Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Александр КОВАЛЬ: «Новый закон — вторая попытка оценить человеческую жизнь»"

Накануне второго чтения закона об ОПО корреспондент «Профиля» встретился с одним из его разработчиков — Александром Ковалем, депутатом Госдумы, президентом Всероссийского союза страховщиков.    — Александр Павлович, после первого чтения в законопроект было внесено много поправок. С чем это было связано?

   — Изначально мы хотели установить зависимость страховых сумм от классификации ЧП. С учетом масштаба нанесенного ущерба предлагалось установить коридор выплат от 14,8 млн. до 1,7 млрд. рублей. Но в МЧС объяснили, что классификация чрезвычайных ситуаций определяется нормативными актами правительства и постоянно меняется, поэтому привязывать к ней законы нерационально.

   Ко второму чтению мы договорились, что максимальная сумма страховки составит 6,5 млрд. рублей. Посчитав возможные объемы убытков при техногенных катастрофах, мы решили увеличить лимиты ответственности, не увеличивая при этом тариф.

   — Сколько будет стоить такая страховка? Уже известны тарифы?

   — Пока их нельзя назвать. Больше всего по этому пункту спорили представители Топливного союза, то есть владельцы бензоколонок. Они возмущались, что их заставят платить за страховку огромные суммы. По новым тарифам стоимость страховки будет ниже.

   — Не разорятся страховщики на этом законе?

   — При каком-то катастрофическом сценарии это может случиться. Вспомните теракт 11 сентября, затем ураганы в США. Убытки по этим событиям составили $230 млрд. В течение тех 4—5 лет ведущие западные компании заканчивали год с отрицательным балансом.

   Кстати, ко второму чтению в законопроекте были четко определены суммы страховых возмещений. В случае смерти — 600 тыс. рублей родственникам единовременно. В случае причинения вреда здоровью — до 600 тыс. рублей на лечение. При повреждении имущества — до 360 тыс. рублей. За нарушение условий жизнедеятельности (сюда входят траты на переезд, приобретение вещей первой необходимости) — до 200 тыс. рублей на каждого пострадавшего.

   — Почему до сих пор объем выплат по ответственности перед третьими лицами был настолько мал? Мне рассказывали об аварии на Дальнем Востоке, когда произошел взрыв в системе газоснабжения и из-за этого погибли люди. На всех пострадавших было выделено около 1 млн. рублей.

   — Понятно, что вроде бы законы существуют и МЧС с Ростехнадзором постоянно проверяют предприятия, где произошли аварии, но о выплатах действительно никто не слышал. Страховщики якобы страховали, не якобы получали страховые премии, но когда что-то происходило, никто ничего не платил. А если и платил, то такие суммы, которые иначе как насмешкой над людьми не назовешь! Мы можем вспомнить массу катастроф — например, в Челябинской области (радиоактивный выброс на химкомбинате «Маяк» в 1957 году, из-за которого люди до сих пор умирают от рака). Если бы закон тогда действовал, людям выплатили бы хоть какие-то компенсации.

   — Если взять ту катастрофу в Челябинске, то можно ли считать адекватным возмещение в сумме до 600 тыс. рублей?

   — Конечно, нет, но надо начать хотя бы с этого. Промышленники платить не хотят. Если мы обратимся к законам «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и «О безопасности гидротехнических сооружений», то увидим, что есть два механизма защиты — страхование или создание финансового резерва на случай ЧП, при котором предприятие оценивает последствия возможной катастрофы и аккумулирует на своем счету средства. Но вы мне скажите, кто-нибудь держит на счету такие деньги?

   Вообще, новый закон — вторая попытка оценить человеческую жизнь, как бы цинично это ни звучало. Понятно, что по зарубежным меркам до 600 тыс. рублей за жизнь и здоровье, конечно, небольшая сумма. Но по нашим — уже достаточно осязаемая.

   — Как вы считаете, какой будет реакция на принятие этого закона?

   — Если говорить о населении крупных промышленных центров, то, конечно, реакция будет положительной. Таких людей очень много — опасных объектов у нас около 230 тыс., и, по данным МЧС, 85 млн. людей живут в опасных зонах. Даже наши оппоненты (в основном это Торгово-промышленная палата) говорят, что закон нужен, единственный вопрос — это адекватный тариф. Любому бизнесмену хочется знать, сколько придется платить за страховой полис. По тексту нашего закона и страховщик, и орган исполнительной власти, на территории которого находится опасный объект, будут обязаны сообщить местным гражданам, что ответственность предприятия застрахована в такой-то страховой компании.

   — Есть какие-то прогнозы по поводу объема премий по этому виду страхования после принятия закона?

   — Это самый коварный вопрос. То, что мы оценивали в финансово-экономическом обосновании, конечно, прогнозы, и только. Мы взяли некий возможный тариф и попытались рассчитать эту сумму. У нас получилось в районе 25 млрд. рублей. Сейчас, ко второму чтению, мы попытаемся провести новую оценку. Не думаю, что она сильно изменится.

   — А много ли компаний сегодня реально оценивают возможный ущерб от своей деятельности и добровольно страхуют свою ответственность на большие суммы?

   — Наверно, владельцы опасных предприятий сегодня еще не настолько социально ответственны, чтобы покупать такие полисы. В тех отзывах, которые мы получали на законопроект, ни одно подобное предприятие не было названо!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK