Наверх
2 октября 2020

Беззубая стратегия: почему планы государства по борьбе с ВИЧ не вызвали восторга

©Shutterstock / Fotodom

На следующей неделе в Госдуме состоится круглый стол по обсуждению Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в РФ на период до 2030 года. Проект подготовлен Минздравом с учетом предложений 15-ти заинтересованных ведомств и организаций. В конце мая документ разослали в федеральные органы исполнительной власти, но пока не выложили на открытых ресурсах для общественного обсуждения. Эксперты организовали его самостоятельно в надежде, что их рекомендации будут учтены.

Как заявлено в документе, целью стратегии является «предупреждение распространения ВИЧ-инфекции на территории страны путем достижения постоянного снижения числа новых случаев заражения среди населения и снижение смертности от заболеваний, ассоциированных с ВИЧ и СПИД, чтобы к 2030 году это заболевание перестало быть угрозой общественному здоровью».

По мнению авторов стратегии, для этого необходимо повысить информированность граждан о заболевании, исключить дискриминацию по отношению к инфицированным, проводить больше тестов, обеспечить доступность антиретровирусной терапии. Ряд задач касается профилактики: тут и разработка межведомственных программ, и работа с ключевыми группами населения, и привлечение общественных организаций, и внедрение адресных программ профилактики ВИЧ в каждом субъекте РФ с учетом уровня его распространения в регионе. Также уделено внимание укреплению материально-технического и кадрового потенциала специализированных центров профилактики и борьбы со СПИДом. Кроме того, упоминается совершенствование нормативного правового регулирования и развитие международного сотрудничества.

Результаты реализации целей и задач стратегии планируется оценивать по четырем ключевым показателям. Так, охват населения медицинским освидетельствованием планируется увеличить с нынешнего уровня 28,5% до 35% в 2030 году. Под диспансерным наблюдением должны оказаться 90% от общего числа ВИЧ-инфицированных против сегодняшних 80,8%. Также 90% должны получать антиретровирусные препараты (сейчас 68,9%). Группа показателей касается роста проведенной химиопрофилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку: с 93,5% до 97% во время беременности, с 96,7% до 98% во время родов, с 98,5% до 99,9% новорожденному.

Основные приоритеты

В стратегии почему-то отсутствуют главные целевые показатели – снижение заболеваемости и смертности, удивляется заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАМН Вадим Покровский.

Любовный недуг, переходящий в диагноз

«Минздрав ставит задачи для себя – увеличить охват терапией, а конечная цель игнорируется. Видимо, писали так, чтобы можно было потом как-то отчитаться о реализации. Настоящая стратегия должна быть ориентирована на четкие показатели заболеваемости и смертности, а уже на их основе нужно строить все мероприятия: профилактика поможет снизить заболеваемость, лечение – смертность. Ставить задачу снизить количество выявленных случаев заражения довольно странно. Получается абсурдная ситуация – чтобы быстрее достичь целевых показателей, нужно вносить в регистр поменьше ВИЧ-инфицированных», – пояснил он.

Также недоумение академика вызвала туманная формулировка цели – добиться, «чтобы к 2030 году это заболевание перестало быть угрозой общественному здоровью». Ведь даже если ориентироваться на известную цель 90–90–90 (задача, поставленная в 2014 году Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС): 90% людей, живущих с ВИЧ, должны знать свой ВИЧ-статус, 90% людей с диагнозом ВИЧ – получать антиретровирусную терапию и 90% из них должны иметь неопределяемый уровень вируса в крови), то все равно остается 27% зараженных без всякого воздействия. А этого вполне достаточно, чтобы распространять эпидемию, говорит Покровский.

При этом в стратегии не упоминаются современные методы профилактики ВИЧ-инфекции, без которых не удастся остановить распространение, отмечает академик. Например, доконтактная профилактика, когда люди из групп риска принимают антиретровирусные препараты, чтобы не заразиться. Также необходимо проводить такие традиционные мероприятия, как распространение презервативов, о которых у нас даже не говорят.

«Одними тестами и таблетками эпидемию не остановить. При этом реально у нас получают лечение всего 50% ВИЧ-инфицированных. Это максимум, который сейчас охвачен», – утверждает Покровский.

Только цифры

По данным Роспотребнадзора, в России проживает 1 млн 70 тысяч человек с положительным ВИЧ-статусом. На диспансерном учете состоят порядка 70% из них. Самый высокий уровень распространенности ВИЧ наблюдается в возрастной группе 30–44 года.

Бабушки против ВИЧ: сибирские пенсионерки напали на лабораторию

По результатам тестирования было выявлено 119,3 тысячи новых случаев ВИЧ-инфекции. У 165 новорожденных ВИЧ-инфекция была подтверждена при рождении, а всего диагноз был поставлен 502 детям, рожденным от ВИЧ-инфицированных матерей (заражение может произойти при грудном вскармливании).

Более 81 тысячи пациентов были впервые в прошлом году взяты под диспансерное наблюдение. Антиретровирусную терапию получали 535 тысяч пациентов, у 408 тысяч пациентов к концу года вирусная нагрузка была подавлена.

За 2019 год умерли 33,6 тысячи ВИЧ-положительных россиян – это 24,9% от числа всех зараженных. ВИЧ-инфекция занимает одно из первых мест в структуре смертности трудоспособного населения, обгоняя злокачественные новообразования. Средний возраст смертности от ВИЧ – 38–39 лет.

По данным Минздрава, на конец 2019 года в федеральном регистре лиц, инфицированных ВИЧ, содержались данные о 743,2 тысячи человек. В 2019 году прошли тестирования на ВИЧ около 42 млн человек (28,7% населения страны). С 2018 года в РФ были обновлены схемы лечения ВИЧ-инфекции с учетом рекомендаций ВОЗ, теперь используется подход «лечим всех» – антиретровирусная терапия назначается сразу после установления диагноза. Эти меры позволили увеличить охват терапией до 68,9% от общего числа инфицированных, находящихся под диспансерным наблюдением. По оценкам общественных организаций, не менее 0,5 млн ВИЧ-инфицированных еще не знают о своем диагнозе.

Финансово не обеспечена

В стратегии прописано, что финансирование ее реализации «осуществляется за счет средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации, а также за счет иных источников финансирования». Также подчеркивается, что регионам необходимо предусматривать соответствующее финансирование мероприятий по увеличению охвата медицинским освидетельствованием на ВИЧ и антиретровирусной терапией. Субъекты РФ должны разработать собственные региональные программы противодействия распространению ВИЧ-инфекции на основе федеральной, с учетом особенностей эпидемиологической ситуации в регионе.

Rolls-Royce представил уникальный Phantom для борьбы со СПИДом и малярией

Удастся ли достичь цели 90–90–90, большой вопрос, говорит член Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Минздраве, председатель правления регионального благотворительного общественного Фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Игорь Пчелин. На сегодняшний день эпидемия не останавливается, и лечение всех, кто встал на учет (как указано в стратегии), потребует значительного финансирования.

Сейчас на борьбу с распространением ВИЧ (сюда входит лечение, тестирование и профилактика) тратится порядка 30 млрд рублей в год. Из них 29 млрд идут только на антиретровирусную терапию и диагностические системы, а профилактика практически не финансируется. При этом и с препаратами ситуация довольно сложная.

«Если предлагать дешевые старые таблетки новым пациентам, которые только что получили положительный тест и пока хорошо себя чувствуют, они просто не будут их принимать из-за сильных побочных эффектов. А от этого страдает приверженность лечению, и, соответственно, становятся недостижимыми обозначенные в стратегии целевые показатели. Чтобы охватить 90% антиретровирусной терапией, нужны хорошие современные препараты, которые стоят дорого. Сейчас же закупаются таблетки, которые около 20% пациентов просто не принимают. Некоторые покупают дорогие лекарства за свои деньги, но чаще всего люди просто не лечатся, пока им не станет плохо. В итоге у лекарств кончаются сроки годности, и деньги пропадают», – пояснил Пчелин.

По его словам, чтобы переломить ситуацию, нужна программа приверженности лечению, развитие пациентских сообществ и всего немедицинского комплекса, но на это тоже нужны деньги. По его подсчетам, на борьбу с ВИЧ должно выделяться не менее 60 млрд рублей.

Академик Покровский оценивает потребность выше: 100 млрд рублей из федерального бюджета плюс не менее 20 млрд из региональных. «Под прошлую стратегию денег не выделялось, поэтому и результат весьма скромный. В новой финансирование также не прописано. Помимо конкретных целевых показателей серьезный документ должен содержать финансовое обоснование – четкий план реализации стратегии, разбитый по источникам и направлениям деятельности», – говорит он.

©Shutterstock / Fotodom

Избыточная осторожность

В целом стратегия получилась беззубая, никого ни к чему не обязывающая, резюмирует Игорь Пчелин. Создается впечатление, что его писали люди, очень далекие от темы ВИЧ.

«Не прописана роль НКО. Они упоминаются, но как они должны работать, неясно, – одни общие слова. Получается, что НКО остаются на птичьих правах, и где им брать деньги на работу, тоже непонятно. Полностью отсутствует упоминание пациентских организаций. Зато говорится о привлечении к реализации программ людей, живущих с ВИЧ, – в официальном документе это выглядит очень странно. Привлечение частных лиц к реализации государственных программ на основании у них какого-то заболевания является неправомерным и неэтичным», – пояснил он.

Также необходимо предусмотреть возможность подготовки персонала социально ориентированных НКО по аналогии с повышением квалификации медицинского персонала, отмеченным в стратегии.

Для страны с таким большим количеством трудовых мигрантов остро встает вопрос непрерывности предоставления лечения ВИЧ-инфицированным гражданам, подчеркивает старший советник по вопросам здравоохранения Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (представительство в России, Беларуси и Молдове) Александр Мордовин.

«В странах СНГ сохраняются высокие темпы развития эпидемии ВИЧ-инфекции. Единое эпидемиологическое пространство, взаимосвязь и взаимовлияние эпидемических процессов, различная, порой несогласованная законодательная база, разрозненность усилий стран по противодействию эпидемии значительно снижает их эффективность, дает возможность эпидемии поражать все новые слои населения», – отмечает он.

По мнению Мордовина, нужно исключить норму о нежелательности пребывания иностранного гражданина и депортации из страны в случае выявления ВИЧ-инфекции. Как показывает практика, данная мера приводит лишь к уходу мигрантов «в тень» и является серьезным барьером в своевременном выявлении новых случаев ВИЧ. Напротив, скоординированные усилия стран по противодействию эпидемии и совместный контроль за распространением ВИЧ могут значительно увеличить эффективность предпринимаемых мер.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
02.10.2020
01.10.2020