Наверх
22 июня 2021

Когда наследие ЧМ-2018 по футболу перестанет быть обузой для российского бюджета

Организация соревнований по водным видам спорта на стадионе "Казань Арена"

©Егор Алеев/ТАСС

Спустя три года после ЧМ-2018 большой футбол возвращается в Россию. Этим летом санкт-петербургская «Газпром Арена» примет матчи чемпионата Европы, в следующем году на ней пройдет финал Лиги чемпионов. А что с другими стадионами, построенными для ЧМ? Ведь для России, как страны-хозяйки, временные рамки мундиаля шире фактических: подготовка началась за несколько лет до проведения, а вопрос о том, как распорядиться инфраструктурой, будет актуален в течение еще большего срока.

Пока можно констатировать, что российские чиновники постарались учесть ошибки прошлых чемпионатов, но до конца это не удалось. В отличие от ЮАР-2010 и Бразилии-2014, наши стадионы в основном не пустуют, но достигается это нелегкой ценой. На поддержание «приличного» вида каждый год тратятся миллиарды рублей из федерального бюджета. Предполагается, что до 2024 года стадионы должны научиться обеспечивать себя сами, но с учетом пандемии эта миссия выглядит почти невыполнимой.

Конечно, неправильно оценивать наследие ЧМ-2018 только по бухгалтерской ведомости. Ведь стадионы – это и социальные объекты, новые центры притяжения городской жизни. Но, по словам экспертов «Профиля», с реализацией этой функции тоже есть проблемы. При этом некоторые арены уже частично приходят в негодность и требуют реконструкции.

Тяжелое наследие

Сколько стоит содержание стадионов ЧМ-2018? Согласно оценкам в СМИ, для региональных арен вместимостью 35–45 тыс. зрителей ежегодная сумма варьируется от 200 млн рублей (Калининград) до 500 млн рублей (Самара). Эксплуатация 80-тысячных «Лужников» обходится в 1,1 млрд рублей в год, 67-тысячной крытой «Газпром Арены» – в 1,3 млрд рублей.

Пока большая часть этих средств ложится на плечи налогоплательщиков. Согласно решению правительства РФ от 24.07.2018, до 2023 года федеральный бюджет покроет 95% расходов на стадионы в Екатеринбурге, Волгограде, Калининграде, Самаре, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и Саранске. Всего концепция наследия предусматривает выделение из бюджетов разных уровней 16 млрд рублей.

Примечательно, что принятие этого документа состоялось уже после мундиаля. До того стратегия использования стадионов так и не была продумана, хотя эта задача ставилась в постановлении правительства от 20.06.2013 (дедлайном значилась дата 01.05.2015). Но затем грянул кризис, и чиновники сосредоточились на том, чтобы в принципе не сорвать подготовку к ЧМ. «С 2010 по 2016 год мы занимались ерундой, не закладывали необходимые условия [для эксплуатации наследия]», – признался затем курировавший всероссийскую стройку вице-премьер Виталий Мутко.

Между тем уже к 2024 году должен состояться переход стадионов на самоокупаемость. Такую задачу поставил президент РФ Владимир Путин.

Памятники эпохи

Что сейчас происходит на двенадцати колизеях ЧМ-2018? Московскую «Открытие Арену» сразу вынесем за скобки: она была построена без привязки к мундиалю для московского «Спартака» и принадлежит владельцу клуба Леониду Федуну.

Нет поводов беспокоиться за судьбу санкт-петербургской «Газпром Арены», на которой базируется «Зенит», самый богатый и амбициозный клуб страны. Получив ее в аренду от городских властей за символическую сумму (1 рубль на 49 лет), «Зенит» принял на себя расходы на эксплуатацию.

На «Ростов Арене» и «Екатеринбург Арене» стабильно выступают клубы Российской премьер-лиги (РПЛ) – «Ростов» и «Урал».

Для заполнения сочинского «Фишта» пришлось создать клуб искусственно: на черноморский берег переехала команда «Динамо» из Санкт-Петербурга, сменила название на «Сочи» и под завязку укомплектовалась экс-игроками «Зенита».

Обратная ситуация сложилась в Казани: команда в РПЛ есть («Рубин»), но «Ак Барс Арена», построенная еще для Универсиады-2013, периодически пустует. Власти Татарстана ангажируют ее для престижных мероприятий: в 2015 году это был ЧМ по водным видам спорта, в 2019-м – чемпионат по рабочим профессиям WorldSkills. Каждый раз футбольный газон приходится снимать, и затем на его восстановление уходит несколько месяцев (и порядка 100 млн рублей). В итоге «Рубин» раз за разом возвращается на старенький стадион «Центральный» (весной нынешнего года был уже седьмой по счету переезд).

Финал чемпионата мира по рабочим профессиям на стадионе "Казань Арена"

Егор Алеев/ ТАСС

Теплится жизнь на аренах в Волгограде, Калининграде, Самаре и Нижнем Новгороде. Однако играющие здесь команды – «Ротор», «Балтика», «Крылья Советов» и «Нижний Новгород» – не имеют стабильной прописки в РПЛ. Этим летом, например, самарские «Крылья» и «Нижний Новгород» поднялись в нее, а «Ротор», наоборот, потерял место. Это естественным образом отражается на зрительском интересе. Негласно перед ЧМ-2018 ставилась задача «подтянуть» в высший дивизион российского футбола как можно больше новых арен, но провернуть везде сочинскую схему не удается: клуб высшей лиги – проект сложный и дорогостоящий.

Через год после ЧМ-2018 судьба российских мегастадионов по-прежнему остается в тумане

А вот на саранской «Мордовия Арене» играть совсем некому. Местный клуб «Мордовия» из-за финансовых неурядиц в 2020 году лишился профессионального статуса. До недавних пор домашние матчи в Саранске проводил… «Тамбов»: клуб без стадиона и стадион без клуба нашли друг друга. Но теперь прекратил существование и «Тамбов». Причина все та же: нет денег.

Наконец, крупнейший стадион ЧМ-2018, «Лужники», вовсе не имеет базового клуба. Предполагалось обеспечить его загрузку за счет матчей сборной России и других статусных поединков. В качестве зарубежного аналога «Лужников» приводят лондонский «Уэмбли»: столь же величественный «храм футбола» с имперским размахом, открытый для всех. Однако с момента окончания ЧМ-2018 на «Уэмбли» состоялось 65 матчей, а в «Лужниках» – только пять. Зато в 2020-м в футбол на главном стадионе России поиграли чиновники: в сентябре прошел мини-турнир с участием сборных правительств Москвы и Московской области, администрации президента, Госдумы и Совета Федерации.

С «Лужниками» вышел просчет, делает вывод экс-директор московского «Локомотива», член комитета по маркетингу РФС Алексей Киричек. «Не спорю, что такой стадион нужно мерить особой меркой: это национальная гордость, наш памятник. Но ведь на памятники нужно приходить и смотреть, они теряют смысл без зрителей. Виден недостаток целенаправленной работы по загрузке «Лужников», – сообщил он «Профилю».

Зрители перед началом концерта рок-группы Metallica на стадионе "Лужники"

Гавриил Григоров/ТАСС

От «Металлики» до фестивалей вязания

Впрочем, и на доступных для зрителя стадионах уровень посещаемости далек от максимального. В первые месяцы после ЧМ-2018 наблюдался всплеск интереса к футболу, и сезон РПЛ 2018/19 завершился с рекордным показателем за постсоветскую эпоху: 16 817 человек в среднем на матче. Но затем эйфория ушла. По состоянию на начало 2020 года, до пандемии, на футбол ходили: в Калининграде – около 6 тысяч человек, в Саранске – 7 тысяч, в Сочи – 11 тысяч, в Нижнем Новгороде – 15 тысяч, в Екатеринбурге – 16 тысяч, в Самаре – 17 тысяч, в Волгограде – 19 тысяч, в Ростове-на-Дону – 27 тысяч (заполняемость – 15–60%). Лишь «Газпром Арена», регулярно собиравшая на матчах более 40 тысяч человек, достигла солидных европейских показателей (в чемпионате Англии средняя посещаемость – 38 тысяч, в Германии – 44 тысячи). Впрочем, затем началась пандемия, и счетчик фактически обнулился: только весной 2021-го стадионы РПЛ разрешили заполнять на 50% и более.

Между тем во всем мире большие стадионы живут не только футболом. В самой Концепции наследия перечислен внушительный список способов «трудоустройства» арен ЧМ-2018: к примеру, рекомендуется проводить «культурно-зрелищные мероприятия в области музыкального искусства (хоровые фестивали и фестивали духовой музыки, выступления сводных детских хоров и оркестров, специальные театральные постановки, включая оперные)».

В соответствии с этим указанием в «Лужниках» в 2019 году выступили Rammstein, Metallica, Muse и Bon Jovi. По региональным аренам ездили российские звезды: «Ленинград», «Руки вверх», Светлана Лобода. Правда, даже без учета фактора пандемии такие гастроли регулярными не становятся. Во-первых, артисты стадионного формата в России наперечет. Во-вторых, на действующем футбольном стадионе проводить концерты затруднительно: портится газон, возникают конфликты с базовым арендатором – футбольным клубом.

Концерт группы "Ленинград" на стадионе "Открытие Арена"

Сергей Бобылев/ ТАСС

Также проводятся общественные форумы, причем на любой вкус. На «Волгоград Арене» прошел съезд дипломатов «Диалог на Волге». В Нижнем Новгороде организовали Международный фестиваль лоскутного шитья и вязания и «АвтоБитву» с Николаем Фоменко и Дмитрием Нагиевым. На «Мордовия Арене» состоялись киберспортивный фестиваль и телемост между Россией и Турцией для учителей истории. А «Лужники» в марте этого года заполнили для митинга в честь годовщины присоединения Крыма.

«Если сравнивать с Бразилией-2014, ЮАР-2010, Южной Кореей-2002 или Олимпиадой 2004 года в Афинах, то адаптация наследия идет в России не так уж плохо, – комментирует «Профилю» глава Международной школы спортивного менеджмента Максим Белицкий. – Однако и успехом это нельзя назвать. Были надежды на футбольный бум в стране, на то, что стадионы станут крупными центрами притяжения, но такого и близко нет. То, что должно было состояться, реализуется максимум процентов на 30».

Разгромный счет на оплату

Сколько зарабатывают стадионы ЧМ-2018? В регионах стоимость аренды различается от 1,8 млн рублей за один матч (столько платил «Тамбов» в Саранске) до 3,8 млн рублей («Рубин» на «Ак Барс Арене»). «Лужники» дороже: ЦСКА, проводивший на них матчи Лиги чемпионов, платил по 6,5 млн рублей за игру. Известно, что по итогам 2019 года «Ростов Арена» заработала порядка 80 млн рублей – менее трети суммы, которая ушла на ее обслуживание. И это сравнительно успешный стадион!..

Доигрались: почему после ЧМ-2018 российский футбол попал в системный кризис

По расчетам компании «Спорт Бизнес Консалтинг», за пять лет совокупный убыток семи региональных арен составит 8,64 млрд рублей. Для сравнения: затраты на инфекционный центр, построенный в прошлом году в Москве для борьбы с пандемией, оцениваются в 15 млрд рублей.

Однако многое зависит от структуры собственности. До конца 2019 года большинством стадионов владел федеральный застройщик – созданная Минспортом компания «Спорт-Ин». При этой модели доход стадиона эквивалентен сумме, полученной от играющего на нем клуба. К слову, клубы испытывали немалые трудности с выплатой аренды: «Ростов» был должен «Спорт-Ин» 14 млн рублей, калининградская «Балтика» – 24 млн рублей, «Мордовия» – свыше 40 млн.

Но с начала 2020 года «Спорт-Ин» ликвидирован, а стадионы перешли в собственность регионов. При этом и клубы тоже преимущественно финансируются региональными властями. Это меняет схему взаиморасчетов: расходы на арену (доля, за которую отвечают власти региона) де-факто становятся частью клубного бюджета.

Здесь уже возможны разные сценарии. Один из них продемонстрировал Саранск: региону проще содержать пустую арену, чем финансировать футбольный клуб, который бы на ней выступал. «Профессиональная команда бюджету не под силу. Нужен примерно миллиард», – признался врио главы Мордовии Артем Здунов.

Противоположный пример – Санкт-Петербург. «Зенит» получил стадион на «кормление» и начал вовсю хозяйничать: оборудовал VIP-ложи, доработал подтрибунные помещения и прилегающую территорию (сообщалось, что всего клуб инвестировал 1,5 млрд рублей). Иными словами, все зависит от инициативы на местах: стадион может стать как процветающим объектом, так и головной болью.

Новый стадион Зенит Арена

Стадион "Газпром Арена" в Санкт-Петербурге

Shutterstock / Fotodom

В этих условиях централизованный план достижения самоокупаемости в 2024 году выглядит неконкретно, считает Алексей Киричек. «У каждой арены должен быть свой бизнес-план, своя перспектива выхода на точку безубыточности. Нужно прорабатывать эти вопросы с учетом экономической специфики региона. Судьбы арен будут все больше различаться», – поясняет собеседник.

По словам Киричека, самым успешным примером стадионной экономики в России можно назвать столичную «Открытие Арену». Перед пандемией суммарная выручка на домашних матчах «Спартака» достигала 1 млрд рублей за сезон (по 50–60 млн рублей за ключевые матчи). Также примерно 200 млн рублей в год клуб получает от банка «Открытие» за продажу названия.

Эта музыка будет вечной

По мнению Максима Белицкого, сроки выхода стадионов ЧМ-2018 на самоокупаемость неизбежно будут пересмотрены. «Из-за пандемии мы потеряли полтора-два года, – утверждает эксперт. – Похоже, на этот же срок придется продлить Концепцию наследия. Возможно, после Евро-2020 россияне получат новый эмоциональный импульс для посещения стадионов. Если да, его надо использовать для хорошей перезагрузки. Но проблема еще в том, что экономику ждет долгоиграющий кризис. Люди теряют работу, переходят на удаленку во всех смыслах этого слова. По пустым витринам становится понятен масштаб кризиса, и по сравнению с ним убытки стадионов – это еще немного».

Сохранится ли федеральное финансирование стадионов после 2023 года или регионам придется справляться самостоятельно, пока неизвестно. Но один сценарий наверняка исключен. «Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы на этих площадках возникли рынки, как в Москве в середине 1990‑х», – призвал Владимир Путин.

Стоит заметить, что речь применительно к наследию ЧМ-2018 идет только об операционной безубыточности. Задача окупить само строительство стадионов (оно обошлось почти в 200 млрд рублей) вообще не стоит. Между тем, судя по мировой практике, возведение стадиона вполне может быть выгодным инвестиционным проектом. Однако проектировать его следует в составе комплексной застройки района, включающей жилую и коммерческую недвижимость разного назначения. Сама процедура подготовки к чемпионату мира, очевидно, исключала такой подход.

Если сравнивать с Бразилией, ЮАР или Грецией, то адаптация наследия спортивных форумов идет в России не так уж плохо (на фото: спорткомплекс в Рио-де-Жанейро)

Isaac Risco-Rodriguez/dpa/ Vostock photo

«Крапива победила каланхоэ»

Со временем стадионы ЧМ-2018 могут столкнуться с более серьезными проблемами, чем недостаток концертной программы. Приемка объектов происходила аккурат перед мундиалем, устранять нарушения на стройплощадке и выяснять отношения с подрядчиками было некогда. Теперь же годы идут, и на стройках ЧМ раз за разом обнаруживают новые изъяны.

Так, «Стадион Нижний Новгород» из-за ошибок в проектировании сдали с неработающей системой пожарной безопасности. Склон у «Волгоград Арены» должны были укрепить с помощью высадки растений, но вместо этого засыпали щебенкой: после ливней потоки воды смывают почву, подтопляя стадион.

Полноценного ремонта требует самарская арена. Во время оформления в региональную собственность чиновники выдвинули 1892 претензии к качеству строительных работ: текущая кровля, проблемы с отоплением, вентиляцией, дренажем поля… А в феврале этого года лопнул сварочный шов на металлоконструкции купола. Сейчас власти Самарской области пытаются обязать застройщика, ПСО «Казань», устранить более 400 недостатков. Параллельно против ПСО «Казань» возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов на сумму 1,3 млрд рублей.

Почему дорогостоящее благоустройство российских городов к ЧМ-2018 обречено на быстрое разрушение

В целом количество уголовных дел, связанных с подготовкой к ЧМ, растет с каждым годом. Первое из них было возбуждено еще до мундиаля: следователи обнаружили, что в Калининграде подрядчик присвоил около 750 млн рублей на поставке низкокачественного песка. Из последних новостей: в апреле бывшего замглавы администрации Азова Виталия Белова осудили на три года за растрату 24 млн рублей при реконструкции спорткомплекса, служившего на чемпионате тренировочной базой.

Наконец, благоустройство городской среды, выполненное на пути следования гостей мундиаля, тоже едва ли переживет испытание временем. Множество свидетельств тому можно найти в соцсетях региональных активистов. Сломанная плитка, покосившиеся лавки, позабытые временные конструкции – до боли знакомая картина!

Чаще всего критикуют пустынные малопривлекательные территории вокруг стадионов. По стандартам ЧМ большие площади требовались для разводки зрительских потоков. Однако в повседневной жизни они стадиону незачем, а перестроить их и наполнить городской жизнью пока не удалось. В итоге инфраструктура стоит невостребованной и закономерно приходит в упадок.

Свежий пример: в конце мая проректор Екатеринбургской академии современного искусства Лариса Петрова посетовала, что газоны вокруг «Екатеринбург Арены» поросли крапивой. «Сначала все было супер – газонная трава, каланхоэ, декоративные хвойные, рододендроны. В 2019-м еще все поддерживалось. А в прошлом году всё, швах. Скосили сорняки вместе с благородными растениями. Сейчас крапива, конечно, победила каланхоэ!» – сокрушалась она в Facebook. В мэрии Екатеринбурга пообещали разобраться.

Сносу – нет!

Возможно ли теоретически, что власти признают избыточность стадионов ЧМ-2018? Если да, то могут ли их снести? Ответы на эти вопросы могут проясниться в зависимости от дальнейшей судьбы московского стадиона «Локомотив». Он был построен в начале 2000-х годов и до недавних пор казался вполне современным. Но в 2017 году руководство клуба «Локомотив» задумалось о реконструкции. Мол, по сравнению с аренами ЧМ-2018, в особенности с крытой «Газпром Ареной», стало видно, что «Локомотив» уступает: за 20 лет требования зрителя к комфорту выросли, стадион нуждается в утеплении и постройке крыши.

Стадион "Локомотив"

Shutterstock/FOTODOM

Первоначально предполагалось обойтись реконструкцией, которая займет около трех лет. Затем появился альтернативный план: «Локомотив» сносят, а на его месте строят новый стадион. Это уже существенно более долгий срок, на время которого «Локомотив» будет играть в «Лужниках».

Две недели назад появились новые утечки. Якобы руководство РЖД, главного спонсора «Локомотива», рассматривает вариант полноценного переезда в «Лужники» (с арендой на 49 лет). Сплошь выгода: «Локомотив» займет главную арену страны, «Лужники» обретут базовый клуб… А «устаревший» стадион можно снести, построив вместо него «многофункциональный район со спортивной, торговой и деловой инфраструктурой».

Реакцией на эти слухи был шквал возмущения в соцсетях. Среди прочего высказывалось такое соображение: в России, где во многих городах до сих пор играют на стадионах середины XX века, было бы кощунством сносить арену, построенную в 2000 году.

Руководству клуба пришлось оперативно успокоить общественность. Правда, судя по официальным репликам, переезд в «Лужники» не отменен, а только отложен на год-два: до тех пор «Локомотив» и РЖД еще раз взвесят все варианты.

Читать полностью (время чтения 10 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
22.06.2021
21.06.2021