Наверх
3 октября 2022

Без права на выстрел: как изменится рынок гражданского оружия

Магазин оружия
©Денис Вышинский/Коммерсантъ/Vostock Photo

Вступившие в силу поправки в закон «Об оружии», а также новые западные санкции грозят нанести непоправимый урон российскому рынку гражданского оружия. Эксперты прогнозируют «схлопывание» целых секторов и общее сокращение производства. Продавцы и производители говорят, что пока не готовы оценить все последствия, но уверены, что они будут «очень серьезными».

Антиоружейные поправки

Поправки в оружейное законодательство вступили в силу в конце июня. До последнего момента оставалась надежда, что власти либо внесут изменения в документ (например, специальным президентским указом), либо отсрочат его вступление в силу. Но чуда не произошло. Новый регламент уже действует, и вот пункты, которые должны сильнее всего повлиять на рынок:

  • повышение с 18 лет до 21 года возраста покупки гражданского оружия. Исключения сделаны для граждан, прошедших или проходящих воинскую службу, для представителей коренных малочисленных народов, у кого охота – это часть традиционного образа жизни, и для профессиональных охотников;
  • покупка гладкоствольного оружия с магазином или барабаном возможна только после двух лет владения одноствольным или двуствольным охотничьим оружием;
  • перевод стволов со сверловкой «Ланкастер» и «Парадокс» из категории гладких в категорию нарезных;
  • обязательная регистрация охолощенного оружия (СХП) и новые криминалистические требования в отношении его.

Легче всего рынку будет пережить повышение возраста для приобретения оружия, так говорят эксперты. Дело в том, что большая часть владельцев – это люди от 30 лет, молодежь от 18 до 21 года покупает оружие нечасто. А вот требование два года владеть двустволкой, прежде чем купить магазинное ружье (полуавтомат или «помпу»), – это уже серьезная неприятность. Как рассказал владелец дистрибуторской компании, полуавтоматические ружья составляют у него до 80% всего гладкоствольного ассортимента. Возможно, теперь придется вводить линейки дешевых двустволок, которые будут покупаться исключительно для набора стажа.

В России сейчас около четырех миллионов владельцев оружия, из них, по данным главреда «Русского охотничьего журнала» Михаила Кречмара, «подтвержденными охотниками», которые регулярно платят охотничьи взносы, являются лишь 1,5 млн. Остальные приобретают оружие для развлекательной стрельбы, эпизодических охот, спорта, защиты. Необходимость покупать совершенно ненужную им двустволку может вовсе оттолкнуть их от идеи обзавестись оружием.

«Это ничем не обоснованное ограничение, – говорит историк оружия Максим Попенкер. – Рынок был и так не очень большой, но теперь резко усложнили вход для новых владельцев. Будет сжатие рынка, насколько – сказать пока сложно, но ничего хорошего точно не будет».

Самый популярный оружейный сегмент

Сильнейший удар по рынку гражданского оружия нанесет перевод стволов «Парадокс» и «Ланкастер» из категории гладких в категорию нарезных. Появление «парадоксов» и «ланкастеров» стало ответом российских производителей на западные санкции, введенные в 2014 году. Из-за них отечественные компании оказались отлучены от американского рынка, поглощавшего львиную долю (по экспертным оценкам, до 80–85%) производимого у нас гражданского оружия.

Михаил Дегтярев: "В продаже появятся стреляющие палки"

Попытки нарастить продажи внутри страны натыкались на законодательные ограничения, в частности, на обязательный пятилетний стаж владения гладкоствольным оружием перед покупкой нарезного. Оружейное лобби пыталось добиться если не отмены, то сокращения «гладкоствольного» стажа до трех лет. Не вышло. Тогда компании «Молот-Оружие» и «Техкрим» придумали небольшую «военную хитрость»: закон позволяет делать на гладком стволе нарезную часть длиной до 140 мм (сверловка Фосбери, или «Парадокс»). «Техкрим» в 2015-м создал гладкоствольный охотничий патрон .366 ТКМ на базе автоматного боеприпаса 7,62х39 мм с пулей калибра 9,6 мм. А «Молот» наладил выпуск гладкоствольных ружей ВПО-208 и ВПО-209, которые, по сути, являлись огражданенными карабинами Симонова СКС и автоматами АКМ, но со стволами «парадокс», благо новый патрон был совместим с магазинами и затворами этого оружия.

Расчет делался на людей, желающих иметь оружие в военном/тактическом форм-факторе или просто «под калаш», на тех, кто хотел заниматься практической стрельбой из карабина, но не мог из-за пресловутого стажа, и т. д. Таких оказалось очень много, ниша «парадокса» стала стремительно расти, линейка продукции расширялась. К выпуску псевдонарезного оружия подключился концерн «Калашников». А к стволам со сверловкой «Парадокс» добавились стволы с овально-винтовальной сверловкой «Ланкастер».

Появились чисто охотничьи модели, поскольку квазинарезные калибры позволяли охотиться на среднюю и крупную дичь почти так же эффективно, как с нарезным оружием.

«Это было и хорошее оружие для начинающих спортсменов», – говорит Максим Попенкер. Он напомнил, что с прицелом на популярную спортивную дисциплину «карабин пистолетного калибра» были созданы гладкоствольные патроны .345 ТКМ и 9х22 Altay (по характеристикам близки к пистолетному патрону 9х19 Luger) и оружие под них, позволявшее тренироваться и участвовать в соревнованиях. Но «теперь это все уйдет».

О важности квазинарезных калибров для самих производителей говорит тот факт, что на сайте «Молот-Оружие», например, в гладкоствольном ассортименте классический гладкоствол представлен только шестью моделями, а «Ланкастер» и «Парадокс» – тридцатью двумя.

Эпитафия «Ланкастеру» и «Парадоксу»

Но с июля оружие со стволами «Ланкастер» и «Парадокс» считается нарезным и для его покупки необходим пятилетний стаж владения гладкоствольным, а это значит, что большая часть ассортимента станет неинтересна покупателям и компаниям придется сворачивать производство.

Верность «Парадоксу» и «Ланкастеру» в качестве нарезного оружия могут сохранить лишь охотники. По словам главного редактора журнала «Калибр» Александра Кудряшова, калибры .366 ТКМ, .366 Magnum и 9,6х53 Lancaster достаточно хороши в качестве охотничьих и по некоторым характеристикам могут конкурировать с настоящими нарезными калибрами. В «Техкриме» полагают, что те, кто купил оружие этих калибров (а таких немало), с него «уже не спрыгнут», поэтому не намерены сворачивать производство.

Единственный плюс во всей этой истории – чиновникам удалось найти способ, как сделать трансферт «Парадокса» и «Ланкастера» из гладкоствольного сегмента в нарезной максимально безболезненным для нынешних владельцев этого оружия. То есть избавить их от бюрократических заморочек.

Для тех, кто приобрел оружие до 29 июня, установлен «переходный период», они продолжат пользоваться оружием как гладкоствольным, покупать патроны и т. д. А через пять лет, когда придет срок перерегистрации, оружие будет переоформлено как нарезное. «Если бы сейчас его объявили нарезным, то все владельцы "ланкастеров" обязаны были бы сразу бежать его отстреливать, это привело бы к столпотворению», – говорит Александр Кудряшов.

Правда, по его словам, остался вопрос, как быть со съемными насадками «Парадокс», которые продаются для настоящих гладкоствольных ружей. «Не прописано, что с этими железяками делать, – пояснил эксперт. – У тебя "Сайга" гладкая 410-го калибра, ты накручиваешь на нее насадку, и она, бац, превращается в нарезную. Формально это 223-я статья...».

Но самое неприятное, что ограничительные инициативы чиновников демотивируют производителей искать новые ниши, создавать оригинальные продукты. Тот же «Техкрим» вложил серьезные деньги в разработку патронов, оборудовал производственные линии, вел исследования, преодолел множество трудностей, просчитал все, кроме одного – что это могут взять и запретить.

Что станет с рынком охолощенного оружия

Теперь «охолощенка». Эксперты прогнозируют практически полное схлопывание этого сегмента. Новые кримтребования от 7 июня 2022 года значительно усложняют изготовление СХП. Например, при выстреле пороховые газы не должны истекать из дульного среза, то есть их надо перенаправлять вверх, вниз или вбок. В конструкции не должно быть деталей, обеспечивающих стрельбу очередями, хотя прежде охолощенное оружие могло иметь режим автоогня.

Владеть или не владеть: как в России планируют ужесточить закон "Об оружии"

Но главное, СХП теперь не должно изготавливаться из оружия ограниченного поражения, газового, сигнального, пневматического оружия и конструктивно схожих с оружием изделий. По словам Александра Кудряшова, де-факто это значит, что отныне СХП нельзя делать из списанного боевого оружия, но именно в этом и заключалась его главная ценность. Многие модели «охолощенки» представляли собой переделки из образцов времен Второй мировой: пистолеты-пулеметы ППШ, ППС, пистолеты Люгера, кольт М1911, ТТ. Их приобретали коллекционеры, реконструкторы и любители оружия.

Еще одна неприятность – обязательная регистрация СХП при его покупке, продаже или дарении. В ходе дискуссии о поправках чиновники обещали сделать процедуру регистрации максимально простой, мол, достаточно будет в электронном виде заполнить форму на сайте госуслуг, и всё. Увы, в итоге вышло не так. Приказ Росгвардии №119 от 11 апреля 2022 года требует личного визита покупателя или продавца СХП в территориальный орган лицензионно-разрешительной работы. Те, кто приобрел «охолощенку» до 29 июня 2022 года, могут регистрировать ее аж до 22 июня 2023-го. А те, кто купит после вступления поправок в силу, обязаны зарегистрировать свое оружие в течение двух недель со дня покупки.

Еще один нюанс, связанный с регистрацией. Пункт 3 приказа №119 гласит, что собственник оружия вправе предоставить в Росгвардию «копию документа о совершении сделки о приобретении» и «копию сертификата на оружие». «Неясно, он должен или не должен это делать? – комментирует Кудряшов. – Из опыта, я опасаюсь, что, если владелец не предоставит сертификат на изделие, у него просто изымут его на экспертизу: мало ли что за железяку он притащил. Ведь инспекторы отделов по лицензионно-разрешительной работе не являются сертифицированными экспертами».

Свои чиновники страшнее санкций?

«Единого мнения нет, и вообще непонятно, как отреагирует рынок на новые условия», – заявил «Профилю» один из представителей оружейной отрасли. Поправки в закон «Об оружии», по его мнению, могут иметь более серьезные последствия, чем санкции. «Сейчас, с легализацией параллельного импорта, эти проблемы в основном будут в итоге решены. Но лучше никому не будет», – пояснил он.

Теперь окончательно перекрыта возможность для экспорта российских нарезных патронов в Соединенные Штаты, что очень огорчило наши патронные заводы, и они пытаются понять, как им жить дальше. Неофициально представители отрасли говорят, что российский гражданский рынок им малоинтересен.

После начала военной операции на Украине и введения новых западных санкций ассортимент оружейных магазинов заметно сократился. Причем с прилавков исчезают не только импортное оружие и боеприпасы, но и отечественные модели, которые делались российскими компаниями с использованием импортных комплектующих. Например, карабины на платформе AR15 – их выпускают несколько небольших компаний, но в продаже этого оружия почти нет.

«Даже те, кто может продолжать производство или имеет товарный запас, пытаются понять, что будет дальше, – говорит Александр Кудряшов. – Смотрят, куда цены поползут. Опасаются новых запретительных инициатив».

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль