Наверх
21 января 2022

Скидка на бедность: почему социальные льготы не делают россиян богаче

©Константин Михальчевский / РИА Новости

В конце года Росстат отчитался о резком сокращении количества россиян, живущих ниже границы бедности. В сентябре их насчитали почти на 5 млн меньше, чем шестью месяцами ранее. Улучшение стало возможным главным образом благодаря мерам социальной поддержки населения. В современной системе льгот разбирался «Профиль».

Ошибка системы

В настоящее время примерно 16 млн россиян с низкими доходами с трудом сводят концы с концами. Впрочем, повод для оптимизма все-таки есть: в марте бедных насчитывалось порядка 20,8 млн человек. То есть, согласно оценкам Росстата, вот уже несколько месяцев наблюдается позитивная динамика к снижению количества бедных. Это происходит, несмотря на проблемы самой многочисленной (42,6 млн человек) социальной группы – пенсионеров. Реальный размер ежемесячных выплат по линии ПФР в период с января по сентябрь в годовом выражении сократился на 1,8%. Впрочем, общей картины это не испортило. Снижение покупательной способности пенсий, ставшее следствием роста цен на товары и услуги, правительство компенсировало единовременными выплатами.

Точно так же государство начиная с лета 2020 года поддерживает и семьи с детьми. В результате доля социальных выплат в структуре доходов льготников выросла на 1 п. п. – с 22,15% до 23,1%. По 10 тыс. рублей получили все без исключения пенсионеры и родители 21 млн детей школьного возраста, по 15 тыс. рублей – сотрудники силовых министерств и ведомств. Кроме того, были введены ежемесячные пособия в размере половины прожиточного минимума малообеспеченным семьям с детьми и беременным женщинам. Однако это уже регулярный инструмент соцподдержки, который работает по другим правилам.

Для казны финансовая помощь малообеспеченным гражданам обходится недешево. Например, в третьем квартале 2021 года на эти цели было направлено около 4,1 трлн рублей. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года расходы федерального бюджета на адресные выплаты увеличились на 704,5 млрд рублей.

Суммы трат действительно огромные. Однако «разовые акции» в рамках социальных программ, ориентированных на те или иные группы населения, явно предпочтительнее. Во-первых, они часто приурочены к важным политическим событиям – референдуму или выборам. Во-вторых, не возникает критических рисков для финансов страны. С этим все просто: адресная единовременная помощь не носит обязательный характер. В этом отличие разовых выплат от индексации зарплат и пенсий. Если власти отказываются ее предоставлять, то претензий к ним по этому поводу быть не может.

Завышенные соцобязательства

Сегодня россиянам доступны в общей сложности почти 400 видов социальной поддержки. В этом многообразии льгот и привилегий – материализация статьи Конституции РФ, которая закрепляет ответственность государства за поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан. Льготники в нашей стране могут претендовать на федеральное или региональное ежемесячное пособие, кому-то полагаются выплаты на детей, бесплатный проезд на городском общественном транспорте. А еще есть адресная помощь малоимущим семьям, находящимся в сложной жизненной ситуации, бесплатное питание для школьников, обеспечение льготников жильем.

Семьи с детьми планируют освободить от налога при продаже жилья: пять условий Минфина

Пенсионеры и многодетные семьи получают субсидии или оформляют натуральные льготы на оплату коммунальных услуг, работающие получают налоговые вычеты. Кто-то пользуется бесплатными путевками на санаторно-курортное лечение по линии органов соцзащиты населения.

То же самое касается посещения государственных музеев и зоопарков. В магазинах и даже на фермерских рынках обладателям социальных карт предоставляют скидки. Не все правила выглядят логичными, ведь бюрократическая система не способна к гибким решениям. Например, детям в возрасте до 7 лет в Москве выдают молоко – 18 литров на месяц. Конечно, получать или нет – дело добровольное, но штука в том, что если у ребенка аллергия на этот продукт, то замены на безлактозный аналог или компенсации не предусмотрено.

Финансовое обеспечение многочисленных мер поддержки федеральных льготников – полномочия федерального бюджета. У получателей есть выбор полностью или частично конвертировать натуральные льготы – за медицинское обеспечение, санаторно-курортное лечение, а также проезд к месту отдыха и обратно – в деньги. Вопрос в том, насколько выгодны наличные. Компенсация льгот – чисто символическая. Например, в 2021 году стоимость пакета составила 1211,66 руб. в месяц – 933,25 руб. за лекарства, 144,37 руб. за отказ от санаторно-курортного лечения, 134,04 руб. – за бесплатный проезд на пригородных поездах.

Денежный эквивалент натуральных льгот не имеет ничего общего с реальными ценами в аптеках, на санаторные путевки и билеты на электрички. Поэтому в большинстве случаев люди не отказываются от льгот, несмотря на то, что реализовать свои права получается не всегда. Самый распространенный случай – мест в санаториях на всех желающих не хватает, и путевку приходится ждать по несколько лет.

Строгая диета от Минфина

Затраты бюджетов всех уровней на меры социальной поддержки населения точно подсчитать едва ли возможно. Обязательства растут как снежный ком, и только перечислением денег издержки не исчерпываются. В частности, налоговые льготы – имущественные и социальные вычеты – существенно снижают доходы регионов. В среднем возврат с удержанного НДФЛ составляет до 500 млрд рублей в год. Для территорий, являющихся реципиентами, суммы достаточно чувствительные. Ликвидировать кассовый разрыв приходится федеральному центру, соразмерно увеличивая размеры трансфертов.

Минфин от происходящего не в восторге. За последние год-полтора на него и так возложили множество новых задач. Так, дорого обходится государству субсидирование льготных ипотечных программ (ипотека по ставке 7%, семейная ипотека и сельская ипотека). В 2021 году расходы закладывались в размере около 92 млрд рублей, на 2022 год запланированы на уровне почти 123 млрд рублей, на 2023-й – свыше 130 млрд рублей.

В ведомстве призывают новоселов умерить аппетиты. В конце октября замглавы Минфина Алексей Моисеев, выступая на заседании комитета Госдумы по финансовым рынкам, предупредил депутатов о рисках превышения установленных на год лимитов. С начала года субсидии банкам на 14 млрд рублей превысили запланированный объем, напомнил чиновник. Причина не только в высоком спросе населения на социальные ипотечные продукты, но и в ужесточении денежно-кредитной политики ЦБ. Рост ключевой ставки привел к заметному увеличению субсидий кредитным организациям.

«Предлагается расширить льготную ипотеку, расширить субсидирование инфраструктурных облигаций, развить субсидирование на арендные дома, расширить [субсидирование] низкомаржинальных проектов, а также более активно выдавать кредиты субъектам на реализацию инфраструктурных проектов. Уже хватило [пальцев] одной руки, чтобы перечислить все новые бюджетные идеи, которые мы сейчас услышали», – цитирует РБК Алексея Моисеева.

Тариф новогодний: почему россиян могут неприятно удивить суммы коммунальных платежей в 2022 году

Замминистра не упомянул еще об одной депутатской идее – снизить порог для получения права на льготу по оплате коммунальных услуг. В сентябре на Охотном Ряду был анонсирован законопроект, предполагающий снижение предельной доли расходов домохозяйств на оплату ЖКУ. Народные избранники считают, что ее следует снизить с нынешних 22% до 18% в 2023 году, а через два года – до 15%. В результате количество получателей льготы может вырасти на 1 млн человек. Цена вопроса для бюджета, по оценке авторов законопроекта, порядка 30 млрд рублей в год. Вроде бы сумма некритичная, но с учетом уже действующих «скидок» на оплату коммунальных счетов нововведение, с точки зрения чиновников Минфина, выглядит неприемлемым.

Вот – старый поворот

Интенсивный рост числа льготников и финансовых обязательств государства и местных бюджетов по исполнению нескольких сотен социальных программ в чем-то напоминает последнее десятилетие XX века. Тогда в России законодательно было введено немало льгот, практически не обеспеченных в финансовом отношении. Армия льготников на пике популизма составила почти 100 млн человек – 70% населения страны. Правительство попыталось изменить ситуацию. В 2005 году была инициирована реформа – так называемая монетизация льгот. Проект не получил поддержки электората, вызвал массовые протесты, прежде всего пенсионеров, и был реализован лишь частично.

От идеи Минфина – заменить денежными выплатами более 10 натуральных льгот – в итоге отказались. Ограничились тремя, отменив бесплатный проезд в городском общественном транспорте и пригородных электричках, а также право на бесплатные лекарства и путевки в санатории. Однако вскоре маятник качнулся назад, и эти льготы снова стали доступны целевой аудитории в натуральном виде. Государство фактически гоняет проблему по замкнутому кругу. Меры социальной поддержки – федеральные и региональные – жизненно важны малоимущим. Отказаться от них можно только одним способом – обеспечив существенный рост реальных доходов населения.

К сожалению, кризисы, в которые перманентно погружается отечественная экономика, приводят к противоположным последствиям. И хотя бедных в нашей стране вроде бы становится меньше, без социальных льгот и мер господдержки миллионы россиян по-прежнему не представляют своей жизни.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое