Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода

Питие определяет сознание

Главный нарколог страны Евгений Брюн о том, почему алкоголизм – химерное заболевание

Евгений Алексеевич Брюн – главный внештатный специалист-нарколог департамента здравоохранения Москвы, главный внештатный специалист-нарколог Минздрава РФ, президент Московского научно-практического центра наркологии, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ.

©Александр Натрускин/РИА Новости

Жил у нас в доме сантехник Володя, мастер на все руки, – умер. Пять лет капли в рот не брал, потом знакомый уговорил «по пивку». Володя выпил пива, продолжил водкой, пил месяц и умер – сердце не выдержало. Ему было сорок три, остались жена и ребенок.

С другой стороны, в СМИ пишут, что алкоголь полезен. Ученые Королевского колледжа Лондона недавно заявили, что люди, употребляющие красное вино, имеют более высокое разнообразие кишечных бактерий, низкий уровень «плохого» холестерина и меньший риск развития ожирения. Так подарок алкоголь или зло? Кому пить, а кому не пить? Сколько можно пить, чтобы не было проблем? С этим разбирались «Профиль» и именитые эксперты.

«Прежде чем говорить о пользе алкоголя, приведу неприятную цифру, – говорит главный нарколог России, доктор медицинских наук Евгений Брюн. – 30–40% смертей мужчин в нашей стране связаны со злоупотреблением алкоголем. Многие мужчины из этой группы умирают в работоспособном возрасте. Не потому, что они больны алкоголизмом, а потому, что злоупотребляли в том числе некачественным алкоголем. Регулярное ежедневное употребление крепкого алкоголя, даже по 50 мл в течение месяца, приводит к началу патологических процессов в печени».

«И тут самое сложное, – продолжает наш собеседник. – Мы абсолютно не знаем, какое количество этанола может нанести вред конкретному человеку, а какое для него безвредно. Количество и частота употребления у каждого свои. Это самые неизвестные параметры в отношении вина. Мы знаем из опыта клиники, что этанол перерабатывается в организме конкретного человека от 3 дней до 3 недель. Когда новый алкоголь наслаивается на предыдущий, не до конца переработанный, возникает дополнительная интоксикация. Токсином становится не столько сам этанол, сколько продукты его распада. И самый главный из них – ацетальдегид – нервный яд. Именно он вызывает чувство тревоги, дискомфорта, неуверенности, вплоть до психозов. Поэтому, наверное, можно предположить, я очень аккуратно говорю, что если человек выпивает раз в месяц небольшую дозу алкоголя, то это будет достаточно безопасно».

©Shutterstock/Fotodom

Мы не французы

Но как же французский парадокс? Все мы слышали, что на юге Франции вино пьют ежедневно, просто за едой. И то ли благодаря этому вину, то ли большому количеству оливкового масла и свежей зелени французы на треть меньше своих соседей по ЕС болеют сердечно-сосудистыми и раковыми заболеваниями. На юге Франции также большая редкость лишний вес, повышенное давление и болезнь Альцгеймера.

Впрочем, во Франции, как и у нас, злоупотребление – проблема. В борьбе с ней с 1960 года до наших дней французы снизили употребление алкоголя на душу населения в два раза: с 24,5 литра этанола на человека до 12 литров в год.

«Может быть, дело в том, что мы не французы? – продолжает главный нарколог России. – Есть люди, у которых не вырабатываются определенные ферменты, необходимые для расщепления алкоголя, – им вообще нельзя пить нисколько и никогда. Есть и расовые особенности – к примеру, у малочисленных народов Дальнего Востока и Сибири этих ферментов очень мало, и алкоголь для них абсолютный яд. Многие россияне носят и монголоидные, и африканские, как теперь выясняется, гены. И каков риск конкретного человека быть неспособным правильно переработать алкоголь, мы сказать не можем. Сюда добавляются и наши климатические особенности. Поэтому общая рекомендация – пить как можно меньше и как можно реже».

Как рассказывает Евгений Брюн, процесс окисления алкоголя в организме человека крайне сложен. Если упростить его с большой погрешностью, получится следующее. Когда алкоголь попадает в организм, выделяется фермент алкогольдегидрогеназа, катализирующий расщепление этанола до ацетальдегидов и кетонов. Затем вырабатывается другой фермент – ацетальдегиддегидрогеназа, – способствующий распадению ацетальдегидов до уксусной кислоты и воды. Если этот второй фермент не выделяется или его выделяется мало, концентрация ацетальдегидов в крови достигает патологических величин, и человек испытывает настолько серьезный дискомфорт, что не может не опохмелиться. А неправильный опохмел, как утверждает народная мудрость, ведет к запою.

Увы, выявить такого человека на основании общих исследований наука пока не может.

Вино против туберкулез

Мой хороший знакомый не пил алкоголь 20 лет, с 26 до 46. Потом, как это говорят, «развязался», начал выпивать по выходным, стараясь при этом не злоупотреблять. На мою просьбу сравнить два периода жизни он ответил: «В каждом есть свои плюсы и минусы». С его слов, минус употребления в том, что не злоупотреблять получается не всегда. Плюсы же в том, что в зимнее время он перестал болеть простудой и ОРВИ и стал довольно легко избавляться от стрессов, которые раньше накапливались и серьезно портили жизнь.
«Наверное, да, в краткосрочной перспективе алкоголь помогает справляться со стрессом, с инфекциями, – соглашается Евгений Алексеевич. – В 20‑х годах XX века, когда не было еще антибиотиков, и дизентерию, и многие желудочно-кишечные расстройства, и тяжелые инфекции лечили вином. Даже туберкулез лечили вином. Это помогало – справлялись. Но только в краткосрочной перспективе».

«Что будет, если человек начнет систематически решать свои психологические проблемы при помощи алкоголя? – продолжает профессор. – Он начнет выпивать все большие и большие дозы. У нас есть термин – толерантность к алкоголю. При систематическом употреблении толерантность растет. То есть для непьющего человека релаксационная доза, скажем, 50–100 граммов крепкого алкоголя. Для человека, два месяца выпивающего каждый день, это уже 100–200 граммов. Если продолжить, действующая доза будет расти, пока не сравняется со смертельной. Поэтому я бы советовал справляться со стрессами и болезнями, используя традиционные методы ортодоксальной медицины. Для этого есть врачи, поликлиники, бег трусцой и так далее. Если, конечно, хотите жить долго и счастливо».

Предвкушение пятницы

Наверное, недаром в русской традиции эпитет «непьющий» определяет одно из четырех качеств завидного жениха наряду со словами «высокий», «видный» и «работящий». Однако непьющий – это не трезвенник, непьющий – это тот, кто не откажется от бокала на свадьбу и Новый год. Где же грань?

«Вы слышали песню Семена Слепакова «Каждый понедельник я опять огурцом»? – без улыбки говорит профессор. – Рекомендую послушать еще раз. В ней очень образно обозначена ситуация, когда у человека проблемы. Нужно задуматься, если на ровном месте слишком часто появляется тяга, желание, влечение к выпивке. Была такая шутка в свое время – оживлен, как лентяй в субботу. Вот то же самое касается больных алкоголизмом. Они начинают оживляться по окончании рабочей недели – предвкушают выпивку. Наступает пятничный вечер – люди уже думают, где бы и как бы выпить, чтобы продолжить в субботу и, может быть, в воскресенье».

«Всем людям нравится алкоголь – это нормально, – говорит другой нарколог, Михаил Зобин. – Разницу между здоровым человеком и человеком с проблемами я бы описал четырьмя пунктами. Первое – здоровый человек выпивает рюмку или две, после чего его тяга к алкоголю уменьшается. Выпивает еще рюмку-две, и ему больше не хочется. У алкоголика все наоборот. Пока он трезв, он в состоянии контролировать свою тягу к алкоголю, но стоит ему выпить сто граммов, и его «срывает» – контроль теряется, желание удесятеряется, дальше он может выпить и бутылку, и две, а то и уйти в недельный запой. Второе – «система шлюзов». Здоровый человек тоже может перепить, например, за компанию. Почувствовав отравление, организм освободится от излишков алкоголя – человека вырвет. Алкоголика не рвет от алкоголя, он может пить хоть до смерти. Третье – «наутро после» здорового человека мутит при одной мысли об алкоголе, а алкоголик хочет опохмелиться. Четвертое – для алкоголика пройти мимо винного отдела супермаркета – каждый раз подвиг».

Серая зона алкоголизма

Но тяга, предрасположенность – еще не болезнь. Понимая свои особенности, человек может контролировать ситуацию. «У меня были знакомые – супружеская пара, – рассказывает Евгений Брюн, – которые заявляли: «Мы никогда не пили и не пробовали вина, потому что наши бабушки и дедушки страдали алкоголизмом». Это кардинальная позиция, но она понятна: генетический фактор – один из наиболее значимых при развитии болезненной тяги к алкоголю».

«У меня есть постоянный пациент – писатель, – говорит Михаил Зобин. – Он кодируется у меня от алкоголизма на 4 года и 4 года не пьет. Когда 4 года проходят, он год пьет и снова кодируется на 4 года».

Тем не менее убивает нас не алкоголизм (болезненное влечение к алкоголю), а злоупотребление. Есть алкоголики, которые не употребляют вообще, а есть здоровые люди, которые злоупотребляют каждые выходные. Как понять, что перешел черту, что алкоголь уже разрушает?

«Сегодня это легко определяется с помощью анализа на CDT», – отмечает профессор Брюн.

CDT – углеводдефицитный трансферрин – сывороточный белок, главная функция которого – транспорт железа в наших организмах. При хроническом употреблении алкоголя он меняется. Причем анализ на CDT не покажет отклонений, если человек один или два раза хорошо выпил. Также не покажет он изменений, если человек более 2 недель не пил. А вот при систематическом злоупотреблении «преступление» сразу будет налицо. Анализ покажет, есть в организме хронические патологические изменения или нет.

«Вообще, считается, что проблемное значение CDT – 1,7, – продолжает доктор. – Но я начинаю бить тревогу, если его значение единица. Ситуацию между 1 и 1,7 мы называем «серой зоной». В печени уже появляется жировая дистрофия, которая, если ничего не делать, потом в какой-то момент перерастет в цирроз. К тому же чем раньше человек поймет, что у него проблемы, тем легче ему будет с ними справиться».

«К сожалению, в более-менее запущенной фазе алкоголизма нарушается критика собственного состояния, – говорит главный нарколог России. – Мы постоянно слышим: «Я пью не больше вашего, доктор!». И еще часто повторяемая фраза: «Это у них проблемы – у меня проблем никаких!».

«Однажды женщина привела ко мне своего мужа, который в нетрезвом состоянии упал под электричку и потерял ногу, – приводит пример Михаил Зобин. – Я говорю: «Смотри, алкоголь отрезал тебе ногу, пора что-то делать». А он смеется: «Доктор, вы всё перепутали. Это электричка мне ногу отрезала, а алкоголь помогает мне с этим справляться».
«Нарушение самокритики, самосознания – это хроническое психическое заболевание, – сетует Евгений Брюн. – Это одна из центральнейших наших проблем – как замотивировать человека (если он сам не чувствует болезни) на здоровый образ жизни и включение в программу лечения. Без мотивации, без желания человека изменить свою жизнь сделать что-либо почти невозможно».

Грустим и веселимся

Прежде чем перейти к клинике запущенных состояний, я задал главному наркологу еще несколько вопросов. Почему алкоголь действует на разных людей по-разному? И почему разный алкоголь дает разные ощущения и разное похмелье? К примеру, даже злоупотребление французским коньяком выдержки ВСОП гарантирует доброе утро, а российский коньяк в ценовой категории 700 рублей ничем подобным похвастаться не может.

«Подозреваю, что российский коньяк в этой ценовой категории может быть фальсификатом, – пожимает плечами Евгений Алексеевич. – Коньяк ВСОП тоже небезопасен – из дубовых бочек в него попадают дубильные вещества и сивушные масла. Самым чистым, мне кажется, должен быть невыдержанный коньячный дистиллят. Но в итоге состояние здоровья в основном зависит от дозы и ферментативной системы конкретного человека».

Алкоголь доставляет радость и удовольствие только тем, кто умеет пить, но этим навыком может похвастать не каждый

Shutterstock/Fotodom

Отвечая на второй вопрос, нарколог говорит, что да, бывает по-разному. Алкоголь запускает определенные механизмы в организме, и количество дофамина (гормона счастья) в крови повышается. Иногда, если у человека своего дофамина в крови много, алкоголь вызывает агрессию (случай Кокорина с Мамаевым). Если своего дофамина мало, алкоголь может привести настроение в норму. Хотя это нечасто, в большинстве случаев алкоголь – универсальный модулятор.

«Был интересный эксперимент, – рассказывает профессор. – Волонтерам, не информируя их об этом, ввели этанол. Затем часть испытуемых посадили в комнату, где люди грустили. Других – в комнату, где люди веселились, третьих – в комнату, где люди разговаривали. Под воздействием алкоголя испытуемые подстраивались под тот фон, в который попадали. Они грустили, веселились или рассуждали на философские темы. Поэтому, если у человека зашкаливает плохое настроение, алкоголь может его усилить вплоть до суицида. И мы часто встречаем суицид на фоне опьянения. Так что однозначно говорить о том, что алкоголь действует на нас так или иначе, совершенно невозможно. Больше того, все теории терпят крах, когда мы встречаем уже больных людей в клинике».

Химерное заболевание

Как объяснил главный нарколог, алкоголизм – химерное заболевание. То есть не имеет одной причины – оно всегда мультифакториально. Обязателен социальный фактор – окружение, влияние определенной культуры. Если ребенок растет в среде (семья, друзья), где постоянно употребляют алкоголь, он эту систему поведения наследует. Человек выбирает не алкоголь, а стиль жизни. Если плюс к тому есть биологические риски: генетические, связанные с патологиями беременности и родов, а также особый склад характера, делающий человека подверженным различным зависимостям, то сформируется алкоголизм.

В любом случае, если заболевание развилось – алкоголизм сформировался, обратного пути к здоровому употреблению нет. У человека есть только один путь – отказаться от вина вообще и навсегда.

«Насчет стадии – довольно сложный вопрос, – продолжает Евгений Брюн. – Был у меня пациент, который пил довольно много, пьянствовал, и у него развился делирий – алкогольный психоз. Его поместили в психиатрическую больницу и подлечили. Но психоз его так напугал, что он прекратил пить навсегда. Если есть просто злоупотребление, без формирования дополнительных симптомов, то можно просто принять волевое решение и прекратить употреблять. Этого бывает достаточно. Иногда к нам люди приходят с такими проблемами, мы их не кладем в стационар, не включаем в какие-либо программы, а действуем по принципу, рекомендованному Иисусом Христом, – иди и не греши. Многие справляются самостоятельно. Если заболевание сформировано, повреждены внутренние органы и психика, то это тяжелый и длительный путь лечения, иногда на всю оставшуюся жизнь. Потому что факторы риска, которые привели человека к алкоголизму, особенно если они еще и генетические, биологические, никуда не исчезнут. Придется себя ограничивать и контролировать более жестко, нежели человеку без факторов риска».

Вырваться из замкнутого круга

Есть у меня знакомый бизнесмен Николай, который очень любит алкоголь. Из заграничных командировок всегда привозит редкие бутылки. Гордится полной коллекцией односолодовых виски и так далее. Пить алкоголь он тоже любит. И если попадает в запой, всегда вызывает частного врача. Тот ставит ему капельницу, делает какие-то уколы, и через пару часов Николай готов трезво жить и работать.

«Да, на таких специалистов есть довольно устойчивый спрос, – говорит Евгений Алексеевич. – В основном это бизнесмены и артисты, которые могут себе позволить подобные услуги. Мы в своей среде называем этих врачей «похметологами». Они на самом деле могут снять симптомы интоксикации, но не более того».

Как далее рассказал эксперт, цель любой коммерческой компании, клиники в том числе, – извлечение прибыли. Минимизация затрат и рост дохода. Если бы коммерческая клиника взяла в штат всех врачей, которые необходимы для лечения алкоголизма, она не смогла бы зарабатывать. Ведь это психологи, психиатры, психотерапевты, наркологи, генетики, группа специалистов общей практики и так далее. Это множество дорогих исследований и длительное лечение. А потом еще реабилитация на год или дольше. Знаете, какие ценники у частных клиник, занимающихся этим? До 100 тысяч рублей в месяц. Альтернативы государственной клинике алкоголизма у нас нет, и все хорошие наркологи тоже работают в государственной системе.

Терапия алкоголизма многоэтапная. Сначала детоксикация и лечение сопутствующих расстройств. Длительное злоупотребление алкоголем вызывает неврологические, соматические, психиатрические проблемы – требуется коррекция. Надо подлечить печень, почки, сердце и так далее. Потом психиатрическое лечение депрессий, патологического влечения, психозов. Потом психотерапия, и потом неопределенно долго реабилитация. И лучше всего вхождение, как это называется в наркологии, в лечебную субкультуру, в сообщество трезвенников – людей, которые не пьют вообще и готовы помогать братьям по беде.

Что бы ни обещал частный врач-»похметолог», но по-настоящему в России лечат от алкоголизма пока только в государственных клиниках

Алексей Белкин/ТАСС

«Мотивированию наших больных мы часто уделяем больше всего внимания на всех этапах лечения, – рассказывает Евгений Брюн. – Этим занимается не только нарколог, не только психолог, но и волонтеры, имеющие длительный опыт выздоровления (анонимные алкоголики). Философия такая: мы неизлечимо больны, поэтому мы больше не пьем совсем и выздоравливаем всю оставшуюся жизнь. В этом заключена суть алкоголизма – заболевание хроническое, оно дает обострения. Факторы риска конституциональные, они никуда не исчезают, но остаются с человеком на всю жизнь. Поэтому программа выздоровления тоже на всю оставшуюся жизнь.

Надо понимать, что человек в течение многих лет пьянствовал, у него круг знакомых, круг друзей соответствующий – пьяниц. Мы ему говорим: не пей, с друзьями этими не общайся, и он попадает в ситуацию одиночества. А одиночество – это депрессия, а депрессия – это снова тяга к выпивке. И чтобы компенсировать это одиночество, придуманы «Анонимные алкоголики». Мы говорим: нужно сформировать вокруг себя новую среду, которая поможет удержаться в самые критичные первые полгода-год, самые тяжелые при отказе от алкоголя. Поэтому мы рекомендуем включаться в группы анонимных алкоголиков, в трезвенническую среду, где тебя всегда поддержат, посоветуют, помогут. Где найдутся люди, которым можно будет позвонить круглосуточно, – это очень важно. Доктору круглосуточно не позвонишь. Опыт показывает, что все потом появится. Появятся новые люди или те же люди, но с новым отношением. Я знаю многих, кто не перестал общаться со своим старым окружением, но они им объявили: «Я алкоголик, поэтому больше не пью». И люди перестали предлагать вместе выпить».

От сакрального к повседневному

«Да, древние греки пили вино каждый день, – заканчивает беседу профессор Брюн. – Но они разбавляли его водой и давали постоять, чтобы алкоголь улетучился. И тогда этот напиток можно воспринимать как лекарство и для нормализации бактериальной флоры кишечника, и для нормализации холестерина. Человечество вообще придумало вино для консервации виноградного сока. А виноградный сок, даже в виде вина, полезен. Самое главное – количество».

Вино и пиво – исконно сакральные напитки. По одной из теорий западных антропологов, оседлость и переход на сельскохозяйственный образ жизни, то есть начало цивилизации, были связаны с необходимостью выращивать ячмень, из которого делали священный напиток – пиво. То есть не сначала оседлый образ жизни и потом производство пива и вина, а сначала сакральная сущность этих напитков, а затем оседлый образ жизни. Соответственно, с их употреблением было связано множество табу – это было редко, по особым случаям. Далеко ходить не надо – в евхаристии христианской, более поздней, конечно, тем не менее – вино напрямую связывается с божественной жертвой, а вино и хлеб символизируют тело Христа.

Начало вульгаризации алкоголя шло параллельно уничтожению традиций. Первыми сакральность стали уничтожать греки и римляне. Второй раз вульгаризация алкоголя началась в XVI веке, с началом первых буржуазных революций. Традиция ушла, ответственность перешла от коллективной к индивидуальной. Люди начали профанацию сакрального. Алкоголь стали употреблять как рекреационный, повседневный напиток. С оправданиями: я устал, мне надо расслабиться, мне нужно получить удовольствие. И параллельно с ростом желания получить удовольствие терялся контроль.

Алкоголь потерял сакральность, но остался напитком крайне недемократичным. Он доставляет радость и здоровье только тем, кто умеет пить. А остальных готовит к близкому знакомству с «Анонимными алкоголиками». С другой стороны, может, это неплохо? Много у вас знакомых, которым можно позвонить ночью?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK