Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "17 мгновений зимы"

В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Иначе говоря, гость должен вести себя так, чтобы хозяин чувствовал себя как дома. Особенно это касается иностранных гостей на родине валенок и водки. Не выполняющим это правило иностранцам приходится нелегко. Прямо скажем — трудно им приходится.
Глубокой осенью и ранней весной, когда по гостиницам Краснодарского края бродят лишь сонные уборщицы, пугать их бесшабашной удалью отправляется десант московских журналистов.

Нет, официально мы, журналюги, едем к Черному морю за счет принимающей стороны, чтобы продиагностировать готовность санаторно-курортной сферы к новому сезону, а вовсе не для того, чтобы дать работу сочинским невропатологам. Но на практике все равно выходит главным образом сплошное экстремальное застолье с танцами, моржевание в соленой воде и все то же пугание гостиничных служащих громким пением в два часа ночи, просьбами выловить из бассейна нечаянно упавший туда стакан (причем с коктейлем) и выдать новые шары к бильярду, а то старые совсем куда-то потерялись. Словом, люди как могут отдыхают от тлетворного влияния столицы, ее душного смога и километровых пробок.

Так все было бы и в прошлый раз, в ноябре, когда письмо из пиар-конторы позвало два десятка работников пера в дорогу, если бы… Впрочем, все по порядку.

Сплотившуюся еще в аэропорту посредством совместного дегустирования напитка Nemiroff группу работников СМИ погрузили в хвост самолета.

— Господа, сразу по приезде — размещение в гостинице, пресс-обед с генеральным директором пансионата «Х» и осмотр медицинской базы, — грозно предупреждала сопровождающая группу девушка по имени Света и тут же с мольбой в голосе продолжала: — Пожалуйста, потерпите до вечера! — При этом она с осуждением смотрела на подозрительные фляжки, баночки и прочие емкости. — Тех, кто будет себя днем хорошо вести, вечером прошу в бассейн с морской водой и в сауну. Фуршет на бортиках. А пока продержитесь до директора, пожалуйста!

— Про-у-стите, — раздался откуда-то подозрительный голос с явно немосковским акцентом. — Как зовут директора, который будет говорить пресс-канференц?

Все повернули головы на голос. В самом близком к туалету кресле сидел высокий молодой человек приятной наружности и, как в школе, тянул вверх руку.

— Ты кто? — громко спросил телевизионщик Витя, отличавшийся в предыдущих пресс-турах особой буйностью.

— Это американский журналист Тод Кинг, — с гордостью расправив плечи, представила незнакомца Света. — Он уже год живет в России и пишет для

Через несколько минут Тод был пересажен в самое по возможности центральное кресло — так, чтобы все имели к нему доступ.

— Ну, за знакомство? — начал светскую беседу Виктор и вручил Тоду пластиковый стаканчик.

— Не, не! — решительно замотал всеми частями тела американец. — Ведь сегодня пресс-канференц! Давайте обсудим вопросы к директор! Как, кстати, его все-таки зовут?

— Да какая разница! — смеялись ему в лицо циничные российские коллеги. — Перед ним же табличку с именем поставят. А рассказывать он будет все то же: про климат Краснодарского края, целебные грязи, воды, воздух и об уникальном медицинском персонале своего предприятия.

— Вы уверены? — серьезно спросил Тод и моментально вытащил из кармана диктофон и блокнотик.

Девушки равнодушно отвернулись и принялись листать глянцевые журналы. Мужская половина группы все еще не оставляла попыток объяснить иностранцу правила поведения в пресс-туре, попутно все-таки рассказав ему пару занимательных фактов о городе Сочи. Но вскоре и она сдалась. Довольный улыбающийся Тод откинулся на спинку сиденья и начал увлеченно слушать через наушники только что сделанную на диктофон запись.

И вот наконец пресс-конференция. Как и ожидалось, директор рассказал о количестве койко-мест, перечислил весь персонал поименно и продемонстрировал графики заполняемости койко-мест. Журналисты облегченно вздохнули, приготовившись к тому, что сейчас прозвучит еще пара положенных по неписанному для таких случаев этикету ничего не значащих вопросов и ответов. А потом — ужин у бассейна с танцами на воде, прогулки вдоль ночного пляжа и — как заключительный аккорд — небольшая афтер-пати в одном из номеров. Но не тут-то было.

Когда директор уже, благожелательно улыбаясь, вставал из-за стола, поднял руку Тод Кинг.

— Moscow Times, — солидно представился он. — Скажите, пожалюйста, почему россияне так мало ездят в Сочи и так много в Турция, Испанья и Кипр? Что вы не так делаете?

Дядечка крякнул и сел от удивления. Говорил он долго, эмоционально, многозначительно намекал на нечистоплотных конкурентов из Антальи, запускающих слухи о землетрясениях, кишечных палочках и плохом сочинском сервисе.

Света с тревогой наблюдала за тем, как пишущая братия ерзает на месте, осуждающе посматривая в сторону Кинга. Наконец минут через двадцать директор замолк.

— Ну вот и чудненько, спасибо вам за беседу! — попыталась подвести итог Света.

— Момент, пожалюйста! — снова встал Тод. — Какую часть бюджета — назовите ее также в абсолютных цифрах — вы тратите на промоушн?

Теперь уже нервно заерзал и директор. С абсолютными цифрами возникла заминка — для этого пришлось звать какого-то зама, который, перед тем как появиться, долго искал где-то какие-то документы. Потом уже зам, со свежими силами, докладывал обстановку по курорту. Наконец выдохся и он.

— Спасибо, пресс-конференция окончена. До свидания, — наконец решительно вскочил директор.

— Еще один вопрос, пожалюйста! — побежал за ним по коридору Тод Кинг. — Сколько у вас останавливается иностранцев? Из каких городов приезжает больше отдыхающих? Какова средняя стоимость…

Этим вечером веселье у бассейна было особенно истерично-интенсивным. Виктор совал всем под нос на манер микрофона бутылку водки и громко верещал:

— Скажите, что выше — Альпы или Малый Кавказский хребет? А какой процент мужчин ездят в Сочи без жен?

Тод, обернутый в полотенце, в это время сидел в кресле и тщательно прислушивался к беседе. В руках у него был блокнот, в котором он быстро делал какие-то пометки, — по-видимому, записывал вопросы на будущее. Потом он непонятно откуда отловил какого-то служащего отеля и долго и подробно выяснял технологию доставки морской воды в бассейн и ее обеззараживания.

— Тод, выпей ты уже и расслабься, — на всякий случай предлагал ему Витька. — Ну или хотя бы поплавай, что ли!

— Нет, ни в коем случае, — лопотал Тод. — Расскажите лучше…

— Ну что ты все спрашиваешь, — не выдержал Витя. — Рабочий день окончен! Что ты как разведчик-то!

— Нет, я должен понять, — настойчиво твердил Тод.

Но Витька его уже не слушал, а громким шепотом делился догадкой с коллегами:

— А он ведь и правда, наверное, шпион!

На следующий день предстояло посетить Центр национальных культур в поселке Лазаревское. Здесь все наблюдали за колоритными танцами украинцев, русских, адыгов, греков и дегустировали национальные блюда и местные вина. Тод же в это время по одному отводил в сторону национальных представителей в костюмах и негромко выпытывал у них о том, какие в регионе возникают конфликты на национальной почве. Аборигены как один твердили, что они тут просто танцами занимаются, а на самом деле уже и мало помнят, кто они — украинцы или белорусы, и стремились убежать от американца назад в хоровод.

Непривычно трезвый Витька маячил за спиной у американца и тоже почему-то начал ходить с диктофоном.

— Выясняет слабые места внутренней политики для последующего разжигания межнациональной розни, — серьезно докладывал нам Витька. — Точно шпион. Вы смотрите, при нем никаких особенных разговоров! Если кто в военчастях бывал — никаких баек.

— Да ладно тебе, — захихикали все, уминая хачапури, но все-таки слегка насторожились.

— Просто у них, у американцев, принято на работе работать, — предположил Серега. — Не умеют они на работе отдыхать, вот он и парится!

— Вот именно, вот именно! — закивали все, разливая по стаканам легкое вино вместо водки. — Может быть, он вообще чисто по-человечески интересуется. Ну или чисто этнографически…

А Тод все спрашивал. На всякий случай некоторые особо жалостливые девушки подтаскивали ему тарелки с бутербродами и стаканчики с соком.

— Слушай, может, ты и правда уже отдыхать начнешь? — дружелюбно предложила иностранцу Маринка. — Хватит тебе уже информации. Информацией сыт не будешь. — Она хихикнула, а потом вообще зашлась смехом: — А то и правда за шпиона сочтут и визу не продлят!

Когда делегация наконец вернулась в Москву, выяснилось, что в привезенных пресс-релизах и брошюрах нет тех самых цифр, которые необходимы для заметок. Все необходимые данные, естественно, легко нашлись у Тода. За что ему был высказан огромный респект, и в очередной раз была сделана попытка познакомить его с состоянием алкогольной интоксикации.

И вот — на носу новая весна. В преддверии курортного сезона Краснодарский край хочет донести до широкой общественности, что он к приему отдыхающих готов. Письмо все из той же пиар-конторы опять зовет в дорогу.

— Ой, а Тод, американец этот, поедет? — не без производственного умысла интересуются девушки, укладывая чемоданы, у сопровождающей Светы.

— Тод? Ах, Тод! — мурлычет она по телефону. — Вы знаете, ему почему-то визу не продлили. И вообще, кажется, въезд, что ли, запретили, не знаю. Зато в этот раз вас ждет салон SPA, полет на вертолете и в первый день не будет никаких пресс-конференций!

— Ура! — кричат девушки и бросают в чемодан купальники.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK