Наверх
4 июля 2020

Игорь Бухаров: «Коронавирус полностью зачистит ресторанный бизнес»

Бухаров Игорь Олегович
©Пресс-служба Федерации рестораторов и отельеров

В «Деловой России» не исключают, что из-за кризиса, спровоцированного коронавирусом, закроется каждое второе предприятие. В общепите «смертность» может быть еще выше – до 90%, предупреждает президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров. Почему отрасли угрожает «великая депрессия», он рассказал «Профилю».

— Есть ли у рестораторов шанс избежать массового банкротства?

— Такой вариант развития событий мы предсказывали в начале марта. Ограничения на работу кафе и ресторанов, вводимые властями из-за коронавируса, станут спусковым крючком неплатежей между контрагентами.
18 марта мы направили письмо премьер-министру, в котором просили о достаточно радикальных мерах поддержки в условиях надвигающегося кризиса. Например, чтобы работодателей не преследовали за вынужденное увольнение сотрудников и сократили количество проверок.

Думаю, если бы нас тогда услышали, была бы надежда пережить пандемию с минимальными потерями, но этого не случилось. Я предсказывал, что до 30% ресторанов могут закрыться, если нам разрешат возобновить работу с 1 мая. Но теперь понятно, что этого не случится. И вообще нет ясности, когда снимут режим самоизоляции. Поэтому у меня прогноз крайне негативный – несколько месяцев карантина не выдержат 9 из 10 предприятий нашей отрасли.

Ресторанный бизнес в России и без коронавируса находился не в самой лучшей форме. Работать приходилось в условиях, когда еще не завершился не только кризис 2014 года, но и до конца не были преодолены последствия кризиса 2008 года. Конкуренция на рынке была жесткая.

Несмотря на все это, я с удивлением наблюдал активность инвесторов и молодых предпринимателей, открывавших новые рестораны. Конечно, рост не такой бурный, как в 90-е годы прошлого века, но все равно темпы были неоправданно высокими. Это создавало предпосылки для чистки рынка, даже если бы карантин сняли с 1 мая. Поскольку эти надежды не оправдались, то и последствия будут серьезнее.

— Кому грозит банкротство?

— Мне кажется, уйдет достаточно много людей, которые в ресторанном бизнесе давно и элементарно устали работать в условиях экономических кризисов, плавно перетекающих из одного в другой. Они закроют свои кафе и рестораны и попытаются реализоваться в других сферах. Допустим, пойдут преподавать. Точно также уйдет и молодежь, которая, начиная дело, не сумела все просчитать. Инвесторы или родители, которые вложили в проекты неопытных рестораторов деньги, в них разуверятся. Просчеты и убытки спишут на кризис. И никто никому ничего не должен. Ну, не получилось и не получилось.

— Но и вы, и многие ваши коллеги еще в марте понимали, чем все грозит закончиться. Можно ли было избежать катастрофы?

— Тот, кто прошел кризисы 1998-го, 2008-го, 2014-го годов, уже в марте начал увольнять сотрудников, или договариваться с ними. Иллюзий, что на этот раз удастся избежать неплатежей, конфликтов с арендодателями, у них не было. Какой-то костяк трудового коллектива некоторые мои коллеги оставили, хотя на зарплату деньги пришлось либо перезанимать, либо доставать из кубышки. Так они пережили один месяц.

А дальше – апрель, и вот теперь и май – все на самоизоляции. Кафе и рестораны – на замке. Государство требует: людей – не увольнять, зарплату за вынужденный простой – платить.А откуда ее взять, если нет оборотных средств? Кто-то еще занял денег, в надежде, что ограничения снимут хотя бы с 1 июня.

Но имело ли смысл влезать долги, которые никто не вернет, когда проще было сразу отправить поваров и официантов на биржу труда, где они оформили бы пособие по безработице.

Тут надо понимать такую вещь: ресторан или кафе закрыть несложно – повесил на двери замок и все. Открыть же после карантина – все равно, что с нуля дело начать. Нужны деньги на продукты, первую зарплату, непонятно какой будет спрос. А тут еще кредиторы в очереди стоят…

— Чем плох вариант онлайн-заказа и дистанционной доставки блюд клиентам? Насколько я знаю, некоторые рестораны приняли решение перейти на такой формат работы.

— Сначала, когда власти закрыли только залы обслуживания, но не кухни, некоторые рестораны попытались работать в таком режиме. Однако, если раньше заведение не занималось доставкой готовых блюд, то быстро запустить этот механизм не получится. С этим очень большие сложности возникают, даже, если пытаться обойтись собственными силами.

Мы обращались к агрегаторам, которые специализируются на дистанционной доставке блюд, просили помочь. Не пошло. Понимаете, когда в ресторане три повара в смене работают, а за день они готовят всего три блюда по онлайн-заказу, это по определению убыточно.

Поэтому еще раз повторю – с самого начала разумнее было бы всех отправить по домам, оборудование законсервировать, оставить в ресторане только охрану, чтобы ничего не растащили.

— А как насчет владельцев помещений? Арендодатели ведь тоже в очереди за деньгами.

– Это еще одна головная боль для рестораторов. Скорее, даже основная проблема. У нас возник острый конфликт с арендодателями, как, впрочем, это было и в предыдущие кризисы.

Наша федерация подписала декларацию, предложив владельцам коммерческой недвижимости сесть за стол переговоров, чтобы обсудить, как вместе выходить из ситуации. Перспектива такая – если кто-то из арендодателей откажется от диалога, и наш коллега будет вынужден закрыть ресторан, то никто из подписантов декларации на это место больше не придет.

Аналогичным образом мы действовали в 2014 году. Федеральная антимонопольная служба тогда пыталась предъявить обвинения в картельном сговоре, приглашала, что называется, на ковер. В итоге письмо мы отозвали, но и арендодатели начали договариваться.

У них, конечно, свои сложности. Но есть одно важное преимущество – в случае кризиса стены останутся. Это – их собственность. А что такое ресторан? Услуга! Помещение – в аренде, оборудование – в лизинге, сотрудники – нанятые, продукты – от поставщиков. Получается, что ресторатору ничего не принадлежит.

Что из этого следует? В мае все «проедят» свои депозиты, которые были внесены, когда заходили в помещение. Обязательно авансом оплачивается последний месяц работы, перед закрытием ресторана. С июня денег на продление аренды с оборотных уже не будет.

Решение правительства об отсрочке арендных платежей на полгода едва ли можно считать спасением. Было бы ошибкой думать, что самоизоляция закончится, все выдохнут и начнется прежняя жизнь.

Нет, все изменится. Есть большие сомнения, что спрос, с учетом падения платежеспособности населения, восстановится. А у нас за шесть месяцев образовались долги, с которыми надо будет расплатиться в течение года.

Таким образом, ежемесячная арендная плата неизбежно вырастет. Пытаться справиться с этим – бессмысленная, безнадежная затея. Результат все тот же – банкротство и уход с рынка. Только не сразу, а с отсрочкой на полгода.

— Я так понимаю, что дешевле уйти сейчас, без долгов…

— А без долгов и сегодня не получится. У рестораторов почти наверняка есть долги и перед поставщиками продуктов. С ними никогда не производились расчеты сразу. Обычная практика – двухнедельная отсрочка платежа. Так весь мир работает, не только мы. Это называется товарный кредит.

Как урегулировать эту ситуацию? Рестораны закрыты, оборотных средств нет, а у многих продуктов сроки годности ограничены. Их придется утилизировать. Это тоже деньги и немалые.

Кто здесь в виноват? Да никто. Все хотели как лучше, а получилось, как всегда. За 2019 год нужно будет выплатить авансовые платежи. По НДС, налогу на прибыль… Отодвигать их на полгода – бессмысленно.

Деньги, как я уже говорил, все равно не появятся. Эта мера помощи для нашего бизнеса тоже не имеет смысла. Налоговое законодательство у нас жесткое – недоимки не простят.

— А кредиты малому и среднему бизнесу на зарплату работникам под ноль процентов годовых. Разве это не реальная помощь?

— Беспроцентный кредит – замечательная вещь. Но его рано или поздно придется отдавать. Было бы с чего. Кроме того, надо понимать, что государство выдает этот займ не только на зарплаты неработающим сотрудникам, но и на налоги. Это – НДФЛ, пенсионные взносы, отчисления в фонды медицинского социального страхования.

Из каждых 100 рублей фонда оплаты труда, 43 рубля направляется на эти цели. Какой бизнес будет брать такой кредит? Я опять возвращаюсь к началу нашего разговора. Проще сейчас договориться и отправить наемных работников в отпуска без сохранения содержания, или уволить их. Они будут гарантировано получать пособие по безработице, пока не закончится карантин, а потом вернутся на свои места.

Если уж государство ставит целью сохранить трудовые коллективы простаивающих предприятий, то пусть дает деньги не на зарплатных кредиты, а сразу на пособия за вынужденные отгулы. Из расчета МРОТ на сотрудника.

Конечно, поступить так не позволяет законодательство. Его нужно менять, а быстро решить эту задачу не получится. Правительство хоть и работает в режиме «24/7», но, к сожалению, все равно запаздывает.

Предпринимателю важно понимать, что его ждет впереди. Тогда, возможно, он воспользуется помощью государства. Но если перспективы он не видит, то какой в этом для него смысл.

Набрав долги, пожалуй, до отмены ограничений он протянет, но потом не справится. Если не будет реструктуризации, частичного списания долгов, осенью все равно не избежать банкротства.

Такой встряски, какую мы переживаем сегодня, российская экономика не знала с 90-х годов прошлого века. Но тогда развалился Советский Союз, а сейчас давит коронавирус. Когда это все закончится, то мы, наверное, будем делить свою жизнь на до и после пандемии COVID-19.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
04.07.2020
03.07.2020