15 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Без права на самооборону: можно ли применять оружие для защиты от нападения
законодательство Общество оружие суд

Без права на самооборону: можно ли применять оружие для защиты от нападения

В Новосибирске молодой ученый застрелил ворвавшегося на участок его отца местного жителя. Суд присяжных оправдал его, но апелляционная инстанция отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение. На процессе 26 октября 2023 года гособвинение заявило ходатайство о возвращении дела прокурору, мотивировав это тем, что собирается предъявить обвинение по более тяжкой статье – убийство из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 105). Она предусматривает наказание в виде пожизненного лишения свободы. Корреспондент «Профиля» разбирался в том, что произошло в ночь на 26 ноября 2021 года и почему гособвинение после проигранного процесса ужесточило свою позицию.

Уголовный кодекс РФ

©Игорь Харсеев/Коммерсантъ/Vostock Photo

Содержание:

Что произошло

Формально поселок Ложок считается пригородом Новосибирска, но фактически примыкает к нему. Здесь в частном доме живет местный предприниматель Александр Докутович и его 31-летний на момент происшествия сын Валентин, научный сотрудник Института ядерной физики Сибирского отделения РАН. Часть дома занимает продуктовый магазин, вход в него с улицы. Жилая часть огорожена забором, на тот момент без створок ворот, вход – за углом.

История контроля за оружием в России: от Алексея Михайловича до наших дней

Вечером 26 ноября 2021 года в квартире на соседней улице встретились Григорий Копылов и Илья Струц. Пиво быстро закончились, и молодые люди решили сходить за добавкой. Ближайший магазин оказался закрыт. Отправились к следующему – также закрыт. На двери висела табличка с режимом работы – до 22:00. Часы мобильного телефона Копылова показывали примерно 21:45. Позже выяснится, что они отставали почти на час.

Приятели начали стучать в дверь, громко требуя открыть магазин и продать им «то, за чем пришли». Хозяин магазина Александр Докутович услышал шум. На камере видеонаблюдения они с сыном увидели мужчин и заметили рядом бродячую собаку. Решив, что неизвестные стали жертвой нападения псов, Валентин, выходя из дома, взял с собой ружье. Держа «Сайгу-410К-04» за цевье, он завернул за угол и понял, что происходит: «Эй, что вы делаете? Магазин закрыт, уходите».

Молодые люди направились в его сторону с требованием продать пиво: они были убеждены, что торговая точка закрылась раньше времени. «Мы хотели скоммуницироваться», – покажет потом на допросе Копылов.

Валентин открывать магазин отказался. И так как неизвестные приближались с угрозами, дослал патрон в патронник, сделал предупредительный выстрел в воздух и крикнул: «Не подходите, у меня оружие, я иду вызывать полицию». Слова эффекта не произвели – на него продолжали наступать. Валентин повернулся и с возгласом «Помогите! Вызывайте полицию» побежал в сторону ворот, по дороге сделав еще два выстрела в воздух.

Оказавшись на своем участке, он обернулся и увидел, что его практически настигли. Первым приближался Струц, продолжая требовать продать спиртное. Валентин отступал, но теперь направил оружие на Струца, стволом в ноги. «Первый парень вел себя агрессивно, а второй его как бы сдерживал», – уточнит потом Валентин Докутович. Прозвучал еще один выстрел в воздух, после чего Докутович предупредил, что далее будет стрелять на поражение.

Готово ли государство пересмотреть отношение к вооруженным россиянам

Здесь показания Докутовича и Копылова различаются. По словам Копылова, они просто «пытались поговорить». Докутович утверждает, что Струц ему непрерывно угрожал, используя такие фразы, как «я тебя убью, твоего отца убью, открою магазин и всё равно возьму спиртное», «я тюрьмы не боюсь – я там уже был, она мне как дом родной».

Отступая, Докутович уперся в сугроб, и в этот момент Струц сделал резкий рывок вперед, вытянув левую руку. Валентин выстрелил, нажав на спусковой крючок несколько раз. Расстояние между ними было около метра. Попаданий он не видел. После второго выстрела Струц повернулся, сделал несколько шагов и упал на живот. Копылов подошел к нему, перевернул, после чего перевел взгляд на Валентина: «А ты его убил». Докутович опустил оружие. В Копылова Валентин не целился и не стрелял: «Он агрессии не проявлял, угрозы от него я не чувствовал».

«Сайга 410К» была заряжена патронами с пулей и с картечью. Поэтому ран в теле погибшего оказалось больше, чем выстрелов, – пять. Первые три, на границе груди и живота, могли причинить тяжкий вред здоровью. Четвертое и пятое стали фатальными, попав в сердце. Входные отверстия от них располагались на спине. При этом и обвиняемый, и свидетель позднее вспоминали только о стрельбе в грудь.

Звонок на номер 112 поступил в 22:54 – Григорий Копылов вызывал скорую помощь. Одновременно в службу 112, а затем в полицию с сообщением, что ранил человека, звонил Валентин Докутович. Прибывшие медики констатировали смерть Струца. На следующий день по факту произошедшего было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Показания и слухи

На допросах подозреваемый Докутович и свидетель Копылов давали почти одинаковые показания, различались лишь детали, характеризующие поведение нарушителей (были угрозы или не были).

Ключевые моменты совпали полностью: молодые люди пришли к магазину после его закрытия, оба пытались войти в закрытые двери, оба слышали несколько предупредительных выстрелов и видели, что ствол оружия в этот момент направлен вверх, а не в них. Они преследовали убегающего мужчину и вошли на его территорию, видя, что она ограждена. Конфликт разгорелся уже во дворе, причем предупреждения о том, что оружие боевое и что оно будет применено, прозвучали неоднократно. Копылов даже показал, что Докутович призывал «прекратить противоправные действия».

В царской России браунинг для продвинутой молодежи был чем-то вроде айфона

Записи системы видеонаблюдения не сохранились. Экспертиза пришла к выводу, что это произошло по техническим причинам.

Копылов признал, что Струц залез на перила крыльца, а он сорвал с двери объявление с графиком работы магазина. Тогда же выяснилось, что время в телефоне свидетеля отставало от реального больше чем на 40 минут. Также Копылов признал, что они употребляли пиво и выпили примерно по литру – он чуть меньше, Струц – чуть больше.

В организме Струца был обнаружен алкоголь в количестве 2,11 промилле. Наркотики и их следы отсутствовали. Обнаружены следы двух лекарственных препаратов – оба рецептурные и не совместимые с алкоголем. Первый, по словам родственников погибшего, ему выписал врач-психиатр частной клиники для лечения расстройства сна. В ходе следствия найти этого врача не удалось. Про прием второго им ничего известно не было.

Обвиняемый утверждал, что Струц, нападая на его, сделал вид, что достал нож, чем, собственно, и спровоцировал выстрелы. Свидетель с этим не согласился (ножа действительно не нашли).

Тем временем по Новосибирску поползли слухи, искажающие обстоятельства трагедии. Так, в местных СМИ сообщили, что хозяин магазина застрелил припозднившегося покупателя. В другой газете утверждали, что стрелок был пьян и убил мужчину, пытавшегося отобрать у него автомат Калашникова.

Еще через пару месяцев представитель потерпевших в интервью федеральному агентству заявил, что Докутович специально спровоцировал Струца на конфликт, заманил к себе во двор и расстрелял. И что в этих условиях возбуждение уголовного дела по статье о превышении мер необходимой обороны – грубое нарушение уголовного законодательства.

Применение оружия

Оружием Валентин Докутович владеет на законных основаниях. Приобрел его задолго до 2021 года, соблюдал все условия хранения, к ответственности не привлекался. Кроме «Сайги», у него есть полуавтоматическое ружье МЦ-2112 и нарезной карабин CZ-455. Сразу после произошедшего Докутовича проверили на опьянение. Он был трезв.

Почему "легендарные" пистолеты ХХ века часто переоценивают

Статья 24 Федерального закона «Об оружии» разрешает гражданам применять оружие для защиты жизни, здоровья и собственности. При этом они обязаны потребовать прекратить противоправные действия, предупредить о том, что вооружены и готовы применить оружие и сделать предупредительный выстрел (если обстановка позволяет его произвести). Сразу после применения оружия необходимо сообщить об этом факте в правоохранительные органы и оказать первую помощь пострадавшему. Отдельно оговаривается, что третьи лица не должны пострадать.

Таким образом, все формальные требования закона в данном случае были соблюдены. И подтверждалось это не только словами стрелявшего, но и словами свидетеля – участника инцидента.

Более того, в постановлении пленума Верховного суда РФ №19 от 27 сентября 2012 года разъясняется, что «обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты. Действия оборонявшегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем вред предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства».

Суд присяжных

После серии жалоб уголовное дело в декабре 2021-го изъяли из производства местного отдела СКР и передали в первое управление по расследованию особо важных дел СУ СКР по Новосибирской области.
9 апреля 2022-го, через пять месяцев после произошедшего, в отношении Докутовича было возбуждено еще одно уголовное дело, по статье «хулиганство». Так следствие расценило выстрелы, сделанные в воздух в черте города, которые сопровождались «угрозами применения насилия в виде намерения произвести выстрелы непосредственно в Струца и Копылова». При этом уточняется, что выстрелы производились во время передвижения по улице, а также на собственной придомовой территории обвиняемого.

Зал судебных заседаний в Новосибирске
©Влад Некрасов/Коммерсантъ/Vostock Photo

13 апреля оба уголовных дела соединили в одно производство, а 25 апреля Докутовичу предъявили обвинение в окончательной редакции – по статьям «хулиганство» и «убийство» (ч. 1 ст.105 УК РФ).

Превышение мер необходимой обороны из обвинительного заключения исчезло. Докутовича обвинили в совершении особо тяжкого преступления, наказание за которое может достигать 15 лет. В этот момент ему впервые избрали меру пресечения: подписку о невыезде.

В беседе с корреспондентом «Профиля» представитель потерпевших Ольга Ковалёва повторила, что конфликт был спровоцирован Докутовичем с тем, чтобы придать ему видимость законной самообороны. И упирала на то, что фатальный выстрел был произведен в спину. «Это было умышленное убийство! Но местные следователи почему-то решили, что, раз убийство произошло на участке Докутовича, тот имел полное право открыть огонь на поражение, – сказала адвокат. – Но у нас нет такого закона».

25 мая 2022-го дело было направлено в суд. На предварительном заседании обвиняемый заявил ходатайство о суде присяжных. Коллегия присяжных была сформирована 11 месяцев спустя, в апреле 2023-го. И уже 29 мая присяжные единогласно вынесли вердикт: «Не виновен, умысла на лишение жизни не имел». И потерпевшие, и обвинение обжаловали приговор.

Новосибирский областной суд приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение. Это решение обжаловано, то есть уголовное дело должно быть направлено в кассационный суд. На судебном заседании 10 октября прокурор попросил вернуть дело на доследование, что суд и сделал, хотя кассация еще не состоялась. А 26 октября гособвинение заявило ходатайство о возвращении дела прокурору, мотивировав тем, что собирается предъявить обвинение по ч. 2 ст. 105 УК (убийство из хулиганских побуждений).

«В Новосибирской области еще ни один оправдательный вердикт присяжных с первого раза не был бы отменен», – отмечает адвокат обвиняемого Денис Садовский.

Право на самооборону

Имеет ли гражданин России право на самооборону? Да, это прописано в законах. Имеет ли он право на самооборону с оружием? Да, если оружие легальное.

Вокруг самообороны сложился ряд легенд. Считается, что защита от ножа огнестрельным оружием – превышение необходимой обороны, а если нападавший покинул частную территорию, то надо сразу остановиться. Однако нигде в законе не написаны формальные признаки необходимой обороны и ее превышения.


«Непосредственная угроза применения насилия»

Уголовно-правовая норма о необходимой обороне, являясь одной из гарантий реализации конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также защиту охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом. В целях правильной юридической оценки таких действий суды с учетом всех обстоятельств дела должны выяснять, не совершены ли они оборонявшимся лицом в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного общественно опасным посягательством.

Из постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 сентября 2012 г. №19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».


Валентин Докутович стал свидетелем противоправных действий незнакомых лиц, посягавших на имущество близкого ему человека – отца. Он неоднократно призывал прекратить эти действия, причем законными средствами. Двое людей проследовали за ним на частную территорию, при этом один из них угрожал насилием, бравировал тем, что сидел в тюрьме, на призывы остановиться не реагировал. В результате Докутович применил оружие, ранив нападавшего. А затем, когда тот повернулся к нему спиной и стал отходить, произвел выстрел в спину. Он и стал фатальным.

С точки зрения закона Струц после первых ранений прекратил противоправные действия. Но Докутович продолжал стрелять. Именно поэтому его действия расценивают как убийство.

Взять за шиворот и дать пинка: как россияне могут оборонять свое жилище

Было ли в момент происшествия у стрелявшего состояние аффекта, вызванного длительностью конфликта? Было ли явным прекращение нападения, или ситуация оставалась в тот момент неясной? На оба вопроса в ходе суда ответ дан: состояние аффекта продолжалось, а вот прекращение нападения было не явным.

Проиграв первый процесс, прокуратура вернула дело на следствие с указанием резко ужесточить статьи. Вопрос самообороны гособвинением не рассматривается. Дело изначально было переквалифицировано со статьи «убийство, совершенное при превышении мер необходимой обороны» (не тяжкий состав) на «умышленное убийство».

«Такова позиция прокурора области и его первого заместителя: они считают, что оружия у граждан быть не должно в принципе, и обязанность защищать жителей возложена только на силовые структуры», – пояснил наш источник в Следственном комитете. То, что присяжные вынесли оправдательный вердикт, говорят, стало сильным раздражителем для областной прокуратуры.

По данным МВД, опубликованным в октябре, прирост тяжких и особо тяжких преступлений в Новосибирской области за 9 месяцев 2023 года составил больше 20% при среднероссийском показателе 9%. Полицейских здесь, как и в других регионах, не хватает (недокомплект 12%). В целом новосибирцы не чувствуют себя защищенными – о том, что патрули приезжают по вызову очень нескоро, говорят и на улицах, и в СМИ.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль