Наверх
24 июля 2021

Олимпийское беспокойство: аномалии приемной кампании в российских вузах в 2020 году

© Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Приемная кампания этого года прошла в высшей степени странно. Результатом «странности» стало то, что не все ребята, написавшие ЕГЭ на очень высокие баллы, а еще победители и призеры олимпиад смогли поступить в тот вуз, в который хотели. А иногда и вовсе ни в какой. Попробуем объяснить, почему это произошло.

Как я провел этим летом

Всем известно, что из-за коронавирусного карантина весной дети перестали ходить в школу. Однако учились дистанционно. Впрочем, далеко не во всех учебных заведениях эти занятия стали полноценными. Были, конечно, школы, особенно столичные, в которых у 11-классников действовало такое же расписание уроков, как и ранее. Но во многих регионах, особенно в сельской местности, сделать это было невозможно, что сильно сказалось на результатах ЕГЭ.

Потом начался бесконечный перенос сроков ЕГЭ: в обед вышел думский депутат и назвал одну дату, через час его слова опровергли, а на следующий день и вовсе сказали что-то третье. Из-за того, что не было точных дат экзаменов (их объявили за две недели до первого ЕГЭ), выпускники не понимали, что делать: можно ли откладывать подготовку еще на несколько недель или надо начинать усиленно готовиться прямо сейчас? Ведь не секрет, что, когда остается совсем мало времени до экзамена, упор делается на быструю память. А тут…

Абитуриентам разрешили подать заявления в вузы онлайн

Потом в вузах наступила приемная кампания. Но проходила она тоже онлайн. Оригиналы документов привозить было не нужно, и потому гораздо большее, чем всегда, количество абитуриентов из регионов ринулись виртуально покорять московские вузы.  Например, в Финансовом университете при правительстве РФ в разы выросло количество заявок, из-за чего стал зашкаливать конкурс.

Кроме того, появилось гораздо больше, чем обычно, призеров тех олимпиад, которые гарантируют поступление в вуз без экзаменов. Самая примечательная история связана с Всероссийской олимпиадой школьников. Пандемия и тут сыграла судьбоносную роль: для одних счастливую, для других – наоборот. Из-за карантина заключительного этапа олимпиады не было, и министр просвещения Сергей Кравцов принял самостоятельное решение о признании призерами Всеросса всех выпускников этого года, набравших на региональном этапе проходной балл для участия в финале. Согласитесь, что кто-то мог и не стать призером или победителем, а вот стал.

Таким образом, конкурсы в топовые вузы взлетели до небес, ведь число ребят, претендующих на поступление без учета ЕГЭ и внутренних экзаменов, оказалось в разы больше. В итоге в некоторые столичные и региональные вузы принимали тех, у кого олимпиады оказались выше по уровню. Такого в принципе быть не может. Ведь к концу августа, максимум к началу октября Министерство науки и высшего образования составляет перечень олимпиад, победителей и призеров которых вузы готовы принять без вступительных испытаний. Даже если олимпиадников пришло в четыре раза больше, чем заявлено мест на бюджете, по закону вуз обязан принять всех.

Но тут все зависело от университета. На факультете прикладной математики «Вышки» было порядка 70 бюджетных мест. А к ним только призеров и победителей олимпиад пришло 116 человек! И они взяли всех, добились квоты, плюс целевой набор, и еще выделили 80 процентов мест для тех, кто поступает по ЕГЭ. И это за счет своего бюджета.

Эльвира Калабухова: «Я могу научить химии, но не подлости»

Плехановский тоже принял всех олимпиадников (но туда идет не так много призеров топовых олимпиад). В МГУ берут только победителей и призеров Всеросса и только победителей олимпиад первого уровня (даже не призеров). Таких людей тоже очень мало. А остальные олимпиады дают выпускникам либо сто баллов за предмет, по которому написана олимпиада, либо сто баллов за внутренние вступительные испытания. Поэтому там конкурс не сильно изменился. Даже на экономический факультет МГУ брали только победителей Всеросса, олимпиады СПбГУ и соревнований, которые они сами проводят: «Ломоносов» и «Покори Воробьевы горы».

Некоторые олимпиады успели вживую провести заключительный этап, и ребята честно выиграли свои дипломы. Но, например, финал олимпиады «Ломоносов» (это либо первый, либо второй уровень в зависимости от предмета) был дистанционным, и знакомые мне участники рассказали, что многие списывали. В результате обладателей дипломов стало больше. Но ведь часть дипломов была получена незаслуженно, а люди, которые писали честно и могли выиграть (в случае очного проведения финала), проиграли.

Откуда ноги растут

Как говорят, решение Минпросвещения о признании призерами Всеросса всех выпускников этого года, набравших на ее региональном этапе проходной для финала балл, с Министерством науки и высшего образования не обсуждалось. И вузовское сообщество считает это явной ошибкой министра Сергея Кравцова, которая затрагивает интересы в первую очередь ведущих вузов страны, куда из года в год устремляются обладатели дипломов Всеросса: МГУ, МФТИ, МГИМО, Высшей школы экономики, Санкт-Петербургского госуниверситета. Но при этом другого решения проблемы никто не предложил.

И правда, все варианты сомнительны. В интернете даже появилась петиция с требованием «пересмотреть решение о присуждении дипломов всем финалистам Всеросса в 2020 году», поскольку «бюджетные места ограничены и, учитывая резко возросшее количество абитуриентов, имеющих право на поступление без экзаменов, поступающие по ЕГЭ просто не имеют шансов».

Было и другое предложение: если победители и призеры олимпиад на той или иной программе (направлении, специальности) займут свыше 75 процентов бюджетных мест, разрешить вузам зачислять на дополнительные бюджетные места (но в сумме не более чем на 25 процентов) абитуриентов, поступающих по конкурсу баллов ЕГЭ.

Многоцелевой набор

В этом году много народу поступало по целевому набору. Но и он бывает разным. Традиционным, когда компания платит за образование студента и он потом должен у них отработать. А есть негласный целевой набор, касающийся госкомпаний: пишется письмо в вуз, где говорят, что ты перспективный студент и в будущем пойдешь работать в их компанию. Но в этом случае госкомпания не платит за студента: если университет принял такое письмо, он должен оплатить его обучение, вложившись в будущее страны.

Дипломный провал: нужна ли сейчас «корочка» вуза для карьеры

Как рассказала Оля Н., поступившая на бюджет экономфака МГУ, в прошлом году в поисках запасного варианта она смотрела проходные баллы в Финансовый университет при Правительстве РФ. И на все факультеты средний балл был 255–260. Довольно высоко, но вполне достижимо. А в этом году конкурс на каждый факультет вырос у них на 20 баллов. Это связано с тем, что процентов 35–40 абитуриентов шли по целевому набору, чего прежде не было. Как рассказала Оля, во многих случаях это не был обычный целевой набор. Она знает об этом не понаслышке. Ей самой (а она – победитель топовых олимпиад) предлагали рекомендательное письмо от некоей госкомпании, предназначенное для университета, в котором говорилось о том, что после его окончания она пойдет к ним работать.

На мой вопрос, а зачем это вузу и госкомпании (она же не пойдет к ним работать), девушка объяснила: потом госкомпания напишет отзыв, что вуз вложился в хорошего студента. Им это важно. А почему это важно госкомпании? Потому что эти гипотетически «хорошие студенты» могут быть детьми работников этой компании, их родственниками. «В списках поступивших, – рассказала Оля, – первые 300 человек прошли по целевому набору. В прошлом году у меня подружка поступала туда на факультет «Финансы». У нее было 254 балла (проходной был 255). В этом году проходной на этот факультет – 278. И это всё из-за наплыва целевиков».

Оля объяснила и скачок конкурса на экономический факультет МГУ: «В МГУ из-за того, что они решили проводить дополнительные вступительные испытания, экзамен немножко упростили, и заданий стало на одно меньше. Он проходил онлайн (может, кто-то и списал, хотя нам велели выставлять камеру определенным образом). Но везде был огромный скачок в росте среднего балла дополнительных испытаний. Например, на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ (ВМК) 500 человек написали ДВИ на сто баллов. Такого не было никогда. И из-за этого проходные баллы у них стали просто заоблачными: 470 во вторую волну. На экономическом факультете в прошлом году был проходной балл 337 в первую волну, многие очень хорошо написали дополнительные испытания. А в этом году проходной в первую волну, в которую я прошла, был 361. Прежде всего это из-за того, что упростили задания, а во-вторых, сделали онлайн внутренние вступительные испытания».

По мнению некоторых московских школьников, увеличение числа студентов из регионов связано не только с тем, что вступительная кампания проходила онлайн, но и с тем, что написать ЕГЭ на высокий балл в регионе проще, чем в Москве. Выпускница этого года Вера К. рассказала: «У меня подруга жила в Волгограде, а окончила школу в Москве. И она призналась, что ее волгоградская одноклассница просто купила ЕГЭ. В итоге у нее 99 баллов по какому-то техническому предмету. Во многих регионах заходят на экзамен с телефоном и списывают. Там, где нет камер или они не работают, за тебя может прийти репетитор и написать ЕГЭ. То есть в регионе в принципе списать легче. Там и проверяют лояльней».

МГИМО для народа

Из-за пандемии не состоялись финалы и других олимпиад. Как рассказал Андрей Никоноров, выпускник гимназии №1 подмосковного Жуковского, он дошел до финала олимпиады «Умники и умницы», победа в которой гарантирует поступление в МГИМО. Но за неделю до финала случился коронавирус. И всё отменилось. Участникам пришло письмо: мы переносим финал на неопределенный срок. То есть его не будет.

Скажем сразу, что победителями олимпиады были признаны первые 12 человек в рейтинге, и их пригласили на дистанционный финал. Андрей в их число не вошел. И тогда он понял, что нужно поступать по ЕГЭ. «А к ЕГЭ я готовился так себе, – рассказал Андрей. – Впрочем, коронавирус оказался полезным временем для подготовки. Я стал углубленно учить историю, иногда занимался английским, и когда ЕГЭ перенесли сначала один, а потом второй раз, я прыгал от счастья. В итоге русский написал на 100 баллов, историю – на 77, а английский – на 89. Попробовал апеллировать историю (были некорректные задания, их нет в школьной программе). Апелляция прошла в форме десятиминутной видеосвязи с экспертом. Мне единственному подняли два балла, но не в том задании, в котором я апеллировал, а в том, где могли даже снять баллы. Мне уже было все равно: эти два балла меня и спасли. Я был последним в списке принятых. Поступил на факультет международных отношений, регионоведение. Репетиторов у меня не было, были курсы по истории в нашем городе. По русскому с нами занималась школьная учительница. Она не ушла в отпуск и вела уроки по интернету. А по английскому я был и сам «прошаренный».

Зачислительная математика

Но самой главной проблемой в этом году был способ зачисления в вуз. Раньше для того, чтобы подать согласие, нужно было, изучив списки и увидев, что ты прошел, отдать в вуз оригинал своего аттестата. А в этом году достаточно просто написать и отправить виртуальное заявление о согласии.

Абитуриентам внятно никто не объяснил, что, подавая согласие в один вуз, они должны отозвать его из другого. Из-за того, что списки обновлялись очень медленно, не все понимали, проходят они в выбранный университет или нет, и на всякий случай отправляли согласие на поступление сразу в несколько мест, в те, куда точно проходили. Министерство за этим не следило, и многие были зачислены в два-три университета, таким образом, заняв чье-то место. Ребятам никто не объяснил, что в этом случае они будут отчислены отовсюду.

«У тех, кто отправил свое согласие в Плехановский, возникла неприятная ситуация. Этот университет мог отказать в отзыве согласия (они блефовали, говоря: вы опоздали со сроком его отзыва), – рассказала нам Наташа Л., у которой друзья таким образом пострадали. – Но такого срока не существует, есть срок подачи согласия. То есть они зачисляли такого человека к себе, а потом не разрешали забрать согласие. А он-то подал его и в другой вуз, куда мечтал пройти и в итоге прошел. Его согласия (не по его воле) лежали сразу в двух местах, и теперь по закону его должны отчислить и из одного, и из другого».

DDoS-атака на химиков

Проректор РХТУ имени Д.И. Менделеева Сергей Филатов рассказал, что последние три года к ним приходит все больше студентов с высокими баллами ЕГЭ. И 23 августа была ситуация: Менделеевский должен был превзойти по конкурсу прошлый год, «но произошла DDoS-атака на сайт, и мы сильно пострадали в очень важный день, когда принимаются согласия на поступление на бюджетные места – бакалавриат и специалитет – по первой волне и на 80% закрываются цифры приема. Так вот, в полчетвертого дня наш сайт был отрезан от внешнего мира и смог заработать только на следующий день в 12 часов. Это был стресс как для абитуриентов, подавших согласие (и не понимавших, дошло ли оно), так и для тех, кто хотел его отозвать или отправить. Абитуриенты не могли увидеть списки. Время было упущено, и мы сами обзванивали людей, общались через интернет, чтобы никого не потерять. Несмотря на сложившуюся ситуацию, университет избежал дополнительного набора, а средний балл ЕГЭ остался на высоком уровне. Это издержки цифровизации. Нужны другие, параллельные каналы». В причинах DDoS-атаки разбираются компетентные органы.

Что такое прокторинг

Есть ряд абитуриентов – выпускники колледжей, иностранные граждане, которые поступали не по ЕГЭ, а сдавали обычные вступительные испытания. В этом году – в дистанционном формате. Для того чтобы контролировать честное выполнение заданий, появились технологии прокторинга, когда с помощью специального программного обеспечения можно отслеживать, что происходит по обе стороны компьютера. По словам Сергея Филатова, в их вузе проктор – это сотрудник, который следит за тем, чтобы абитуриент не списывал. Во время сессии в их роли выступали сами преподаватели, а на вступительных экзаменах был заключен договор с компанией, и прокторы были внешними.

На наш вопрос, как можно понять, списывал абитуриент или нет, Сергей Филатов сказал: «Мы видим работу и понимаем, когда она списана из учебника. Иногда по картинке видно, что глаз у человека «косит». Все это – несовершенство системы прокторинга. Она больше подходит для проведения экзамена в виде теста. И тем не менее многие вузы ее использовали».

P.S.: Как это ни кощунственно звучит, кому-то ковид и помог: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) в этом году выделила квоты для детей, чьи родители работали врачами во время пандемии, добавив по несколько мест на каждом факультете. Знакомый парень хорошо сдал экзамены, но у него не хватало одного-двух баллов до бюджета. В последние несколько дней первой волны семья узнала об этой программе. Собрали документы, и он прошел на бюджет по квоте.

Читать полностью (время чтения 9 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: вузы ЕГЭ
Самое читаемое
24.07.2021
23.07.2021