Наверх
3 августа 2021

Михаил Дегтярев: "В продаже появятся стреляющие палки"

Михаил Дегтярев

©фото автора

Президент Владимир Путин подписал принятые депутатами Думы поправки к закону «Об оружии». Этот документ радикально меняет правила игры на рынке гражданского стрелкового оружия (ГСО) в стране. Для большинства россиян возраст покупки охотничьего ружья повышается с 18 лет до 21 года, приобретать многозарядное оружие (полуавтомат или «помпу») можно будет лишь после двух лет владения двустволкой или одностволкой; стволы со сверловкой «Ланкастер» и «Парадокс» из категории гладкоствольного оружия попадают в категорию нарезного; увеличивается количество административных статей, по которым оружие может изыматься у владельца, а также вводится уголовная ответственность по ряду административных статей, связанных с оборотом ГСО.

Чем обернутся для рынка все эти нововведения, «Профилю» рассказал эксперт по стрелковому оружию, главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев.

– Михаил Евгеньевич, никто не ждал, что власти так резко изменят правила игры на оружейном рынке. Вас не удивил этот демарш?

– Во-первых, удивила скорость, с которой документы были подготовлены и подписаны, это о многом говорит. И прежде всего о необратимости принципиальных решений. К сожалению. Очевидно, что при такой спешке не могло обойтись без непродуманных моментов и откровенных глупостей. Но есть «буферный период» до 1 июля 2022 года, когда поправки вступят в силу, многое еще можно поправить, сделать более мягким.

– О каких глупостях идет речь?

– Полуавтоматы и «Ланкастер». Двухгодичный ценз на приобретение многозарядного оружия – это профанация чистой воды. Все равно что оценка рисков страховыми компаниями для молодых водителей с отчетом стажа с момента получения прав. Но человек, получив права, может не садиться за руль и два года, и пять лет, и двадцать пять. При этом ставки ОСАГО для него меняются в зависимости от формального стажа.

Под прицелом: что дадут россиянам новые поправки в закон "Об оружии"

В оружейных магазинах теперь появятся «стреляющие палки» с фанерными прикладами, которые будут стоить, условно, три копейки и годиться исключительно для хранения в сейфе, для набора нужного стажа. Хотя это не спасет рынок от проседания, потому что сейчас можно приобрести полноценное, интересное оружие. А в случае с обязательной покупкой двустволки, конечно, удовольствие будет не то, и желающих убавится. Для тех, кто останется, производители предложат эрзац-оружие – такая программа «Первое ружье».

– А ужесточение ответственности для владельцев?

– Наиболее вопиющий момент касается Уголовного кодекса, где очень крупными мазками обозначены причины для изъятия оружия, в том числе административные нарушения. За невыплаченные вовремя алименты у человека могут изъять оружие и т. д. – это бред сумасшедшего, который наверняка будет поправлен. Уверен, те кто писал эти поправки, понимали, что в дальнейшем придется их корректировать.

Что касается ремонта оружия, вмешательства в ударно-спусковые механизмы, я полагаю все-таки, что начинание было благое, направленное на борьбу с криминальной переделкой, но задеты интересы спортсменов, которые традиционно дорабатывают УСМ для достижения лучших результатов. В пределах разумного – это не криминал. Просто в реальности я не верю, что в нашей стране может быть создана всероссийская база или система, которая обеспечит тотальный контроль ударно-спусковых механизмов оружия у граждан. Это невозможно.

– В комментарии «Профилю» Союз российских оружейников оценил возможные потери из-за введения поправок в 2 млрд рублей в год. Позже в прессе звучала цифра в 5 млрд...

– К сожалению, в масштабах экономики государства – это смешные цифры. И даже возможная потеря 7 тыс. рабочих мест – это трагедия для населенного пункта, но для страны – нет. При этом реальные потери рынка так просто не оценить, ведь вместе с падением продаж оружия рухнет рынок аксессуаров, (тюнинг, прицельные приспособления, средства для чистки, чехлы, и т. д. – «Профиль»). Этот сегмент не консолидирован и не замкнут на оружейные магазины, поскольку данные товары находятся в свободной продаже.

– Судя по комментариям в соцсетях, многих неприятно удивила пассивная позиция наших оружейников. Разве их это все не коснется?

– Я полагаю, концерн «Калашников» (крупнейший производитель ГСО. – «Профиль») делает ставку на госзаказы. И эти заказы на перспективу у них есть, в том числе по стрелковому оружию. Входить в клинч с государством, будучи зависимым от него, – недальновидно. Они, безусловно, свою позицию обозначат и определенную работу кулуарно вести будут, но особой жесткости ожидать, наверное, не следует.

К сожалению, у нас нет и не предвидится действенного оружейного лобби, которое отстаивало бы интересы владельцев гражданского оружия. Этим мог бы заниматься Союз оружейников, но он по ряду причин не способен эффективно, программно, с высокой гарантией результата продвигать интересы отрасли на самом высоком уровне. Это было возможно 20 лет назад и невозможно сегодня.

– Что же мешает?

– Ведущим участником Союза является концерн «Калашников», возвращаемся к интересам компании... А второе – само существование Союза оружейников в данный момент описывается все-таки словом «формально».

– Вы сказали, что были удивлены скоростью принятия поправок. Чем можно объяснить такую стремительность властей в оружейном вопросе?

– Я деполитизирован, но имею мнение о стиле работы нашего парламента (обеих его палат). Они видят своей задачей правильно почувствовать мнение сверху, «из космоса», и в этом деле преуспевают и друг с другом соревнуются. На общественные интересы, на граждан, тех, кто их избирал, просто наплевать. Это же дикое зрелище – второе чтение шло несколько минут, если не ошибаюсь; утверждение в Совфеде – абсолютная формальность, просто галочка поставлена. Это повод задуматься реально о том, кого мы выбираем, и что они там делают.

Впервые в новейшей истории России нанесен столь жесткий удар по обороту гражданского оружия. Что может сделать в этой ситуации отрасль и оружейная общественность? Наверное, попробовать впервые консолидироваться. Под оружейной общественностью я понимаю всех участников оружейного и околооружейного рынка, владельцев оружия. Принципиально уже ничего не изменить, но добиться смягчения по некоторым вопросам еще можно.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
03.08.2021
02.08.2021