Наверх
19 июня 2021

Правильная благотворительность: как жертвовать и не кормить аферистов

©Shutterstock/Fotodom

Более 80% россиян участвуют в благотворительности – жертвуют деньги или вещи, работают волонтерами. Между тем больше половины пожертвований направляется в нелегальный сектор – на личные счета, электронные кошельки и серые номера телефонов. Большую часть этих средств присваивают мошенники. Представители отрасли рассказали «Профилю», как не попасться на их удочку и где благотворительные фонды проходят строгую проверку на честность.

В конце апреля московские полицейские раскрыли группу мошенников, выманивающих деньги у ветеранов, пенсионеров, «детей войны» и их родственников. Представляясь сотрудниками известного Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы», они обзванивали пожилых людей и в преддверии празднования 76-годовщины Победы предлагали им бесплатные санаторно-курортные путевки или бытовую технику. Для их получения пенсионеров приглашали в офис, который мошенники – около сорока человек – арендовали в центре столицы. Там преступники вручали потенциальным жертвам сувенирную продукцию с символикой Дня Победы и подарочные наборы.

Войдя в доверие, аферисты предлагали пожилым людям внести деньги под высокие процентные ставки в потребительский кооператив «Цитадель» на срок от 3 месяцев до 1 года. Например, одна из жертв заключила сделку на 600 тыс. рублей, после чего ей за дополнительную плату в 400 тыс. рублей пообещали найти информацию о месте захоронения ее погибшего на войне отца. После получения денег все связи обрывались, «менеджеры» переставали отвечать на телефонные звонки.

Аферистов раскрыли сотрудники настоящего движения «Волонтеры Победы». Многие ветераны получают от них помощь и знают добровольцев в лицо. Заподозрив неладное, они сообщили о подозрительных звонках, и руководитель движения Ольга Амельченкова написала заявление в полицию. В офисе мошенников полицейские изъяли материалы не только «Цитадели», но и двух других потребительских кооперативов – «Разумный выбор» и «Капитал Плюс», руководители которых уже являются фигурантами уголовных дел, возбужденных по статье 159 УК РФ.

Псевдоблаготворители вредят всей отрасли – одного случая мошенничества достаточно, чтобы доверие к благотворительным фондам упало, а гражданин, столкнувшийся с мошенниками, перестал жертвовать даже через проверенные фонды. Согласно опросу ВЦИОМ, 41% респондентов не доверяют благотворительным организациям, действующим в нашей стране, и целых 80% уверены, что в обществе распространено мошенничество под видом благотворительности.

Все вместе

Однако исследование ВЦИОМ показало, что 81% россиян так или иначе все же участвуют в благотворительности. При этом лишь 23% отслеживают, на что тратятся их деньги. Сделав небольшое пожертвование, никто не пойдет проверять отчетность фонда, да и редко кто понимает, как это сделать. Большинству достаточно сознания того, что средства направлены на благое дело.

Между тем с большой долей вероятности деньги каждого десятого жертвователя оседают в карманах мошенников. Больше половины респондентов жертвовали в потенциально нелегальный сектор – переводили деньги на личные карты, электронные кошельки или по номеру телефона. Благонадежные фонды таким образом никогда средства не собирают.

В сфере российской благотворительности достаточно много мошенничества, рассказывает член совета ассоциации «Все вместе за разумную помощь», президент фонда «Предание» Владимир Берхин. Точно оценить его объемы невозможно, так как у нас очень много добропорядочных, но маленьких и «диких» фондов, которые работают без регистрации и ни перед кем не отчитываются.

Депутаты объявляют войну лжеволонтерам, превратившим благотворительность в источник заработка

Преступление сложно обнаружить и доказать, ведь чаще всего граждане добровольно отдают мошенникам небольшие суммы. Письменной фиксации назначения платежа нет, договора между жертвователем и благополучателем тоже, а значит, все эти деньги – просто подарок, который один человек почему-то сделал другому. В абсолютном большинстве случаев пострадавшего нет, заявления от него тоже, и полицейские не могут возбудить уголовное дело.

«Все вместе за разумную помощь» – это проект московской Ассоциации cоциально ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе», которая объединяет около 60 благотворительных фондов, общественных организаций и движений. Проект создан в 2017 году специально для противодействия псевдоблаготворителям, которые используют репутацию честных и открытых некоммерческих организаций (НКО) для собственного обогащения, а также чтобы защитить свою собственную репутацию, ведь часто мошенники действуют от имени известных добропорядочных фондов.

Сотрудники проекта не только рассказывают гражданам об аферистах, но и учат НКО быть более открытыми и ответственными. На сайте проекта каждая благотворительная организация может проверить себя на наличие репутационных и административных рисков, а любой человек – заявить о подозрительной деятельности и даже быстро и удобно составить заявление в правоохранительные органы. Проект дважды получал президентские гранты на свою деятельность.

Надежда на спасение

Мошенники от благотворительности зарабатывают миллиарды, пользуясь различными схемами. Охотнее люди жертвуют на лечение больных детей, поэтому и аферисты чаще всего используют такие истории. При этом далеко не всегда они выдуманные, а документы поддельные. Преступники берут за основу реальные события, наживаясь на чужом горе.

Например, к родителям больного ребенка обращаются некие люди и предлагают помочь со сбором средств. Получив согласие, пакет документов и трогательное фото, лжеволонтеры (возможно, зарегистрированное по всем правилам юрлицо) легально заключают договор о благотворительной помощи и собирают деньги на лечение, например, в торговом центре. Только из ста тысяч родителям передают лишь десять (или вообще ничего), а остальное забирают себе. По закону благотворительная организация не может оставлять на собственные административные расходы больше 20% от сборов, но проверить это практически невозможно.

Бывают случаи, когда в преступных схемах сознательно участвуют и настоящие родители. Например, в конце 2019 года в группе «ВКонтакте» мать ребенка, получившего сильные ожоги из-за взрыва электрического чайника, собирала деньги на лечение. В ход шли страшные снимки, слезные просьбы о помощи и даже чеки за платные услуги, выданные якобы ожоговым отделением областной больницы. Именно на эти чеки и обратили внимание некоторые участники группы – они были заполнены от руки и вообще выглядели подозрительно.

Оказалось, ребенок действительно получил ожоги, но годом ранее, а все лечение ему оказывалось бесплатно в рамках ОМС. Пока разобрались, деньги уже перевели очень многие: за несколько дней на карте женщины собралось порядка 80 тысяч рублей.

Широко распространена также деятельность «медицинских посредников», которые предлагают организовать лечение в известной зарубежной клинике. Родители тяжелобольного ребенка, конечно, соглашаются. Посредники запускают сбор средств, а затем связываются с клиникой, предоставляют ей все необходимые документы и договариваются о транспортировке и лечении пациента. Клиника выставляет счет на оплату, который посредники оплачивают из собранных средств. На самом же деле счет может быть в несколько раз ниже суммы собранных средств. Вся разница идет в карман организаторам сборов, а родители, находясь в тяжелом эмоциональном состоянии, об этом и не думают.

При этом зачастую в лечении за границей нет необходимости. «Некоторое время назад был случай, когда ребенку собирали в социальных сетях деньги на лечение в Израиле, а потом выяснилось, что у него астма, которую можно лечить в России бесплатно. Случай не был уникальным, ничего такого, чего наше здравоохранение не могло бы предоставить», – рассказывает Владимир Берхин.

По его словам, есть и более печальные случаи, когда деньги собираются на то, что заведомо не поможет умирающему человеку. Например, лечение ребенка в четвертой стадии онкологического заболевания. Российские врачи объяснили, что выздоровления ждать уже нельзя, единственная возможная помощь – хоспис и паллиативное лечение, но родные не могут смириться с таким исходом и готовы отдать миллионы за надежду на чудо.

«С огромной долей вероятности произойдет следующее. Деньги соберут, какую-то часть переведут на предоплату в клинике где-нибудь в Сингапуре, затем будут организовывать перелет и даже, может быть, начнется лечение, до конца которого пациент просто не доживет. А деньги испарятся, потому что они находятся на чьей-то личной карточке и отследить, куда они делись, совершенно невозможно», – пояснил Владимир Берхин.

Отчетность и контроль

Отсечь мошенников помогает подробная публичная отчетность фондов, убежден Владимир Берхин. Она должна быть прозрачна, организованна и понятна. «В наиболее продвинутых фондах в этом отношении делают так: выкладывают в открытое пространство счет и платежное поручение по каждому переведенному рублю. Допустим, есть ребенок, которому на лечение нужно 100 тысяч рублей. Все пожертвования, которые приходят на этого ребенка, отражаются на сайте, и любой может их увидеть. Вот оно легло в общую копилку, а вот все эти деньги собрались и ушли туда, куда мы обещали», – пояснил он.

Как выживают благотворительные фонды во время кризиса

По словам Берхина, в идеале нужно публиковать вообще все расходы организации, включая зарплаты сотрудников. Если НКО получает деньги от частных пожертвований, то любой должен иметь возможность проверить, куда они ушли. Это трудоемкий способ, а благотворительные организации перегружены своей работой, поэтому такие подробные отчетности составляют далеко не все. По закону фонды должны публиковать отчеты на сайте Минюста, но и это делает лишь малая часть благотворительных НКО. Более того, из этих отчетов понять можно очень мало, даже чем, собственно, занимается организация. Правда, подавляющее большинство жертвователей не хотят в этом разбираться.

«Незарегулированность сектора несет, с одной стороны, минусы в виде разгула мошенничества, но с другой – и плюсы, поскольку благодаря ей благотворительные организации имеют огромное поле для экспериментов», – говорит Берхин.

Заблокировать и обязать

За последние несколько лет, особенно с началом пандемии коронавируса, ящики для благотворительных пожертвований потеряли популярность и уступили место сборам в соцсетях – призывами о помощи пестрят «ВКонтакте», Facebook, «Одноклассники», Instagram. Интернет-мошенничество быстро растет, а эффективных средств борьбы с ним пока нет. По данным правоохранительных органов, в период самоизоляции число дел о телефонном и интернет-мошенничестве выросло на 76%. При этом каким-либо образом проверить реальность истории о больном человеке самостоятельно невозможно. Например, НКО делают запросы в клиники и проверяют подлинность медицинской документации, но обычному гражданину ее никто не предоставит.

Даже если мошенников удалось выявить, заблокировать их сообщения непросто. Единственная социальная сеть, открытая для общения на эту тему, – «ВКонтакте». По запросу пользователей сотрудники соцсети могут потребовать у сборщика официальные документы и проверить их, а если информация не подтвердится – заблокировать страницу или группу.

«При некоторых усилиях можно добиться того же в «Одноклассниках», но справиться с мошенниками в Facebook и Instagram невозможно в принципе. Техподдержка и администрация сети не выходит на связь, а модерирование постов не осуществляется. Единственное, что предлагается в этом случае пользователю, пожаловавшемуся на подозрительные сообщения, – не показывать их ему в дальнейшем», – рассказал Владимир Берхин.

Но даже во «ВКонтакте» блокировка не слишком эффективна – когда один из аккаунтов блокируется, вместо него появляются новые. Многие мошенники годами живут на сборы, даже не меняя номера счетов и телефонов.

В конце 2020 года в Общественной палате РФ прошли слушания на тему борьбы с интернет-мошенничеством в сфере благотворительности. По итогам эксперты выработали ряд рекомендаций. Среди них, например, есть предложение признавать потерпевшим того, в чьих якобы интересах аферисты собирают деньги, или законодательно запретить благотворительные сборы с помощью электронных платежных систем. Кроме того, по мнению экспертов, необходимо упростить получение правоохранительными органами данных о движении денежных средств по банковским счетам, используемым в преступной деятельности.

Среди рекомендаций есть и такая: обязать СМИ, публикующие на своих сайтах материалы о благотворительных сборах и баннеры социальной рекламы, проверять информацию. Сейчас мошенники могут просто выкупить рекламные места, как любая коммерческая организация. СМИ не несут ответственность за размещенный контент.

Большая часть рекомендаций – этих и других – чаще всего лежит в сфере ужесточения контроля. Но должно ли государство контролировать деньги, собранные без его участия на решение проблем, которые оно само решить не в состоянии?

Самоочищение

Единственный реально действующий инструмент в борьбе с мошенниками от благотворительности – профессиональные объединения. Саморегулируемые организации (СРО) проверяют фонды и тем самым гарантируют честность их работы и соответствие определенным критериям.

«Третий сектор» встает на ноги

Например, ассоциация «Все вместе» принимает в свои ряды только зарегистрированные в Москве социально ориентированные НКО, работающие в благотворительности не менее одного года. Организация должна соблюдать стандарты прозрачности сбора средств, специально разработанные в ассоциации, а отчеты о ее деятельности должны находиться в свободном публичном доступе. Финансовые отчетности проверяются в обязательном порядке. Кроме того, организация не должна быть учреждена государственными структурами или политическими партиями.

Строгую проверку проводят и в сервисе «Добро Mail.ru», который работает с 204 фондами, поддерживающими пять категорий проектов и подопечных: дети, взрослые, пожилые, животные, природа. С каждым годом фондов здесь становится больше. Так, в 2018-м их было 167, в 2019-м – 187, в 2020-м – 197.

Организации отбираются очень тщательно, рассказала руководитель проекта «Добро Mail.ru» Александра Бабкина. По ее словам, самая частая причина отказов – отсутствие прозрачных финансовых отчетов. Полный аудит деятельности участников здесь проводят раз в два года, также фонд обязан предоставить полную отчетность по использованию денег в конце каждого проекта. У претендентов должны быть «живые» соцсети, сайт с регулярно обновляющимися новостями и рекомендации от тех фондов, которые уже находятся в системе. Когда эти критерии соблюдены, с руководителями фонда проводится экспертное интервью. Сотрудники проекта и одного из фондов-участников с тем же профилем определяют уровень профессионализма претендента, формат его работы с благополучателями и жертвователями. После этого наступает очередь проверки службы безопасности и юристов Mail.ru Group.

«Миссия нашего проекта – создать удобное интернет-пространство, где каждый человек мог бы легко помогать другим и при этом будет уверен, что решает реальную проблему, что его деньги потрачены эффективно», – подчеркнула Александра Бабкина.

Кроме того, тщательную проверку проводят крупные каталоги российских благотворительных фондов – «Русфонд.Навигатор», «Благо» и «Нужна помощь». Каждый из них включает в себя только «белые» фонды, работающие по принципу прозрачности – учредительные документы открыты, финансовые отчеты размещены на сайте Минюста. Эти объединения гарантируют, что пожертвования в их фонды точно дойдут до нуждающихся и будут эффективны.

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
19.06.2021