Наверх
1 октября 2020

Как выживают благотворительные фонды во время кризиса

©Shutterstock / Fotodom

Половина благотворительных фондов зафиксировала снижение пожертвований. Около трети рискует не пережить начавшийся кризис. Как справляются с трудностями компании, которые изо дня в день организуют помощь для самых уязвимых жителей страны?

В России зарегистрировано около 10 тысяч благотворительных организаций. Из них действительно работают – то есть сдают отчетность в Минюст – около 4 тысяч, подсчитал фонд «Нужна помощь» в своем исследовании. Анализ показал, что 61% этих НКО имеют всего один или два источника доходов. Тем самым они ставят себя в довольно шаткое положение. Но многие из них опираются на частные пожертвования, что снижает риски. Исследователи фонда «Нужна помощь» пришли к выводу, что около 35% благотворительных организаций сегодня оказалось на грани выживания.

От прогноза до вакцины: как искусственный интеллект включился в борьбу с коронавирусом

Коронавирус затронул большинство фондов. Только каждая десятая НКО не собирается каким бы то ни было способом менять свои мероприятия и проекты, по данным опроса «Форума доноров». И 52% уже фиксирует сокращение пожертвований. Но фонды надеются, что это лишь временные трудности.

«Почти половину всех средств на благотворительность в России ежегодно дает крупный бизнес, – говорит исполнительный директор «Форума доноров» Александра Болдырева. – Но, несмотря на коронавирус и экономическую нестабильность, 56% компаний планируют либо сохранить, либо даже увеличить объемы благотворительной поддержки. Примечательно, что в нашей стране этот показатель на данный момент на 11% выше, чем в среднем по миру (по данным исследования Американского комитета по корпоративной филантропии, CECP). Среди наиболее приоритетных направлений поддержки – помощь медицинским учреждениям и фондам, а также учебным заведениям для перехода в онлайн-формат обучения».

Пожертвований всё меньше

Частные пожертвования в структуре доходов НКО занимают наибольшую долю. Их получает примерно 74% организаций, по данным фонда «Нужна помощь». И, как показывает практика, граждане – самый надежный и отзывчивый спонсор для НКО.

«Лично я все чаще и чаще слышу о некотором росте, – отмечает директор по связям с общественностью благотворительного фонда социальной помощи детям «Расправь крылья!» Николай Троцкий. – Речь идет о росте частных пожертвований, и, как правило, не за счет увеличения объемов пожертвования, а за счет роста количества людей, сделавших пожертвование. Люди, сами попавшие в нелегкую для себя ситуацию, все чаще и чаще стали обращать внимание на других, находящихся в еще более критическом положении. Кроме того, к активным действиям мотивирует факт присутствия угрозы, которая опасна любому из нас».

Сокращение поступлений благотворительные фонды ощущают за счет пожертвований, которые они привыкли собирать в офлайн-формате. А также от коммерческих структур, которые избавляются от этой статьи расходов в первую очередь.

«У нас резко упали заходы на сайт – их стало на 10 тысяч меньше, – рассказывает директор благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова. – Мы «потеряли» пожертвования, которые планировали получить на офлайн-фандрайзинге, так как все мероприятия в этом году пришлось отменить. Прогнозируем, что большое сокращение пожертвований будет от юридических лиц. По предварительным оценкам, мы получим на 100 млн рублей меньше от компаний, чем планировали получить в этом году».

Все чаще помощь от компаний поступает в виде размещения на их сайтах виджета со ссылкой на форму для пожертвования. Благотворительные фонды сегодня благодарны за любое сотрудничество.

Игорь Бухаров: «Коронавирус полностью зачистит ресторанный бизнес»

«Введение карантинных мер сократило плановые поступления частных пожертвований на 25% в первую очередь в результате отмены офлайн-мероприятий и приостановления инкассаций, – подтверждает управляющий директор благотворительного фонда помощи детям и взрослым с нарушением иммунитета «Подсолнух» Ирина Бакрадзе. – Среднемесячный объем частных пожертвований из других источников уже упал на 30%. При том, что частные пожертвования – основной источник финансирования адресной помощи подопечным. Такой резкий спад напрямую создает угрозу жизни и здоровью людей, постоянная терапия которых зависит от помощи фонда».

По ее словам, малые и средние предприниматели были просто вынуждены приостановить свою помощь. А крупный бизнес переориентировал ее в сторону прямой борьбы с распространением коронавируса. Ощущая нехватку средств, фонд «Подсолнух» ожидает увеличения расходов на помощь своим подопечным.

«Во-первых, наши подопечные – пациенты с врожденными иммунопатологиями – одна из наиболее уязвимых групп риска в условиях пандемии, поэтому объем необходимой медикаментозной помощи может существенно возрасти, – говорит Бакрадзе. – Во-вторых, уже сейчас в результате колебаний курса рубля цены на лекарственные препараты и медицинские исследования существенно возросли. В-третьих, в текущей ситуации можно ожидать перераспределения региональных бюджетов в сторону первоочередных мер, направленных на борьбу с пандемией, что создаст проблемы с льготным лекарственным обеспечением нашей группы пациентов по месту жительства и, следовательно, рост числа обращений в фонд».

«Сейчас как никогда к себе привлекли внимание фонды, занимающиеся поддержкой врачей и медучреждений, – замечает президент и учредитель благотворительного фонда «Гольфстрим» Марина Зубова. – Это очень хорошо. Но хочется, чтобы это не стало формальностью – ведь помимо коронавируса в этом секторе еще масса важных, глобальных вопросов, влияющих на качество жизни каждого из нас. Например, люди с ограниченными возможностями здоровья, которым помогает «Гольфстрим», проводят большую часть своей жизни в режиме самоизоляции, так как культура инклюзии большей частью у нас пока на уровне плохо сделанных пандусов у магазина. Может быть, сейчас, поняв, что такое изоляция, на собственном примере, больше людей обратят внимание на эту важную тему и поддержат ее развитие».

©Антон Новодережкин / ТАСС

Самоизоляция волонтеров

Сотрудники благотворительных фондов тоже были вынуждены придерживаться режима самоизоляции. И это многим усложнило работу. Екатерина Шергова из фонда «Подари жизнь» утверждает, что им удалось перестроить свою деятельность, несмотря на удаленку.

«В большинстве больниц введен строгий карантин и отменены посещения, – говорит она. – Это означает, что волонтеры теперь не могут приходить к нашим подопечным. Но вне зависимости от карантина дети по-прежнему ждут волонтеров, ведь общение с ними для ребят – это возможность забыть о лечении и просто побыть с другом. Наши волонтеры нашли выход из ситуации, теперь они проводят творческие мастер-классы и марафоны с детьми онлайн, также утренние зарядки и семинары по макияжу для наших девочек-подростков в Zoom. Волонтеры по-прежнему придумывают сотни самых невероятных вещей, которые могут принести радость подопечным фонда».

Из-за карантина были проблемы с донорской кровью, так как доноры боялись приезжать в отделения и на станции переливания крови. Но ситуация постепенно нормализуется. «Нам пришлось объяснять донорам, что в отделениях созданы стерильные, безопасные условия для всех и нет причин бояться приезжать сдавать кровь, – рассказывает Шергова. – Мы ввели систему записи на донации по SMS, а некоторые агрегаторы такси, например, наши друзья в «Ситимобил», возят доноров бесплатно по промокоду в шесть клиник, где можно сдать кровь».

Как Росрезерв может остановить рост цен на продовольствие в условиях коронавируса

Большинство фондов без труда перевели своих сотрудников на удаленную работу. «В конце марта мы провели опрос среди НКО, фондов, социально ответственных компаний – тех, кто системно занимается благотворительностью, – и увидели, что 64% организаций отправили своих работников на удаленный режим (45% из них – централизованным решением, 19% – по договоренности)», – говорит Александра Болдырева. В прежнем режиме осталось работать 26% организаций, но опять-таки чаще это связано с тем, что работа таких фондов изначально выстраивалась на удаленке.

«Другое дело, что существенно усложнились процессы взаимодействия с внешними контрагентами, – признается Ирина Бакрадзе. – Проблемы возникают при работе с поставщиками, партнерами, органами государственной власти и т. д. К сожалению, не все быстро и эффективно смогли перестроить внутренний регламент. Поэтому объем работы вырос значительно, первый месяц карантина команда фонда работала вообще без выходных по 10–12 часов в сутки».

Фонду «Гольфстрим» пришлось закрыть один из проектов – детский инклюзивный центр. Помимо детей-инвалидов из малообеспеченных семей в нем занимались дети более обеспеченных родителей, которые могли позволить себе оплачивать занятия. В результате фонд остался без этого коммерческого дохода. Но такая ситуация заставила увидеть новые возможности.

«Мы с большим трудом работали над открытием этого центра, это уникальные знания, как поставить на ноги безнадежных для других врачей детей, – говорит Марина Зубова. – Мы не можем себе позволить лишиться ни одного из них. Поэтому сотрудники перешли на домашний формат работы. Все, что возможно, мы перевели в онлайн. Такое вынужденное антикризисное решение оказалось очень удачным. Теперь у центра есть готовая рабочая модель с регионами и семьями, которые не могут приехать в Москву».

Новые грани помощи

Несмотря на трудности, благотворительные организации с оптимизмом смотрят в будущее. «Мы видим по результатам наших опросов, что более четверти организаций рассматривают кризис как возможность для роста, – утверждает Александра Болдырева. – Можно ожидать новых проектов и мероприятий, связанных с возникшей нестандартной ситуацией».

Конечно, беднеющее население вряд ли увеличит размер своих пожертвований. Но зато способно изменить форму своего участия, пусть и не от хорошей жизни. «Финансовое состояние населения может развить альтернативные виды помощи, – говорит Николай Троцкий. – Скорее всего, даже после возможной волны финансового кризиса у населения не исчезнет мотивация помогать тем, кто нуждается в помощи. Да, финансовые возможности сократятся, но останется желание, что повлечет за собой развитие нефинансовой поддержки нуждающихся. Это или непрофессиональная волонтерская помощь, или оказание профессиональной помощи благотворительным организациям на безвозмездной основе, или пожертвование продуктами и товарами».

Взаимовыручка будет важным фактором после снятия режима повышенной готовности. Тем более что в посткарантинный период возрастет потребность в помощи со стороны людей, потерявших работу, семей в трудной жизненной ситуации, мигрантов, считает доцент кафедры управления информационными процессами Института государственной службы и управления РАНХиГС Оксана Коротеева.

«В этой связи будут востребованы виды помощи, связанные с тем, что называется «удочкой», то есть обучение, переобучение, дополнительное профессиональное образование для освоения новых профессий и повышения своей конкурентоспособности на сжатом рынке труда, – отмечает она. – Востребованным направлением станет прямая поддержка мигрантов, оказание им социальной, правовой, медицинской помощи. Особо значимой станет психологическая поддержка граждан, содействие им в адаптации к изменившимся условиям и обеспечение доступности качественной психологической помощи».

«Кризис сам по себе не создает ничего нового – он, как лакмусовая бумажка, проявляет сильные или слабые стороны, – говорит Ирина Бакрадзе. – Я думаю, через кризис пройдут наиболее эффективные организации, то есть те, кто сумеет наиболее быстро адаптироваться к изменившейся экономической реальности. Другое дело, что благотворительный фонд – это не крупная корпорация, у нас нет запасов, как и нет возможности взять передышку и приостановить свою деятельность, потому что от этого зависят жизни людей. Поэтому поддержка благотворителей нужна как никогда».

Способность сохранять финансовую стабильность – основной вызов, на который предстоит ответить фондам в ближайшие пару лет. Разрыв между крупными и малыми НКО кризис только усилит. «Возможно, будут появляться новые игроки сектора, более сфокусированные на эффективности организации, нежели на приверженности ценностям миссии, – заключает она. – В конечном итоге выиграют те, кто сможет совместить и то, и другое».

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
01.10.2020