Наверх
18 апреля 2021

От любви до ненависти: почему Трамп ополчился на Twitter

©Jaap Arriens NurPhoto / AFP East News

На днях Twitter заблокировал запись выступления Дональда Трампа, размещенную в аккаунте его предвыборного штаба. Формально это объяснялось жалобой правообладателя одного из кадров, использованных в ролике. Однако у наблюдателей тут же возникло предположение, что этот эпизод стал частью конфликта, разгоревшегося между соцсетью и Трампом. Поводом для ссоры хозяина Белого дома и Twitter послужила маркировка, которой соцсеть пометила две  публикации главы государства.  Сразу же после этого Трамп объявил, что подписал «Указ о противодействии онлайн-цензуре». Как связаны эти события с набирающей обороты президентской гонкой?

На американской купюре самого крупного номинала – $100 – изображен не глава государства, на ней портрет Бенджамина Франклина. Среди многочисленных заслуг одного из отцов-основателей США – успешный издательский бизнес. Его газеты способствовали не только формированию американского самосознания, но и победе Штатов в борьбе за независимость. Франклин-издатель занимался политической организацией, агитацией, пропагандой, формулированием идеологии нового государства, обеспечив прессе важную роль еще на заре существования Америки.

Появившиеся в ХХ веке новые средства массовой информации заметно повлияли на взаимоотношения прессы и политиков. С одной стороны, Франклин Делано Рузвельт стал первым президентом, напрямую, поверх голов репортеров и издателей, обратившимся к согражданам. Для этого он использовал новое радио. Посвященные насущным вопросам рузвельтовские «беседы у камина» собирали у радиоприемников миллионы американцев. С другой стороны, появление телевидения показало, что политики, даже президенты, продолжают зависеть от СМИ. Многие историки полагают, что слабое выступление Никсона на первых в истории теледебатах (1960 год) стало одним из важных факторов, обеспечивших Кеннеди победу на выборах.

Синдром «дядюшки Джо»

Шли годы, и основные американские телеканалы становились все более либеральными и, соответственно, все реже отражали точку зрения республиканцев, особенно консервативных. Ситуацию должно было изменить появление в 1996 году консервативного кабельного канала Fox News. Республиканцы получили новую трибуну, однако зафиксированный в результате этого раздел информационного поля на демократический и республиканский сектора еще больше углубил социально-политический раскол.

Политическая система США устроена таким образом, что для государственного управления необходимы компромиссы. Если договориться не получается, отсутствуют механизмы преодоления разногласий. В Старом Свете президенты могут распускать парламенты, а законодатели –отправлять в отставку правительства. Выборы повторяются до тех пор, пока избиратели не сформируют дееспособные власти.

В Америке это все невозможно. Президент независим от Конгресса, Конгресс от президента. После очередной переписи границы избирательных округов для выборов в Конгресс определяются властями штатов, контролируемыми одной или другой партией. Округа они «нарезают» так, чтобы собрать в них своих избирателей, даже если те живут далеко друг от друга. В результате этого победа в подавляющем большинстве округов гарантирована одной из партий. Из 435 округов для выборов в Конгресс таких как минимум 380, результат борьбы только за примерно тридцать мандатов действительно непредсказуем. Несложно предугадать исход большинства голосований и на уровне штатов, будь то сенаторы или выборщики для коллегии президентских выборов.

Так как другая партия шансов не имеет, победитель выборов определяется на праймериз, на которых политики должны рьяно отстаивать партийные позиции. В противном случае радикальные избиратели праймериз за них просто не проголосуют. В Вашингтоне же можно продолжать озвучивать партийные лозунги, а вину за проблемы в управлении государством перекладывать на другую партию или даже ветвь власти.

Это ведет не только к параличу госуправления. Фактически пресса поделилась по партийному признаку: часть СМИ ориентирована на Республиканскую партию, другая – на Демократическую. Соответственно, консервативная пресса отражает только точку зрения, присущую республиканцам, а либеральная – демократам. Об альтернативном взгляде на ту или иную проблему речь не идет. Из-за этого читатели оказываются в «информационном пузыре», не имея представления о том, что этот альтернативный взгляд вообще есть и даже подкреплен какими-то аргументами. В итоге общество поляризуется еще сильнее, раскол углубляется. И это в обществе, провозглашающем лозунги плюрализма и терпимости!

Опросы показывают: республиканцы и демократы не хотят общаться, жить рядом и вступать в брак друг с другом. С 1958 года социологи Института Гэллапа спрашивают у американцев, как они отнесутся к тому, что их дети создадут семью со сторонниками другой партии. Во время первого такого опроса 72% сказали, что им все равно. В 2017-м таких оказалось только 45%. Если же говорить про политически активных граждан, то в 1958 году лишь 33% демократов и 25% республиканцев хотели, чтобы их дети связали свою судьбу со сторонниками партии, которую они сами поддерживают. В 2016-м эти показатели составили 60% и 63%. Социологи и маркетологи давно знают, какие торговые марки, продукты питания, виды отдыха и спорта предпочитают республиканцы, а какие – демократы.

Одним из наиболее известных показателей этого раскола на выборах стало сокращение так называемого разделения мандатов при голосовании. Десятилетиями американцы поддерживали конкретного кандидата или представляемые им позиции. В результате в одном штате мог победить, скажем, сенатор-демократ и республиканский президент, а округ конгрессмена-демократа поддержать республиканского губернатора. Сегодня такое раздельное голосование становится все более редким – сторонники демократов голосуют за всех демократов, представленных в бюллетенях, республиканцы – за республиканцев. Журналисты и редакторы освещают политику также по партийным линиям. Печатные СМИ на страницах редакционных комментариев заблаговременно сообщают, кого они поддерживают.

В 2016 году эта схема была сломана Дональдом Трампом. Он победил, несмотря на постоянную и острую критику со стороны СМИ. Трампа ругали и высмеивали главные газеты, телевизионные (ABC, CBS, NBC) и кабельные (CNN) каналы. Более того, доставалось ему и от прореспубликанских СМИ. Очень прохладно к его кандидатуре отнеслась симпатизирующая республиканцам газета Wall Street Journal, а главные республиканские журналы Weekly Standard, National Review вообще вели против Трампа полноценную кампанию. Если Fox News в целом был настроен благожелательно, то только примерно половина ведущих популярных консервативных радиопередач с многомиллионной аудиторией изначально поддержали миллиардера. И тем не менее Трамп победил, мобилизовав своих сторонников и сумев заручиться поддержкой относительно небольшой, но решившей исход борьбы группы избирателей, ранее голосовавших за демократов.

Причин у этого много, но в информационной сфере среди них, безусловно, многомиллионная армия подписчиков президента в соцсетях. О таком прямом доступе к избирателям предыдущие президенты не могли и мечтать. Даже Барак Обама пришел к успеху во многом благодаря тому, что ему явно симпатизировало большинство американских СМИ. Важно также понимать, что, став президентом, Трамп задействовал свое влияние в соцсетях в качестве инструмента власти. Любой республиканский политик понимает, что несогласие с Трампом может обернуться для него утратой доверия избирателей республиканских праймериз. Президенту достаточно обратиться к этим избирателям через Твиттер, и проблемы политику, сомневающемуся в правоте Трампа, обеспечены.

«Долой 230!»: что Трамп собирается делать с соцсетями

В значительной степени освободив себя от необходимости договариваться с партийным и медийным истеблишментом, президент оказался зависим от социальных сетей. Именно с этой точки зрения нужно рассматривать его указ, касающийся регулирования онлайн-платформ. В конце концов, Трамп оказывается зависим от администрации соцсетей, которая может даже удалить его учетные записи, не говоря уж об отдельных постах. Однако своим указом Трамп заблаговременно дал понять, что такие шаги, тем более во время предвыборной кампании, могут обернуться для них большими неприятностями.

Указ не содержит каких-либо ограничительных мер, это лишь декларация о намерениях. По сути, федеральным органам власти, включая министерство юстиции, рекомендовано в сотрудничестве с властями штатов рассмотреть новые меры регулирования, в том числе приравнивающие соцсети к традиционным СМИ. Очевидно, что даже если такие меры будут разработаны, они могут быть оспорены соцсетями в судах. Эта борьба может затянуться на годы и точно не завершится до ноябрьских выборов.

Однако любая негативная кампания, инициированная американскими госорганами, нанесет удар по имиджу соцсетей, скажется на их финансовом благополучии. Возможно, именно этим объясняется, что большинство компаний пока не отреагировали на указ президента. Только Twitter решился противостоять Трампу – его твиты стали помечаться как недостоверные или прославляющие насилие. Марк Цукерберг и вовсе отверг требования некоторых сотрудников Facebook цензурировать посты Трампа.

По всей видимости, угроза регулирования или, по крайней мере, затяжной юридической борьбы с государством подействует на онлайн-платформы. Соединенные Штаты – это не только место их базирования, но и рынок с сотнями миллионов пользователей, многие из которых остро переживают политические страсти, не оставляющие места для нейтральной позиции. Возможно, в этой ситуации для руководства компаний лучшее решение – не обращать внимания на президента, не подвергать его цензуре. Если пользователям и рекламодателям это решение не нравится, они вольны перестать пользоваться этими соцсетями. Трудно представить, что такой массовый протест действительно случится, соцсети уже давно стали неотъемлемой частью жизни большинства американцев.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
18.04.2021
17.04.2021