Наверх
26 сентября 2021

Аварийная посадка: как наказывают водителей – виновников ДТП в России

©Shutterstock/FOTODOM

Ежегодно на дорогах России погибает около 15 тысяч человек, в трагическую статистику попали и сбитые этим летом 18-летней Валерией Башкировой на переходе дети. Виновным в смертельных авариях грозит до 7–15 лет заключения. Как менялось отношение государства к виновникам таких ДТП, какие наказания они получают, и почему одни дожидаются приговора в следственном изоляторе, а другие – дома, разбирался «Профиль».

История вопроса

Об ответственности автомобилистов за аварии, в которых пострадали или погибли люди, задумались еще в начале XX века. В 1929 году Уголовный кодекс (УК) РСФСР пополнился статьей о наказании за нарушение правил безопасности движения с причинением тяжелых последствий: штраф до 3 тыс. рублей или лишение свободы на срок до 3 лет.

В 1950 году пленум Верховного суда СССР предписал судить виновных в авариях по статьям об умышленном убийстве или телесном повреждении, если водитель предвидел возможность наступления таких последствий и сознательно допускал их. Если же он предугадать этого не мог, то трагедия приравнивалась к преступлению, совершенному по неосторожности. По статье за умышленное убийство тогда полагалось до 10 лет заключения, а за совершенное по неосторожности – до трех.

Позднее в УК появилась специальная ст. 211 за нарушение ПДД: до 10 лет заключения в случае одного погибшего или получившего тяжкие увечья, если жертв было больше – от 3 до 15 лет лишения свободы. Затем появилась и ст. 211.1, разрешающая отправлять за решетку на один год тех, кто повторно в течение года попался нетрезвым за рулем, а если уже был наказан ранее по этой статье – то и до 3 лет.

После развала СССР в 1996 году был принят современный УК. Наказания для виновников аварий с жертвами законодатели снизили: до 5 лет заключения, если погиб один человек, от 4 до 10 лет – если жертв было больше, а в 2003 году снизили еще раз – до 7 лет.

Десятилетие борьбы с «пьяными» ДТП

За смягчением санкций последовало два десятилетия их усилений. Законодатели бросили свои усилия на борьбу с пьянством за рулем. Современный вид ст. 264 УК об ответственности водителей получила в 2009 году. Тогда Госдума дифференцировала взыскания за совершение аварий в трезвом или пьяном виде. Для пьяных водителей санкции стали строже на два года, чем для трезвых. Но вскоре депутаты вновь их ужесточили. Одним из поводов стала трагедия на Минской улице в Москве в сентябре 2012 года, когда нетрезвый Александр Максимов протаранил автобусную остановку. Погибли 7 человек, в том числе 5 воспитанников детского дома-интерната для умственно отсталых детей. Позднее он был приговорен к 8,5 года заключения.

Государство ужесточает наказание для «беглецов» с места ДТП и за пьяное вождение

Депутат Ирина Яровая предложила коллегам вернуть в ст. 264 УК минимально допустимый размер наказаний, которых с советского времени не было. Почти треть осужденных виновных за пьяные аварии с жертвами не лишают свободы, объясняла она. Закон был принят после долгих обсуждений в декабре 2014 года. С этого момента взыскание, в зависимости от числа погибших, варьировалось от 2 до 7 лет и от 4 до 9 лет заключения.

В 2019 году Госдума приравняла к пьяным всех, кто скрылся с места аварии, и вновь увеличила сроки за «пьяные» аварии с погибшими. От 5 до 12 лет теперь полагается за гибель одного человека, от 8 до 15 – двух и более. С этого момента наказание было приближено к тому, которое полагается за умышленное убийство.

Неоднозначный эффект

Одним из поводов для корректировок уголовного закона в мае 2019 года депутаты называли назначение за «пьяные» аварии наказаний ниже низшего предела и даже условных сроков, хотя статья этого не предусматривает. К примеру, в 2018 году из 946 осужденных 140 получили условные сроки за совершение ДТП в нетрезвом состоянии с одной жертвой. Двое из 128 получили аналогичные наказания за ДТП, в которых жертв было больше.

Однако законодательное ужесточение не привело к искоренению пьянства на дорогах. В 2020 году количество погибших по вине пьяных водителей увеличилось на 1,1% – до 4515 человек, годом ранее жертв было 4050, что на 5,7% меньше показателей 2018 года, говорится в статистике ГИБДД. Всего же произошло 145 тыс. ДТП с пострадавшими, погибли 16152, травмы получили 183 тыс. человек.

Не исчезли и наказания для водителей ниже установленных санкций, следует из статистики Судебного департамента при Верховном суде. Но приговоры для пьяных за рулем стали заметно строже.

Конфискация как наказание: пьяных водителей оставят без колес

К примеру, в 2018 году виновники «пьяных» аварий с двумя и более жертвами в 98,5% случаев лишались свободы на срок до 8 лет: в 57% случаях – от 3 до 5 лет, а в 41,5% – от 5 до 8 лет. В 2020 году, когда действовала санкция от 8 до 15 лет заключения, почти 60% дел завершились наказанием меньше минимального порога, но в 35,4% дел срок был от 8 до 10 лет. Строже стали приговоры и за пьяные аварии с одним погибшим. Ниже минимальной санкции в 5 лет суды вынесли в 2020 году 65,6% приговоров, чаще всего назначая от 3 до 5 лет заключения, от 5 до 8 лет лишения свободы получили 34,4% осужденных. До ужесточения санкций виновные в 72% случаев лишались свободы не более чем на 3 года, по 26,7% делам – на 3–5 лет и только в 0,74% приговоров наказание оказалось от 5 до 8 лет.

По-прежнему суды назначают условные сроки водителям: так они поступили в 111 случаях из 848, когда в 2020 году рассматривали дела о «пьяных» ДТП с одной жертвой. Четырьмя условными сроками закончились 83 процесса, где погибших и пострадавших было больше.

Значительно мягче наказания получают водители, совершившие аварию трезвыми. Как правило, условный срок – у половины виновных в ДТП с одной жертвой. Если же суд решает отправить водителя за решетку, то чаще всего срок не превышает 2 лет. Виновникам аварий с двумя и более погибшими получить условное наказание удается реже – приблизительно в 20% случаях, следует из судебной статистики. Реальное наказание для них редко превышает 5 лет, чаще всего суды назначают его в вилке от 2 до 3 лет (39,6%) или от 3 до 5 лет (43%).

©

Еще на этапе ужесточения санкций ст. 264 УК весной 2019 года адвокаты предупреждали, что мягкость выносимых приговоров – вопрос практики, а не формулировок закона. Это скорее попытка соблюсти баланс между разными уголовными нормами, предусматривающими кардинально разные последствия за неосторожные преступления. Например, за причинение смерти по неосторожности двум и более лицам (ст. 109) полагается от двух до четырех лет заключения.

«Последствия ДТП со смертельным исходом устанавливаются для водителя индивидуально в зависимости от обстоятельств аварии», – объясняет управляющий партнер юркомпании «Позиция права» Егор Редин. По его словам, суд может учесть разные обстоятельства, которые позволят уменьшить наказание. Например, наличие маленьких детей, беременность виновницы ДТП, наличие иждивенцев, инвалидность, отсутствие нарушений в прошлом и т.д.

Кроме того, закон позволяет водителям, совершившими аварию в трезвом состоянии, и вовсе избежать уголовного наказания, если они достигнут примирения с пострадавшими. «В случае дорожного происшествия, повлекшего смерть пешехода, примирение возможно», – говорит Егор Редин. Это возможно при соблюдении ряда условий, среди которых, например, такие: у виновного нет судимостей, с потерпевшими удалось достигнуть мирового соглашения, заглажен причиненный ущерб и нет отягчающих обстоятельств.

От наказания не уйти

Новая волна дискуссий об ответственности водителей за погибших под колесами разгорелась в июле 2021 года. Днем на пешеходном переходе в Москве 18-летняя студентка РАНХиГС Валерия Башкирова на своей Mazda сбила семью с детьми. Двое из троих детей скончались.

Цифровое средневековье

Девушка оказалась трезва. Сначала ее поместили под домашний арест. Но часть общества взбунтовалась против такой мягкости. И после смерти второго ребенка прокуратура переквалифицировала обвинение на более тяжкое, и из-под домашнего ареста девушку отправили в СИЗО. Не помогло ей ни раскаяние, ни попытка родителей материально загладить вину перед пострадавшими.

«Обычно СИЗО – индикатор того, что человека ждет реальное лишение свободы. Бывают исключения, но это именно исключения. Подход следствия и судов сегодня обычно такой. «Пьяное» уголовное ДТП – добро пожаловать в СИЗО, а затем и в места лишения свободы. Двое и более погибших? Тоже СИЗО, а затем лишение свободы», – рассуждает старший партнер адвокатского бюро «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов. По его мнению, домашний арест Валерии Башкировой «выбивался» из типового скрипта и потому эту «ошибку» исправили.

С этим не согласен адвокат Сергей Радько, по мнению которого, арест девушки связан с общественным резонансом. Арест как мера пресечения применяется редко, поскольку аварии с участием трезвых водителей относятся к категории преступлений, совершенных по неосторожности. Чаще он встречается в делах с участием пьяных водителей, и это связано с тем, что в 2019 году такие преступления были отнесены к тяжкому составу.

«Менять меру пресечения, если прежняя не нарушалась, в принципе довольно сомнительно. Преступление хоть и было переквалифицировано, но оно не перешло в более тяжкую категорию», – говорит Сергей Радько.

Совсем недавно суды проявляли большую мягкость к виновникам других резонансных ДТП. Во время следствия находился под домашним арестом актер Михаил Ефремов, устроивший пьяным аварию, в которой погиб водитель грузовичка. За содеянное актер отправился в колонию на 7,5 года. На время следствия было запрещено пользоваться интернетом, а также с 20 до 8 часов покидать жилье виновнику другого громкого ДТП в Москве – блогеру Эдварду Билу. В аварии с ним серьезно пострадала женщина, но осталась жива. Суд приговорил Била к ограничению свободы на два года и лишил водительских прав на 3 года.

«Конечно, водители еще не признаны виновными, и получается, что они фактически начинают отбывать наказание, которое еще только будет назначено. Но так как система «уже знает», что будет лишение свободы, то это выглядит разумным для системы и целесообразным – нахождение в СИЗО засчитывается в срок лишения свободы, который все равно будет назначен», – говорит Ярослав Самородов.

Один день, проведенный в СИЗО, засчитывается как два дня в колонии-поселении, куда чаще всего отправляются водители. В результате срок, который Валерии Башкировой назначит суд, может сократиться за счет этого. Также позже «уполовинить» наказание девушка сможет сама, получив условно-досрочное освобождение за примерное поведение.

«С учетом условно-досрочного освобождения при правильном ведении процесса такой водитель может отделаться лишь парой лет лишения свободы в колонии-поселении», – говорит адвокат, управляющий партнер юркомпании «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
26.09.2021
25.09.2021