

Дело Голунова

Первым и главным возбудителем протестных настроений в 2019 году стало дело журналиста Ивана Голунова. Его задержали в Москве 6 июня по обвинению в покушении на сбыт наркотиков в особо крупных размерах и доставили в УВД Западного административного округа Москвы. Голунов заявил, что наркотики ему подбросили, и сообщил об избиении силовиками. Его коллеги связали происходящее с профессиональной деятельностью журналиста, прежде всего с расследованиями о рынке похоронных услуг Москвы. МВД опубликовало несколько фотографий нарколаборатории, якобы сделанных в квартире Голунова. Позже ведомство признало, что фото с лабораторией были не из квартиры журналиста.

Вскоре после задержания в столице состоялся не согласованный с властями марш под лозунгом «Свободу Ивану Голунову». Из более чем 1200 участников от 200 до 400 человек доставили в УВД, но всех их отпустили без составления протоколов. Голунова перевели под домашний арест, а 11 июня по результатам комплексных экспертиз с него сняли все обвинения и прекратили уголовное дело.

После этого в МВД прошла серия увольнений. Должностей лишились, в частности, начальник УВД по Западному административному округу Москвы Андрей Пучков и глава столичного управления МВД по контролю за оборотом наркотиков Юрий Девяткин.

Позже все материалы дела, по которому Голунов проходил обвиняемым, засекретили. Сам журналист пожаловался на бездействие следствия. По его словам, проверка в отношении полицейских, которые несут ответственность за его задержание, безосновательно затягивается.

Лето протестов в столице

После дела Голунова волна общественного недовольства перекинулась на ситуацию с московскими выборами, которые прежде не вызывали большого интереса и не обещали никаких сенсаций.

Летом к выборам в столичный парламент не допустили несколько десятков независимых политиков. Официальной причиной отказа в большинстве случаев стал высокий процент забракованных подписей в поддержку кандидатов. Незарегистрированные кандидаты, среди которых были Любовь Соболь, Илья Яшин и Дмитрий Гудков, обвинили Мосгоризбирком в подлоге.

17 июля на Трубной площади состоялась акция протеста, собравшая около 800 человек. Через три дня на проспекте Сахарова прошел митинг с требованиями зарегистрировать оппозиционных кандидатов, согласованный по заявке т. н. Либертарианской партии.

В мероприятии участвовали свыше 20 тысяч человек. Позднее на Сахарова собирались еще несколько крупных акций. На мероприятии 10 августа, по разным оценкам, было от 20 тыс. до 60 тыс. участников, на акции 29 сентября – от 20 тыс. до 25 тыс.

Организаторам удалось согласовать с властями только часть мероприятий. На акциях, не разрешенных властями, число задержанных превышало тысячу и более человек.

В целом по России, как сообщает Центр социально-трудовых прав (ЦСТП), за первые три квартала 2019 года было зафиксировано 1443 протестные акции. Это рекордный показатель за последние несколько лет. При этом опросы «Левада-центра» в конце лета показывали, что в массовых протестных выступлениях против падения уровня жизни или в защиту своих прав готовы участвовать 27% граждан.

Протесты в Москве

Местные выборы в Мосгордуму никогда не вызывали такого ажиотажа, какой царил на улицах столицы минувшим летом

Сергей Савостьянов / ТАСС

Выборы в регионах

В 2019 году избирательные кампании разного уровня проходили во всех 85 российских регионах. В 19 из них выбирали новых губернаторов.

Кампании в целом получились менее конкурентными и не такими скандальными, как прошлогодние. Если в 2018‑м оппозиционеры выиграли губернаторские выборы в трех регионах, то в 2019‑м видные представители оппозиции отсеивались еще на этапе прохождения муниципального фильтра. Гонку за губернаторские кресла выиграли кандидаты от власти, причем многие из них не афишировали свою принадлежность к «Единой России» и участвовали в кампаниях как самовыдвиженцы.

В то же время некоторые заксобрания и региональные думы стали по итогам ЕДГ более оппозиционными. Так, на выборах в Думу Хабаровского края, где должность губернатора занимает представитель ЛДПР Сергей Фургал, его однопартийцы взяли большинство, а коммунисты обошли по численности «Единую Россию» и заняли второе место. По итогам выборов в Мосгордуму ЕР потеряла 14 мандатов, из них 8 перешло к КПРФ. «Яблоко», не представленное в прошлом созыве, получило сразу 4 места в городской Думе.
Центризбирком констатировал, что ЕДГ‑2019 удалось провести «с наименьшими нарушениями». Единственным проблемным регионом оказался Санкт-Петербург. Глава ЦИК Элла Памфилова назвала муниципальную кампанию в Северной столице беспрецедентной по цинизму.

В беседе с президентом она также признала проблемы с допуском кандидатов на московские выборы. По словам Памфиловой, многие претенденты «споткнулись» об устаревшую процедуру сбора и проверки подписей. Глава ЦИК пообещала представить предложения по ее изменению, однако конкретные законопроекты до сих пор не обсуждалось.

«Московское дело»

Судебные процессы над участниками несанкционированных протестных акций продолжались всю вторую половину года. Задержанных во время протестов обвиняли по двум уголовным статьям – о массовых беспорядках и о применении насилия в отношении правоохранителей. Под насилием имелись в виду в том числе брошенные в полицейских пластиковый стаканчик и бутылка.
Всего в «московском деле» более 30 фигурантов, почти половина из них получили реальные сроки или находятся под стражей. Но приговоры как минимум дважды смягчались под общественным давлением.

Актера Павла Устинова в сентябре приговорили к 3,5 года лишения свободы за применение насилия к силовикам. Но затем Генпрокуратура попросила смягчить приговор, и наказание заменили на год условно.

Студента ВШЭ Егора Жукова начали судить как участника массовых беспорядков, но позже обвинили в призывах к экстремизму, которые следствие обнаружило в его роликахВ итоге Жукова приговорили к трем годам условно и запретили заниматься администрированием сайтов в течение двух лет.

Тем временем несколько других фигурантов «московского дела» получили более жесткие приговоры. Так, Владислав Синица приговорен к 5 годам реального срока за твит о детях силовиков, а Константин Котов – к 4 годам колонии за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

Вынесенные приговоры носят профилактический характер, следует из заявлений главы государства в недавней беседе с правозащитниками из СПЧ. По словам президента Путина, если не наказать нарушителей за брошенные в силовиков пластиковые бутылки и стаканчики, то «потом стрелять начнут и громить магазины», и власти не должны этого допустить.

Замена правозащитников

В конце октября глава государства освободил председателя СПЧ Михаила Федотова от должности в связи с достижением предельного возраста нахождения на госслужбе. Федотов возглавлял СПЧ с 2010 года, в начале 1990‑х он был министром печати и информации РФ. Кроме того, он участвовал в разработке Конституции России.

В президентском совете Федотова сменил главный редактор журнала «Эксперт» и член высшего совета «Единой России» Валерий Фадеев. В интервью «Ведомостям» его предшественник заявил, что предпочел бы видеть на этом месте «другого человека».

Путин также исключил из состава совета политолога Екатерину Шульман, проработавшую в нем меньше года, профессора ВШЭ Илью Шаблинского, главу международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова и юриста Евгения Боброва.

Вместо них в СПЧ вошли исполнительный директор агентства «Россия сегодня» Кирилл Вышинский, президент Центра прикладных исследований и программ Александр Точенов и уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова.

Игра в интеграцию

Весь 2019 год Россия пыталась сблизиться с Белоруссией в ожидании 20‑летия подписания договора о создании Союзного государства, которое страны отмечали 8 декабря. Предполагалось, что накануне памятной даты стороны заключат договор об углубленной интеграции. На встрече в Сочи президент РФ Владимир Путин подарил своему белорусскому коллеге Александру Лукашенко золоченый самовар. Российский лидер в ответ получил продуктовый набор с сыром, салом и конфетами. Договор об интеграции подписан не был. Вместо этого сообщили, что следующая встреча на высшем уровне пройдет 20 декабря в Санкт-Петербурге.

Вопрос об углубленной интеграции обсуждается с 1999 года. В 2019 году стало известно о 31 «дорожной карте», нацеленной на объединение стран в разных сферах. Тексты документов пока не опубликованы.

Российские СМИ писали, что реализация «дорожных карт» подразумевает принятие единого Налогового и Гражданского кодексов, формирование общей таможенной политики, создание единого регулятора в энергетике. Также предполагается, что в 2022 году Россия и Белоруссия объединятся в конфедерацию.

В ноябре Лукашенко заявил, что не станет подписывать «дорожные карты», пока республика не получит скидку на газ и беспрепятственный доступ белорусских товаров на российский рынок. Москва сформулировала позицию в декабре 2018‑го: эти вопросы можно решить уже в рамках углубленной интеграции. Белорусская пресса называет позицию РФ «ультиматумом Медведева», а Лукашенко – шантажом. «Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы постоянно в экономике что-то теряем. Извините, на хрена нужен кому такой союз», – заявил белорусский лидер.

О каких-либо конкретных результатах переговоров по интеграции на момент сдачи номера известно не было.

Диалог на повышенных тонах

После избрания президентом Украины бывшего кавээнщика Владимира Зеленского в отношениях двух стран наметился некоторый прогресс. Новый украинский лидер назвал возвращение Крыма одним из своих приоритетов, но это не помешало Москве и Киеву вступить в диалог.

В течение года президенты Путин и Зеленский несколько раз поговорили по телефону. В конце августа РФ и Украина обменялись заключенными, отправив на родину по 35 человек с каждой стороны. Среди прочих Россия освободила террориста Олега Сенцова и 24 моряков, задержанных вместе с тремя украинскими кораблями в Керченском проливе в конце 2018 года. Вскоре Киеву отдали и сами корабли. Причем в Москве подчеркивали, что решение никак не связано с требованием Международного трибунала ООН вернуть Украине моряков и технику.

Личная встреча президентов оставалась под вопросом до последнего. Еще в ноябре украинская сторона называла ее маловероятной. В Кремле подчеркивали, что не хотят устраивать встречу ради встречи. И все же в начале декабря Путин и Зеленский вместе приняли участие в переговорах «нормандской четверки» в Париже, там же им удалось переговорить 15 минут тет-а-тет. По итогам обе стороны давали сдержанные оценки, которые сводились в основном к тому, что президенты начали диалог, но не смогли достичь согласия по целому ряду вопросов.

Участники переговоров сообщали, что дискуссия в Париже шла на повышенных тонах. И все же сам факт встречи многие сочли обнадеживающим. Тем более что контакты лидеров происходили на фоне улучшения отношения россиян и украинцев друг к другу, которое фиксировали социологи.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK