Top.Mail.Ru
Наверх
25 октября 2020

Закат «зеркалок»: почему фотоиндустрия проигрывает конкуренцию смартфонам

©Shutterstock / Fotodom

«Профиль» продолжает рассказ о том, как устроена вычислительная фотография в мобильных устройствах и к чему приведет дальнейшая эволюция фототехнологий.

Первая часть: Что такое вычислительная фотография и как к ней пришли IT-корпорации
Вторая часть: За счет чего смартфоны фотографируют все лучше и лучше
Третья часть: Что купить: смартфон с несколькими камерами или фотоаппарат?

Уходит эпоха

Первой жертвой наступления смартфонов пали компакт-камеры («мыльницы»), которые были в каждом доме хотя бы в качестве стильного аксессуара. Выпуск большинства моделей прекратился, а немногие выжившие обладают особыми качествами: суперзумом, обеспечивающим приближение в десятки раз (линейка Nikon Coolpix; с прошлого года, когда такой зум удалось воспроизвести на смартфоне, эти компакты тоже стали кандидатами на исчезновение), ударопрочным корпусом, позволяющим снимать под водой и в экстремальных условиях (Olympus Tough), фирменным «хипстерским» стилем (Fujifilm X100). Фактически на рынке остались только модели со сменной оптикой. Что закономерно: последний бастион фотокамер – это модульность, возможность подобрать объектив под конкретную задачу и обновлять технику в рамках семейства совместимых моделей.

Впрочем, и такие фотоаппараты стремительно теряют рынок. Так, прошлым летом японская ассоциация производителей камер (CIPA) опубликовала отчет, согласно которому количество проданных зеркальных камер за год сократилось на 37%, беззеркальных – на 14%. В ноябре CIPA поделилась данными по объективам: минус 14–26% за год в зависимости от класса оптики. Подлинный масштаб падения можно оценить, взяв данные за десятилетие. Так, у Sony поставки камер сократились с 24 млн штук в 2010 году до 2,4 млн в 2019-м.

Любопытно, что падение началось с наивысшей точки – к началу 2010-х фототехника достигла рекорда популярности. Как подсчитали в компании Statistics Data Facts, с середины XX века продажи фотоаппаратов росли равными темпами, а появление цифровой фотографии в конце 1990-х спровоцировало резкий взлет – вплоть до 121 млн проданных камер в 2010 году. Но именно тогда началась эпоха смартфонов (ее принято отсчитывать с презентации первого iPhone в 2007 году): в течение 2010-х годов их продажи выросли в 8 раз, и на столько же рухнули показатели фотоиндустрии.

©

«Десять лет назад главным вопросом фотографов был: Canon или Nikon? – вспоминает основатель проекта Fototips.ru Игорь Скрынников. – Пока об этом спорили, внезапно всех конкурентов обошла Sony. Но вскоре и это событие ушло на задний план. Весь этот японский междусобойчик накрыло настоящее цунами: смартфоны».

Как отмечает эксперт, объемы фоторынка упали за счет тех пользователей, у которых что на смартфон, что на «полный кадр» получаются примерно одинаковые кадры, – логично, что для них замена приемлема. Однако в последние годы наклон ниспадающей кривой уменьшился, да и продажи смартфонов стабилизировались (с 2017 года иногда отмечается поквартальное падение мобильного рынка), то есть аудитория более-менее разделилась. Остались верные приверженцы фотоаппаратов, не признающие ни мобилографию, ни даже бюджетные камеры, ценящие сам факт обладания мощной техникой. Маркетологи называют их не любителями, а «энтузиастами»: это ядро аудитории, которое тоже идет на убыль, но небыстро.

К ним добавляются профессионалы. Пусть мобильник все больше имитирует «зеркалку» по характеристикам, они своих «рабочих лошадок» бросать не намерены. По словам Скрынникова, это психологический блок: снимать на смартфон – себя не уважать.

«Есть отдельные фотографы, экспериментирующие с коммерческой съемкой на телефон, – рассказывает он. – Это эпатаж, вызов: так они приманивают клиентуру, пытающуюся быть «в тренде», «не отстать от жизни».

Но основная масса заказчиков настроена противоположно и хочет видеть в руках у фотографа внушительный аппарат – только недавно люди стали привыкать к небольшим беззеркалкам. Впрочем, как вспомогательный инструмент смартфон на съемке пригодится, чтобы сразу отправить клиенту пилотные кадры, которые ему не терпится выложить в соцсетях».

Чисто японский консерватизм

Как реагирует на перемены фотоиндустрия? Имея колоссальную фору по качеству матриц и оптики, она могла бы легко оставить смартфоны позади, заимствовав их достижения. Если мобильные вендоры вознамерились сделать на основе телефона фотоаппарат, значит, к вычислительной фотографии можно прийти и с противоположной стороны, развивая камеры в сторону многофункциональных гаджетов.

Камеру Samsung Galaxy S20 уменьшили в разрешении перед анонсом

Но этого не происходит. У фотоаппаратов до сих пор нет встроенных накопителей (требуется отдельная карта памяти) и аккумуляторов (нужно вынимать батарею и подключать к сети в зарядном устройстве). Наличие внутрикамерного модема и слота для SIM-карты обеспечило бы возможность выйти в Сеть и поделиться снятой фотографией (шах и мат мобильникам). Вместо этого фотобренды встраивают опцию пересылки файлов по Wi-Fi и Bluetooth на смартфон, причем скорость передачи данных нередко вызывает нарекания.

Без интернет-доступа нельзя рассчитывать и на нейросети в камерах, ведь сбор необходимых им пользовательских данных и сами вычисления производятся на облачных ресурсах. Встроенные же в камеры микропроцессоры не тянут на роль «бортового компьютера», обеспечивая лишь выполнение простых операций. По словам Игоря Скрынникова, пока все попытки развивать внутрикамерные алгоритмы ограничиваются «прокачкой» автофокуса (распознавание в кадре человеческого лица, глаз).

«Производители пробовали внедрить подключение к интернету по Wi-Fi, но положительных откликов было мало, – вспоминает эксперт. – Интерфейс веб-клиентов, набор букв несколькими кнопками на корпусе камеры – все выглядело неуклюже, без привычного нам по смартфонам удобства. У Sony, к примеру, был магазин приложений, откуда можно было за отдельную плату скачать программу для интервальной съемки. Пользователи недоумевали, почему при покупке дорогой камеры они не получают эту функцию по умолчанию. В итоге магазин закрыли, а подобные режимы добавили в меню камеры, сделав его герметичным».

Другим вариантом сыграть на поле вычислительной фотографии могло стать расширение внутрикамерной пост-обработки. Сейчас настройка снимков сводится к нескольким базовым параметрам, составляющим малую долю функционала приложений-фоторедакторов для смартфона. Прервать эту традицию должна была анонсированная в 2018 году камера Zeiss ZX1 с интегрированным Adobe Lightroom, но ее выпуск до сих пор не начался. В большинстве же случаев те ухищрения, которые в смартфонах позволяют получать фотографии высокого качества в автоматическом режиме (HDR с эксповилкой, пиксель-шифтинг и т. д.), в фотоаппаратах тоже имеются, однако пользователю предлагается «склеивать» мультикадр самостоятельно.

У iPhone 12 появится камера с новой функцией

В чем причина? Как считает фотограф Георгий Джеджея, именно тут проявилось разделение целевой аудитории: продвинутые любители и профессионалы не питают восторгов к чудесам мобилографии.

«В смартфонах камера и софт соединены в одном устройстве, – пояснил он «Профилю». – Тогда как в мире фотоаппаратов четкое разделение: вот камера, а вот отдельно программы для обработки изображения на ПК. Покупка дорогостоящей техники подразумевает, что вы умеете это делать. В отсутствие запроса трудно ждать от концернов развития в сторону вычислительной фотографии».

Также, по словам экспертов, против камер играет сжимающийся рынок: при меньших оборотах те же технологии обходятся фотоконцернам дороже, растет риск неудачных вложений. Как «железо», так и программную часть камер они разрабатывают самостоятельно, с неохотой открывая секреты даже производителям совместимых объективов. Это заметно отличается от ситуации в мобильной индустрии, располагающей интеллектуальными ресурсами Apple, Google и других гигантов плюс настроем на взаимовыгодные партнерства.


Уже не «зеркалка», еще не смартфон

Беззеркальные камеры, распространившиеся на рынке в 2010-е годы, можно рассматривать как переходный этап от «больших» камер к мобильной фотографии. Во всяком случае исходная идея ровно та же: с помощью достижений электронной индустрии заменить оптико-механический фотопроцесс, уместив достоинства «зеркалок» в более компактном форм-факторе.

К примеру, с зеркальной камерой фотограф «сочиняет» кадр, глядя в оптический видоискатель, – как бы смотрит в окошко на «настоящий мир». А результат применения настроек видит после нажатия на кнопку затвора. В «беззеркалках» же появился электронный видоискатель (ЭВИ) – мини-дисплей, в режиме реального времени отображающий обработанное камерой с применением всех настроек изображение (технология LiveView). По сути, еще до момента съемки матрица запечатлевает множество кадров (соответственно частоте обновления ЭВИ), только не записывает их на карту памяти.

Это стало возможным благодаря цифровому захвату изображения – электронному затвору. Первоначально у ЭВИ были минусы: сильный расход батареи, несовершенная передача изображения. Но за несколько лет такие мини-экраны были усовершенствованы и теперь находят применение даже в «зеркалках».

Также производители «беззеркалок», особенно Fujifilm и Olympus, сделали ставку на внутрикамерную обработку снимков: в фотосообществе хвалят готовые JPEG-файлы с применением цветовых профилей, которые выдают их аппараты. В этом режиме камера мгновенно обрабатывает «цифровой негатив» встроенным ПО, применяя алгоритмы шумоподавления, настраивая цветопередачу (баланс белого), повышая резкость и контраст, убирая «красные глаза» и склеивая панорамы – в общем, действует точно так же, как смартфон.

А еще на этапе съемки можно настраивать параметры JPEG: детализацию темных и светлых участков кадра, насыщенность цветов, программное расширение светочувствительности и динамического диапазона. Эти опции, а также применение «творческих» спецэффектов (имитация миниатюры – tilt shift, съемка в светлой и темной тональности – high key/low key и т.д.) означают наложение определенного пресета при внутрикамерной обработке.

Любопытно, что если на заре существования смартфонов их фотовозможности выглядели попыткой подражания «взрослой» технике, то теперь уже она сама учится у мобильных устройств: совершенствует алгоритмы определения лиц и сюжетов съемки, внедряет HDR-стекинг. И все же заведомо отстает: микропроцессоры фотокамер не позволяют встраивать самообучаемое нейросетевое ПО, за счет которого смартфоны и вывели режимы постобработки на новый уровень. Вычислительная мощность всегда рассматривались фотоиндустрией как второстепенный параметр, но после того, как на него сделали ставку конкуренты, оказалось, что это ее слабое звено.

В целом опыт «беззеркалок» интересен прежде всего с психологической точки зрения. Поначалу завзятые «зеркальщики» считали их неполноценными, но в последние годы акценты сместились: малогабаритные камеры признаны удобными и завоевывают авторитет. Суть этого сдвига уловили маркетологи Fujifilm, выдав промобаннер, в нескольких рисунках показывающий «освобождение» фотографа: сначала тот согнут под весом техники, но постепенно избавляется от лишних сумок и вот уже, распрямив спину, гуляет налегке с «беззеркалкой». Прогресс!

Теперь этот путь в общественном сознании начинают проходить смартфоны.


Светлее, больше, тяжелее

В конечном итоге фотопроизводители пришли к тому, что на сжимающемся рынке нужно биться не со смартфонами, а друг с другом – традиционными, отточенными за десятилетия методами. Мол, если гаджеты научились «рисовать» качественную картинку нейросетями, но мы «нарисуем» еще лучше – так, как им и не снилось.

Об этом говорит ключевой тренд в фотоиндустрии последних лет – развитие беззеркальных камер (БЗК). Если соперничество в зеркальном сегменте давно не блещет яркими событиями (с каждым поколением камер чуть лучше автофокус, чуть выше светочувствительность матриц – но в целом все то же самое), то с появлением «беззеркалок» были связаны определенные амбиции. Panasonic и Olympus, стоявшие у истоков этого типа камер, начали с переосмысления сенсоров: путем уменьшения зеркального «полного кадра» (35х24 мм) по ширине и высоте был создан формат Four-Thirds (4/3″, так называемый «кроп 2х»). Также на рынке появился компромиссный «кроп 1,5х» – формат APS-C.

Sony представила смартфон Xperia L4 с тройной камерой

Небольшие матрицы позволили сделать «беззеркалки» компактными и нацелиться на рынок любительской фотографии, нишу «камеры для начинающих». Но тотальную «смартфонизацию» это не остановило. В результате к концу 2010-х индустрия повернула вспять – к консервативным решениям. «Беззеркалки» обзавелись полнокадровыми матрицами и функционалом, адресованным профессиональной аудитории – словом, повзрослели. В том числе и по габаритам.

В 2018-2019 годах подобные системы (семейства моделей) представили Canon, Nikon и Panasonic. У Panasonic получился самый массивный вариант: вес камеры Lumix DC-S1H – 1164 грамма. Для сравнения, «беззеркалки» форматов 4/3″ и APS-C весят 300-400 грамм, первая полнокадровая Sony Alpha 7 – 474 грамм.

Вслед за камерами неминуемо тяжелеют объективы: для «полного кадра» (неважно, с зеркалом или без) невесомых линз не бывает. Но дело не только в классе аппарата. Производители старательно повышают сложность самой оптики, которая измеряется светосилой – значением открытой диафрагмы (чем меньше число f, тем лучше: профессиональный уровень – f/1.4 для объективов с фиксированным фокусным расстоянием и f/2.8 для зумов, еще меньше – редкость).

Анонсы последнего года-двух напоминают гонку вооружений. Фиксы Nikkor 58 мм f/0.95 (самый светосильный объектив Nikon с 1960-х годов), Fujinon 50 мм f/1.0 (станет самым светосильным автофокусным объективом в истории), среднеформатный Fujifilm 90 мм f/1.4 (рекордная светосила для матриц среднего формата), Canon 135 мм f/1.4 и Canon 18 мм f/1.0; невероятные зумы – уже выпущенные Canon 28-70 мм f/2, Nikkor 120-300 мм f/2.8 и запатентованные Canon 28-280 мм f/2.8, Canon 52-83 мм f/1.2…

Такие линзы неизбежно получаются «дубинками» – сочетание фокусных расстояний и светосилы не оставляет другого выбора. Как шутят на форумах, ради демонстрации возможностей лабораторий производители скоро возьмутся исполнить заветную мечту фотографов – выпустить «телескоп» с разбросом фокусных 10-1000 мм.

Но даже объективы, не обладающие столь феноменальными свойствами, получаются массивными. Примером может служить линейка, представленная Nikon в комплекте с новой БЗК-системой. Хотя на бумаге характеристики стекол выглядят стандартно (24-70 мм f/4, 35 мм f/1.8, 50 мм f/1.8), инженеры Nikon не просто перевыпустили модели прежних лет, предназначенные для «зеркалок», а переосмыслили их, в результате чего картинка получилась контрастнее и резче.

По такому же пути идут другие производители, запуская линейки объективов (Sigma Art, Sony G Master, Zeiss Otus), благодаря которым высочайший уровень, прежде недоступный большинству фотографов, становится стандартом рынка. Увеличение диаметра передней линзы (чтобы на сенсор попадали лучи только с ее центральной части, обладающей самым высоким разрешением; итог – «звенящая» резкость по всей площади кадра), асферические элементы в конструкции, антибликовые и нанокристаллические покрытия, убирающие разного рода оптические искажения, – таков сегодняшний курс индустрии.

По сути, фотокомпаниям некуда деваться, ведь объективы прежних лет, не имея срока годности, наводнили вторичный рынок. Следовательно, чтобы на новую продукцию был спрос, нужно удивлять покупателя. К тому же, рост количества пикселей в современных матрицах предъявляет повышенные требования к разрешающей способности оптики.

В результате линзы для полнокадровых БЗК-систем весят вдвое больше, чем прямые аналоги прежних лет. Несколько примеров: Sony 12-24 мм f/4 – 565 грамм, новый Sigma Art 12-24 мм f/4 – 1134 грамм; Nikon 105 мм f/1.4 – 985 грамм, новый Sigma 105 мм f/1.4 – 1645 грамм; Canon 50 мм f/1.2 для «зеркалок» – 545 грамм, новый Canon 50 мм f/1.2 – 950 грамм. Бюджетные объективы наподобие народного хита Canon 50 мм f/1,8 за $150 ушли на периферию рынка, зато активно переходят из рук в руки на «барахолках» (тем более, что часть фотографов недолюбливают «бритвенную» резкость и «техническое» однотонное размытие фона у современных стекол, выискивая старые стекла с «душевным» рисунком).

Возвращение к корням

Таким образом, японские фотоинженеры работают без передышки, однако глобально их достижения не решают проблемы индустрии. Судя по всему, ее лидеры смирились с тем, что в ближайшие годы аппаратов для широкой аудитории не останется вовсе, и сосредоточились на премиум- и даже люкс-продукции. Такими же камеры были в XIX веке, до радикальной демократизации фототехнологий фирмой Eastmen Kodak.

В сети показали примеры фотографий на камеру Xiaomi Mi 10

По смыслу новые поколения камер должны занять место на рынке где-то рядом с ювелирными изделиями и швейцарскими часами, обеспечив фотоконцернам небольшой, но не пересыхающий ручеек дохода. От полного краха их спасает превращение фотовладельцев в особую субкультуру – наподобие коллекционеров винила.

На этом фоне стремительное подорожание фотоаппаратуры не удивляет: от 30-60 тыс. рублей за БЗК «младших» форматов до 100-200 тыс. за полнокадровые модели (а в случае с Panasonic – все 300 тыс.), от 20-40 тыс. рублей за объективы для «зеркалок» до 100-200 тыс. за их потяжелевших преемников (и это не предел: Nikkor 58 мм f/0.95 продают за $6 тыс., Nikkor 120-300 м f/2.8 – за $8,5 тыс.).

Благодаря этой «инфляции» фотобренды смягчили падение по объемам выручки. Так, по оценке Research and Markets, за десятилетие с 2014 года по 2023-й фотоиндустрия упадет в денежном измерении втрое, с $24,4 млрд до $8,9 млрд: немало, но хотя бы не в 8-10 раз, как по количеству проданных экземпляров. В России в 2018 году продажи фототехники снизились на 19% в штуках и на 7% в деньгах (данные GfK).

Как бы то ни было, если предпочесть фотоаппарату качественный камерофон, сэкономить вряд ли получится. Хотя мобильники за $100-200 широко представлены на рынке, рассчитывать на выдающуюся камеру в них сложно. А вот флагманы тоже растут в цене: с $650-850 (iPhone 4s, 2011 год) до $1000-1150 (iPhone X, 2018 год) и более $2000 за новомодные складные устройства. «Купить дорогой смартфон либо взять дешевый и добавить к нему фотоаппарат с «барахолки» обойдется примерно в одну и ту же сумму, – рассуждает Георгий Джеджея. – Советы здесь давать трудно: в конце концов смартфон – многофункциональное устройство, пользователи выбирают его не только по камере».

Продолжение следует.

Читать полностью (время чтения 10 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
25.10.2020